Карась жует резину

Может ли домашняя скотина проявить агрессию? Спросите у тех, чье тело хранит следы коровьих рогов, конских копыт и свиных зубов – ответ очевиден. Но при этом вы все еще полагаете, что карась не клюет на джиг? Думаете, случайность? Сколько, по-вашему, нужно поймать карасей, чтоб это считать не случайностью? Сотни две-три хватит, наверное. Карась клюет на джиг, иногда – часто и жадно, но при этом он все равно остается карасем...


Уже в момент поклевки, понимаешь – что-то не то. Что-то необычное «трясется» на другом конце лески. Я не случайно написал «трясется». Точно так же, когда тащишь его поплавочной удочкой – карась барахтается на поверхности воды – так же и в джиге, карась барахтается под водой. Но настоящая джиговая снасть, не в пример поплавочной, гораздо мощнее, и, побарахтавшись немножко, карась ближе к берегу повисает как сопля, если, конечно, не давать ему слабины.

А можно и слабину дать – ведь все равно ничего трагичного не произойдет. Двойник изо рта карася едва ли вывалится, даже если снаружи зацепится. Леску карась при всем желании не оборвет, это ж джиг-спиннинг, а не фидер какой-нибудь. Но даже если сойдет – не велика потеря, карась – добыча для джиг-спиннингиста не слишком почетная. Исключительно ради изучения мира рыб разбирают карасей по косточкам пытливые джиг-спиннингисты.

Главное правило, карась на джиг в пруду не ловится, а ловится только в реках, протоках, ериках – там, где есть течение. Допускаю, что ежели изловчиться, карася и в пруду можно поймать. Но то уже будет не джиг в привычном понимании, а какой-нибудь бредовый ультралайт. Джиговая снасть – та, в которой не надо ничего менять, ей же можно и сома ловить, и щуку, и карася.

Речного карася называют гибридом, душманом, но как бы его не называли, это не меняет сути – карась он и есть карась. Если положить рядом подмосковного карася и ахтубинского гибрида, никаких отличий между ними не будет. Ни единого отличия. Почему-то считается, что речной карась сильнее своего прудового собрата. Если принять это на веру, можно предположить, что прудовой карась – вялая, едва живая рыбка, потому как речной – одна из самых слабых по сопротивлению на вываживании рыб. Не интересно ловить карася на джиг. Я так упираю на вываживание, потому как люблю побороться с крупной рыбой. Для этого мне не надо брать в руки бредовый ультралайт, ультралайтом адреналин не обманешь. Хочу такого вываживания, чтобы бицепс болел после неделю, чтоб на вываживание драйв был, чтоб колотило с головы до ног.

Что можно взять ценного от карася – это поклевка. Поклевка чрезвычайно неординарная. Бывает она и обычной – мягким стуком, но это не основная. Карась очень часто хватает падающую после заброса приманку с лету. Для того чтобы понять, почему это так, следует представлять себе те места на реке, где это происходит регулярно. Подробно расписывать каждое место тоже нет смысла, большинство их однотипные и, главное – это не те места, где карася ловят фидером или полудонкой, в этих местах карась на джиг не берет. Обратите внимание, где ловят карася на реке: заводи за упавшими в воду деревьями, где течение медленное, в канавах на неровном дне – карась укрывается в них все от того же течения. Не важно, каков характер дна: исключая каменистое, дно может быть песчаным, илистым, глиняным. А еще лучше, если оно в меру захламлено всяким естественным мусором в виде веток, ошметков травы.

Я несколько карасей на Москва-реке поймал в таком месте, которое на первый взгляд не попадает в категорию вышеперечисленных. Карась клевал перед резким подъемом из глубины на жесткую бровку – это Тимонинская яма, выход из нее. Просто в этом месте перед бровкой течения нет, длинный коридор вдоль бровки без течения – вот это для карася очень важно. И хорошо, что бровка находится на значительном расстоянии от берега. Осуществляя проводку в таком месте, можно добиться того, чтоб джиг планировал как можно более вертикально, но медленно. Сделать проводку вертикальной с медленным падением приманки можно одним способом – после заброса надо положить на воду только последнюю треть лески. Два оборота делать быстро, помогая резко протягивать спиннингом, и с верхней точки сбрасывать тоже резко, проследив, чтобы лески на воде лежало по-прежнему не более трети. Осуществить такую проводку под берегом практически невозможно, поэтому береговые карасевые места остаются за поплавочниками, остальные – за джигом.

Какая-нибудь чудесная коряжка посредине реки, которую тоже очень уважают караси, бывает зачастую недоступной из-за своей недобрасываемости. Поэтому дальность заброса, что бы о ней не говорили, она не просто нужна – она необходима. Под плотинами завсегда бывает обратное течение. То оно возникает справа от плотины, то слева. Иногда, и отнюдь не редко, мы на полном выбросе попадаем в зону стоячей воды. На абсолютно ровном дне карась, даже на слабом течении, не живет, но если нащупать какие-то бровочки, складочки на дне и если это еще к тому же апрель-май месяцы, в которые карась по определению активен – вот в этом случае шансы поймать карася очень высокие.

Карась в первую очередь атакует только что падающую после заброса приманку, благодаря ее более вертикальному падению (если вы, конечно, леску на воду не положите). Поэтому я забрасываю точно в то место, где стоит карась, даю леске немного зависнуть и первые два-три цикла проводки стараюсь сохранить «вертикальную составляющую». Если попасть прямиком в самую гущу карасей – они клюют. Карась – стайный хищник, это немного облегчает нашу задачу. По крайней мере, его легче нащупать из-за его стайности. Веду приманку, чувствую – стая карасей, и следующий заброс следует им прямо на голову – работает эта фишка отлично. Караси перемещаются в условно замкнутом пространстве – очень ограниченном, так что быстро можно прочувствовать, в какие точки он раз за разом выходит, и обнаруживать его почти мгновенно.

