С подсадной на востоке Подмосковья

Oхота с подсадной уткой – самая любимая для меня. Последние пять-шесть лет у меня были разные подсадные, в основном брал их на охотбазе у егеря. Но времена меняются, и надеяться, что на охотбазе будет хорошая подсадная (если вообще будет), стало рискованно. Не стоит вести речь и о том, что залоговая цена за подсадную равна цене немаленького поросенка. Рынок есть рынок. Утку год кормить надо, ведь не зря же говорят «прожорливый, как утка». А если она убежит или от чего помрет? И такое бывает. В общем, решил я, чтобы не сомневаться, заиметь в этом году свою подсадную.

Скажу сразу – я сторонник только правильной охоты и своих друзей стараюсь убедить охотиться только правильно. В этом году убедил своего соседа по гаражу тоже купить подсадную и испытать всю прелесть этой охоты.

Покупать уток решили на птичьем рынке. Первая поездка на рынок за две недели до охоты ничего не дала. Утки были только у одного продавца, выглядели запущенными, не выкупанными. Нам они не понравились. Поехали на другой день. Выбор был лучше, но все утки были опять же у одного продавца. В одной клетке сидело штук восемь уток, в другой, небольшой, два селезня. Утки по оперению и размерам напоминали больших, и даже очень больших, крякв. Вот они нам сразу понравились. Подсадные были уже с нагавками.

Начали выбирать. Собственно, отвечал за выбор уток я, так как сосед Анатолий в них совершенно не разбирался – с подсадными он раньше не охотился. Из тех уток, что были в наличии, выбрали двух, как нам показалось, самых «разговорчивых». Это были довольно крупные утки с блестящим гладким оперением, постоянно покрякивающие среди своих сородичей. По цвету клюва и лапам было заметно, что они немного одомашнены. Отнесли уток в сторону метров на десять. Услышав крик своих подружек, они тут же отреагировали кряканьем. Что нам не понравилось, так это слегка отвисшее брюшко как у одной, так и у другой утки.

– Слушай, друг, а они у тебя не с яйцами? – спросили мы у продавца.

– Да что вы, – возразил он, – они весь март отдельно от селезня сидят.

Открыв клювы уток, убедились, что у них посреди надклювья находится один большой и три маленьких «зубца голоса». Это хорошо. И хотя не все показатели качества уток сработали, мы, руководствуясь статьей Сергея Фокина «Как выбрать хорошую подсадную» («Российская охотничья газета» № 16 от 16.04.1997), решили, что лучше нам уже не найти. Ну а внутренний голос мне подсказывал – это хорошие подсадные, с чистым голосом, опрятные, ухоженные. А то, что крупные, так этой весной погода не очень-то теплом балует, утки будут меньше мерзнуть, да и на волне им будет полегче.

Вернувшись домой, я определил подсадную на балкон в коробку из-под пылесоса, а через два часа меня ждал первый сюрприз – яйцо, которое она снесла. Позвонил Анатолию – у него тоже утка снесла яйцо. Но это было только начало. На другой день появилось второе яйцо. Разбудив всех рано утром, утка выдала «осадку» прямо на балконе, сидя в коробке, чем несказанно обрадовала меня. Утка «заработала»!

Надо отдать должное моей семье – к появлению утки отнеслись с пониманием, хотя содержать утку в течение двух недель в квартире очень непросто. Во-первых, надо несколько раз в день менять подстилку – старые газеты. Два раза в день я купал ее в ванной. Наливал полванны одной холодной воды, чтобы привыкала и в условиях охоты не переохладилась. Исключением стали четыре дня, когда утка уколола лапу скрепкой от нагавки, и нагавку на эти дни пришлось снять.

За неделю до охоты переселил утку в ее домик – переносной ящик на ремне с откидной крышкой и отверстиями для вентиляции. Ящик-домик удобный: и покормить утку можно прямо в нем, и сидеть на нем во время охоты тоже удобно, и утка привыкает заранее.

Для кормления утки был куплен ячмень (чтобы не жирела), а также использовались корочки хлеба, мойва, скорлупа от куриных яиц, и очень ей нравилась капуста.

Перед отъездом на охоту, после двухнедельного молчания утка снесла третье яйцо, а по приезде на охоту – четвертое. У соседа Анатолия утка тоже снесла четыре яйца. Тем не менее, забегая вперед, скажу, что утки работали хорошо, даже можно сказать прекрасно.

