Почему все это происходит?

Mногие знают, что охотой признается выслеживание с целью добычи, преследование и сама добыча диких зверей и птиц, находящихся в состоянии естественной свободы.

Когда-то очень давно, в эпоху первобытных людей, все они, без исключения, занимались этим видом деятельности.

Человек в первый раз взял в руку камень или палку и кинул в дикую птицу или дикого зверя этим орудием, он начал охотиться. Для того чтобы прокормить себя. Хождение по лесу, выслеживание зверей, их добыча – это в первую очередь работа. Из этого можно сделать вывод. Самая древнейшая работа на земле – ОХОТА. А чтобы грамотно выполнять такую работу, людям необходимо было разбираться в охоте.

Правильно копать ловчие ямы не просто где придется, а там, где звериные тропы. Обтачивать найденные камни, чтобы дальше и прицельнее кинуть. Заострять палки, чтобы смертельно поразить зверя и не мучить его и чтобы зверь не убил охотника. Лучшие охотники из древних людей, умеющие первыми добыть зверя или организовать его добычу, а поэтому самые уважаемые в роду, и являлись первыми специалистами от охоты – т.е. охотоведами. А самой древнейшей профессией и является – охотоведение. Думаю, многие согласятся со мной в этом. Охотоведение древнее, чем журналистика, и древнее, чем еще одна из профессий. Человек вкусно поел, и только потом мужская половина человечества обратила внимание на женскую и наоборот. На пустой желудок писать статьи или заниматься любовью вряд ли кто захочет. Хотя, как говорится, на вкус и цвет советников нет.

А когда нас, людей, тянет побродить с охотничьим ружьем по лесу, посидеть с удочкой на берегу реки или у костра, походить с корзиной в поисках грибов, вот это и есть ген древнейших людей, наших предков, который «кипит» внутри каждого из нас.

Человечеству свойственно развивать общество, в котором оно живет. И люди со временем начали уделять внимание охране природы, которая их окружала. И не просто охране, но и воспроизводству всех природных комплексов, а также их рациональному использованию.

В России охотничье хозяйство всегда являлось одной из отраслей природопользования. Давало народному хозяйству пушнину, дичь, мясо диких копытных животных, лекарственное и техническое сырье и другую ценную биологическую продукцию.

В отдаленных малонаселенных районах Сибири и Дальнего Востока охотничий промысел обеспечивал высокий уровень экономики хозяйств и жизни местного населения, особенно малых народностей, населяющих cеверные территории России, давая им возможность заниматься исконными промыслами.

Большое значение для России имеет спортивная охота как средство удовлетворения потребности миллионов жителей в активном и здоровом отдыхе. И не только охотников и членов их семей, проживающих на территории России, но и граждан других стран, ежегодно посещающих охотничьи хозяйства европейской части, Сибири и Дальнего Востока, что способствует развитию туризма в России.

В cоветские времена охотничье хозяйство Российской Федерации велось на территории почти в 1,6 млн га, а это огромные территории лесной, тундровой, лесостепной, степной, полупустынной зон и обширных водных угодий. И всегда охотничье хозяйство России успешно развивалось только как самостоятельная отрасль природопользования. Я еще раз хочу подчеркнуть, только как самостоятельная. А с другими сферами хозяйствования (сельским, лесным и т.д.) охотничье хозяйство должно укреплять межотраслевые взаимоотношения и связи для создания наиболее благоприятных условий развития каждой из этих отраслей, оптимизации природных ресурсов и их расширенному воспроизводству.

Руководящим органом в охотничьем хозяйстве было Главное управление охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР (Главохота РСФСР). Постановлением Совета Министров на Главохоту РСФСР было возложено руководство охотничьим хозяйством и охотничьим спортом в России. Осуществление контроля за проведением охотхозяйственных мероприятий государственными, кооперативными и общественными организациями, развитие научно-технического прогресса в области охраны и рационального использования ресурсов государственного охотничьего фонда.

Тогда в России существовало: 103 госпромхоза Главохоты РСФСР; 119 коопзверпромхозов Роспотребсоюза; 214 совхозов Крайнего Севера Госагропрома РСФСР; 95 промхозов других ведомств. Это были промысловые хозяйства.

Спортсмены-охотники имели: 4231 хозяйство Росохотрыболовсоюза; 201 хозяйство Военно-охотничьего общества; 46 охотхозяйств общества «Динамо»; 243 охотхозяйства Главохоты РСФСР; 23 охотхозяйства Минлесхоза РСФСР; 87 охотхозяйств прочих ведомств.

Всего в РСФСР имелось природоохранных территорий: 60 государственных заповедников; 53 республиканских заказника; 1032 заказника местного значения.

Это данные времен Главохоты РСФСР.

Кроме всего перечисленного, была организована и работала служба Госохотучета, которая ежегодно давала рекомендации по добыче различных видов охотничьих животных на территории России. Работали две проектно-изыскательские экспедиции. Структурной частью системы Главохоты РСФСР являлась служба госохотнадзора, осуществляющая охрану животного мира и борьбу с браконьерством. Было подразделение «Зоообъединение», которое осуществляло свою производственную деятельность на территории России и десяти других республик. Три высших учебных заведения и несколько технических готовили для нужд охотничьего хозяйства специалистов, биологов-охотоведов.

Все это было!

И где это все сейчас?