Приведу один пример, когда я ловил карасей с лодки одного за другим. Парашкина протока на Нижней Волге в первых числах апреля. Коряжник, вернее – целое дерево, лежащее под водой, течение несильное, а за деревом оно практически отсутствует. Рядом, на «лысых» бровках, клюет судак, берш. Со стороны коряг и в непосредственной от них близости – щука. Вокруг этого затопленного дерева ходят стаи леща и густеры, а карась – он исключительно за деревом, в самой тишинке, стоит плотной стаей, другую рыбу не пускает и с удовольствием хватает падающие ему на голову твистеры. Если б это был лещ, то он не долго бы терпел подобного рода бомбардировку и наверняка бы разбежался, а карась – нет, клевал в этом месте дня три, пока у нас было настроение его ловить.

Что касается некоторых деталей клева: несмотря на малый рот, у каждого второго пойманного карася хотя бы один из крючков двойника цепляет его изнутри. Изредка в рот карасю проваливаются оба крючка, а в остальных случаях крючки зацепляются снаружи, за «мягкие ткани головы». Карась – определенно рыба «одного решительного броска», твистер никогда не преследует. Относительно редко бывают по две-три поклевки на одной проводке – как правило, все-таки одна. Из-за отсутствия зубов поклевка карася всегда мягкая: если судак, хватая падающую после заброса приманку, бьет ее звонко, и становится понятно, что это судак, то вот с карасем как раз не понятно – что это?

...Половив карася на Парашкиной протоке, мы ловили его и на Ахтубе. Яма ниже «Успеха» – рыбаков и троллингистов еще нет («Успех» построят много позже). В яме целые залежи карася – такие его «косяки» встречаются очень редко, все-таки это не чехонь. И хотя в яму набились миллиарды карасей, в яме карась не клюнул ни разу, а вот на песчаных бровках напротив ямы – там, где глубина была всего 4-6 метров – стайки карасей бродили по приямкам и клевали с завидным постоянством. Это был исключительный в своем роде случай – из двух десятков пойманных рыб десяток были судаки, десяток – караси.

В похожей ситуации несколько лет спустя я встретил карасей и судаков, поделивших одни и те же бровки. Карасей, правда, во втором случае было гораздо меньше, и было очевидно, что они предпочитают держаться подальше от прямого течения, уступая его судакам.

Самый запомнившийся мне случай с карасем произошел в Чулково на Москва-реке. Была весна, я накачал лодку и выплыл с эхолотом исследовать хорошо известный московским спиннингистам карьер – очень сильное расширение реки, где течение слабое. Проходя свал с 2,5 до 4,5 метров, вижу на экране эхолота на верхнем урезе двух рыб. По эхолоту символы мелкие – думал, что это окунь. Понятно, что окунь не рыба, но я как-то расстроился, что окунь на такой шикарной бровке стоит безнаказанно, и решил его убить. Заякорился внизу, забросил на 2,5, но как-то изначально неудачным мне показалось направление проводки – так обычно не ловят, забрасывают либо поперек течения, либо под разными углами вниз, а у меня выходило, что я забросил по течению вверх. Тем не менее, рыба клюнула, я себя мысленно похвалил за то, что я ее таким точечным ударом снял, но это оказался не окунь, а карась. Я потом еще несколько раз обращал внимание на то, что карася направление моей проводки никогда не волновало, в отличие от той же щуки. Один мой товарищ предположил на этот счет, что карась круглый и короткий, ему нетрудно развернуться на месте, а вот щука – длинная, с большой инерцией.

По поводу географии ловли карася отмечу главное: она имеет очевидный крен в южном направлении. Естественно, больше шансов поймать карася там, где его популяция исторически сложилась и никакие силы не способны его истребить. В Московской области карася более всего в Москва-реке, потому что она самая грязная, а значит, и самая кормная река. На Оке выше Коломны карась вообще практически не встречается, но это уже не связано с чистотой воды и кормовой базой, просто Ока на этом участке не зарегулированная река с быстрым течением, а Москва-река зарегулирована, течение в Москва-реке слабое.

Есть два фактора – медленное течение и обилие корма, более карася ничего не интересует. Попадая на конкретное место, ранее вам незнакомое, нетрудно предположить, что в некоем расширении реки или большом заливе, рядом с промышленными стоками больших городов карась должен быть. На зарегулированных реках весной под плотинами – обязательно.

Про южные регионы и говорить нечего: там в каждой реке карася навалом, и если пытаться ловить исключительно карася, то логичнее было бы присоединиться к доночникам. Карась для джиг-спиннингиста – прилов попутный. Вспоминаю Волгоградскую плотину, под которой довелось ловить несколько лет назад в начале мая. Весь город ловит карася на донки, и только десяток джиг-спиннингистов из Волгограда, Волжского и Москвы ловят карася на джиг, и то не специально – просто судак клюет. Уловы спиннингистов во многие разы превосходят в итоге уловы доночников, но карасей в этом улове процентов пять, не более. На Нижней Волге и Дону поимка карася на джиг давно уже не считается исключением из правил, но и конкретных правил или хотя бы традиций в ловле карася джигом нет, потому что карась – это всего лишь карась.

Много лет мне попадаются караси, но ни одного более двух килограмм весом среди них не было. Доводилось часто слышать легенды о четырех-пятикилограммовых карасях, но, видимо, это все-таки большая редкость.


Пару слов о приманках. Груза от 25 до 35 граммов. Твистеры – 2 и 3 дюйма, предпочтение двухдюймовым.


Максим ЕКИН 3 августа 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