Вызарить уток нам не удалось, и на охоту мы выехали за два дня до открытия. Девятнадцатого апреля мы приехали в один из восточных районов Подмосковья. Погода стояла дождливая, холодная. Надо было выбрать время построить шалаши для охоты, вызарить уток, обустроить лагерь. Сразу по приезде мы высадили уток для купания и кормежки у канала и увидели наших красавиц за работой – прятавшиеся в зарослях селезни, призываемые кряканьем подсадных, закружили над нашим лагерем.

Двадцатого апреля подъехали наши друзья Василий и Сергей. У Василия утка до охоты находилась «на воспитании» в частном «курятнике», а у Сергея – в «Клубе любителей охоты с подсадными утками и манными птицами». Обе утки, очутившись в воде, сразу превратились в мокрых куриц – их пришлось срочно отжимать и сушить под машинами. Надо сказать, что подсадная Василия, выбранная мною в прошлом году на птичьем рынке, в том году работала великолепно, а в этом году пришла в себя только на восьмой день охоты, когда и заработала от души. За этой уткой пришлось ухаживать, как за малым ребенком, подкармливая зеленой ряской, рыбой, морковью, следить чтобы не закупалась. В отличие от утки Василия, утка Сергея трещала осадками, как пулемет, и с первого дня работала прекрасно, хотя и была вся мокрая, да и размером она была чуть больше чирка. У нее один был недостаток – она не работала дальше трех-четырех метров от хозяина. Тем не менее, Сергей взял с ней четырех кряковых селезней.

Угодья находились на залитых высокой в этом году водой торфяных полях и карьерах. Для сооружения шалашей мы использовали маскировочную сеть 6х3 и прошлогоднюю траву. Росшие местами на полях пяти-восьми метровые сосенки рука не поднялась тронуть. Построили шалаши. Три штуки, друг от друга в стапятидесяти метрах и, как позже оказалось, слишком близко друг от друга. Утки работали безотказно, но разлив перед шалашом Анатолия привлекал их больше.

В первое утро открытия Анатолий взял крякового селезня и селезня чирка-трескунка. Нам с Василием не повезло – селезни предпочитали садиться у нас за спиной в канавы. А Сергей уплыл на большую воду – огромный разлив между озером и лесом, но укрыть лодку хорошо не смог, и результат был у него другой – два красноголовика-селезня, которые подсели к чучелам-уткам.

Погода в последующие дни была очень плохой, с дождем, снегом и замерзшей водой на разливах. Еще больше поднялся уровень воды на полях, и к своим шалашам без лодок нам было не пробраться.

В одно дождливое утро я позвал Анатолия посидеть с утками недалеко от стоянки, где мы расположились. Отошли метров на 150. Анатолий сел под зонтиком, я – в плаще метрах в 70 от него. Утки, не обращая внимания на дождь, сразу заработали осадками. Метрах в 20 от меня за кустик осоки, торчащий из воды, сел селезень. Стрелять в него я не смог – не видел. В этот момент сзади на высоте 30–35 метров налетело шесть гусей. Я, конечно, вскочил, но с «пятеркой» брать гуся бесполезно. Ну а селезень тем временем улетел. Буквально через пять минут метрах в 80 сел второй селезень и поплыл по затопленным каряжникам и траве прямо к нам. Работают сразу две утки, поэтому селезень плывет зигзагами, не зная, к какой же лучше пристать. Анатолий не выдержал и метров с 50 выпустил в него весь магазин пятизарядки, от «пятерки» до «нулевки».

А теперь о главном для меня – как работала моя утка. Она оказалась опытной уткой-передержкой, немного с хитринкой. Зря не крякала. Когда я ее высаживал, она сразу начинала покрякивать, а убедившись, что селезня рядом нет, начинала купаться, кормиться, прихорашиваться, продолжая посматривать по сторонам. А что зря крякать, если никого нет. Но если невдалеке слышала работающую утку, дикую или уток моих товарищей, то поддерживала их осадками. Затем прекращала работу и ждала, когда работающая утка замолчит. Стоило замолчать другой утке, моя вновь провоцировала ее на работу, а сама кормилась или прихорашивалась. Однако стоило появиться где-то селезню, которого она чувствовала каким-то особым чутьем, утку невозможно было остановить – она работала безотказно, пока не «сажала» селезня, после чего с селезнем у нее начинались «переговоры» негромким покрякиванием. Если появлялся второй селезень, то она сажала и второго, и третьего.