На этот вопрос, мне кажется, современные руководители охотничьего хозяйства ответят так:

– Как же, многое осталось и работает.

То, что осталось, жалкие крохи по сравнению с тем, что было. И не работает, а существует!

А что принесла в охотничье хозяйство последняя «революция»? Берем журнал «Сафари» и читаем интервью с руководителем Охотдепартамента, теперь бывшим руководителем бывшего департамента:

– Административная реформа в целом – это не слишком заметная со стороны, но на самом деле настоящая революция.

А вот и некоторые выдержки из беседы:

– Хозяйственную охотничью деятельность теперь ведет соответствующее агентство. А кто догадывается, что руководство в области охоты в указанном агентстве ведет один специалист-охотовед? И много ли он наработает? И до 1 июня сего года ликвидировали все охотуправления в регионах.

Дальше:

– Совершенствованием законодательной базы, касающейся непосредственно охоты, охотничьего хозяйства страны, будет заниматься законодательно-нормативная служба Министерства сельского хозяйства.

Звучит громко! Это еще два человека, и дай Бог, чтобы они могли в лесу отличить лося от кабана.

А вот приказ об утверждении лимитов и норм добычи медведей в весенний период в этом году служба министерства так и не «родила». Из-за чего охота открыта не была, за исключением некоторых регионов России, где руководители, не испугавшись, решили эту проблему самостоятельно. А что охота не открылась, всем на это наплевать, я имею в виду тех людей, от кого это открытие зависит. Министерству сельского хозяйства, в первую очередь. Наплевать на то, что Магаданские авиалинии потерпели убытки, что люди остались в регионах без заработной платы, а им и их семьям нужно кормиться, что охотничий туристический бизнес приказывает долго жить в России. Какой дурак захочет поехать в страну на охоту, где она не открывается и не закрывается, и все это происходит одновременно. Спросить будет не с кого. Не мы же плохие, просто у нас страна такая. Вот и весь их ответ.

Что же еще нам принесла охотничья революция?

Современные руководители охотничьего хозяйства и тут готовы ответить:

– Охрану охотничьих угодий охотпользователи могут осуществлять только как сторожа.

Это как?

– Ходить по хозяйству и кричать: в нашем охотничьем хозяйстве все спокойно.

А это как?

– Не может же каждый желающий задерживать и обыскивать, кого ему заблагорассудится.

Согласен, все это должны осуществлять органы госохотнадзора. Только где эти органы? В настоящее время все уволены.

– Будут сокращения в районных отделах госохотнадзора.

Так там и так один начальник, а в отделе у него никого. Пусто!

Сократи его, что останется?

Правильно. Дырка от бублика. Ноль! А тех, кого не сократят, смогут перейти в ряды новой Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору, если, конечно, захотят. В некоторых областях, например, не захотели. Они станут заполнять анкету, в которой есть пунктик:

– Бывал ты за границей?

– Цель пребывания?

Наверно, ветеринарная служба предусматривает такие пункты для борьбы за чистоту своих рядов. И в связи с этим назначают областных руководителей. Начальник Федеральной службы – отставной кадровый военный. Заместитель по охоте – бывший прокурор. Заместитель по ветеринарному надзору – бывший сотрудник МВД.

А где здесь биологи-охотоведы?

Ладно, можно понять. Руководителю вновь созданной службы быть специалистом не обязательно. Он в первую очередь администратор.

Согласен, чтобы заместитель по охоте не был охотоведом.

Подумаешь, на охотоведа пять лет учатся. Главное в охотничьем хозяйстве уметь из ружья палить во все, что движется, и колбаску на газетке вовремя порезать...

А вот ветеринары, если мне память не изменяет, – это же врачи. Я как никак Кировский сельхозинститут закончил и точно знаю, что ветеринар – это врач.

А вот как милиционер сможет разобраться в ветеринарии, тут мне не понятно.

Например, меня, охотоведа, поставь порулить подводной лодкой, первая моя команда и лодка потонет прямо у пирса! А может, в России везде так?

А как у нас дела с законом «Об охоте»? Отвечу честно:

– Никто не знает!

О чем еще можно написать? О многом! В охотничьем хозяйстве России сегодня вопросов больше, чем ответов. Главное все-таки это «реорганизация» Главохоты РСФСР как самостоятельно-административного органа России. И полная потеря опыта работы этой организации. С ее распадом особо тяжелое положение стало у малочисленных народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Сегодня же требуется переосмысленное отношение к народностям Севера. Последнее время не учитываются интересы коренного населения, что разрушает этническую культуру малых народов. Стали забывать, что культура народов Севера развивалась с охотой, рыболовством и северным оленеводством. Их быт полностью взаимосвязан с окружающей средой.

Возродить промысловые хозяйства России, где будут трудиться северные жители и приносить пользу своему государству, смогут только последние из биологов-охотоведов, те, которые еще помнят, что такое промхозы. Их этому обучали.

Однако последняя «революция» в охотничьем хозяйстве свершилась и уничтожила это самое хозяйство окончательно! И в первую очередь она ударила по охотоведческим кадрам. Уйдут из государственной системы последние охотничьи специалисты, и все, ТОЧКА!

«Лавочку» можно закрывать – реформа завершилась. И неизвестно, с чем останутся руководители всех этих федеральных служб, агентств и территориальных органов.


Валерий КУЗЕНКОВ, биолог-охотовед 15 июня 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