В сумерках, на вечерней и утренней заре, после высаживания утка сразу начинала настойчиво звать селезня, не обращая внимания ни на темноту, ни на какие другие посторонние звуки. В результате, «по-темному» к утке дважды приходили по два селезня, но стрелять по ним я не стал из-за боязни попасть в утку, да и жалко мне их было, подошедших прямо под ноги.

Вначале утка боялась луней, которых было очень много, и сразу пряталась. Но когда увидела, что я сразу встаю в шалаше, то после, заметив опасность, стала просто садиться. Повернет голову в мою сторону, как бы предупреждая, что ей грозит беда, и ждет.

Убедившись, что утка не боится ни темноты, ни луней (если я рядом, а где же еще?), а в сумерках работает вообще не переставая, я решил испытать ее на огромном разливе в затопленных карьерах. Поплыли с Сергеем и высадили уток метрах в 70 друг от друга. Вокруг стоял невообразимый шум от носившихся туда-сюда чаек. Отплыли к камышам, посадили чучела. Утки работали хорошо, не обращая внимания ни на то, что мы отплыли порядочно от них, ни на крики чаек, которые заглушали все вокруг. Услышав их призывный голос, крякаши слетались один за одним. Мы не маскировались – с резиновой лодкой в камыши не залезешь, а затопленные деревья стоят без листвы. И так как у нас был уговор влет не стрелять, то ни одного крякового селезня мы не взяли. Тем не менее к нашим чучелам подсели селезни-красноголовики, и по одному трофею мы все же отстреляли.

Уезжали мы двадцать восьмого апреля – за два дня до окончания охоты. Погода начала восстанавливаться. Потеплело. Напоследок наши утки разомлели и снесли еще по яйцу.

Мы с Сергеем решили устроить «прощальный концерт» подсадных. Отплыли на лодках метров 300 от лагеря, посадили подсадных недалеко друг от друга и начали считать взлетавших селезней, которые все эти дни прятались в камышах вокруг нашего лагеря. Со стороны лагеря за этим действом наблюдали наши друзья. Мы насчитали больше двух десятков зеленоголовых красавцев, которые летали и поодиночке, и парами, и группами по пять-шесть штук.

Пусть живут до осенней охоты, а там уж как кому повезет. В этом году, как и в прошлом, селезней было много, но так же, как и в прошлом, нам не повезло с погодой. А мы увезли по одному трофейному селезню на каждого (Сергей поделился), да ту радость, которую получили от общения с природой, от хорошей работы наших подсадных, от налаживающейся погоды, от того, что весна, что пока есть еще на свете счастливая пора – русская весенняя охота с подсадной.

Подсадных мы передали «на воспитание» местным молодым охотникам, с которыми познакомились тут же на охоте – «правильным» охотникам.

Несколько слов скажу об электроманках. Два дня рядом с нами охотились двое молодых охотников с электроманком. На разливе они высадили чучела уток, загнали лодку на плавучий остров, не маскировались. Результат охоты – сожгли 150 патронов (с их слов), не сбили ни одной утки, хотя на них и налетали небольшие стайки свиязей и красноголовиков. Они оправдывались, что 5 лет на охоте не были. Мы посоветовали им электроманок выбросить, так как «голос» его совершенно не похож на голос подсадной, а лучше взять да и купить одну подсадную утку на двоих. Лучше отдать 500–700 рублей за подсадную утку, чем 3000 рублей за прибор, с которым, во-первых, охота вообще запрещена, а во-вторых, на который селезни не реагируют.

О себе: охотой увлекаюсь с 15 лет. «Российскую охотничью газету» читаю с первого выпуска 1994 года (тогда она называлась «Московская охотничья газета»). Каждя среда – праздник, покупка нового номера газеты. Храню почти все номера. Часто перечитываю особенно понравившиеся. Сейчас у меня подрастают внуки, думаю, что и им пригодятся подшивки моей любимой газеты.

О сроках весенней охоты: мое мнение – охоту надо открывать не на 10, а на 20 дней. А на селезня с подсадной уткой – в то время, когда утка садится на гнездо. Надо как-то учитывать интересы всех охотников – и с подсадной уткой, и на вальдшнепа, и на гуся из укрытия.


С уважением ко всем охотникам и читателям      «Российской охотничьей газеты»,      Геннадий МАКАРОВ, охотник-любитель, 53 года, г. Москва 22 июня 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".


Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований








наверх ↑