Приключения за Bологдой

Oхота на севере Вологодской области в прошлом году открылась 1 мая. Мы выехали заблаговременно 30 апреля в обед. Мы – это ваш покорный слуга, а также два моих приятеля Дмитрий и Святослав. Оба они охотники начинающие, как сейчас принято говорить, «чайники», у меня же стаж по билету двенадцать лет, а с приобщением и натаской лет семнадцать наберется. По пути заехали к знакомому егерю, взяли напрокат подсадную Дусю, ящики с ее сбруей и привычный для нее корм.

Где-то между Весьегонском и Устюжной, вышли освежиться и перекусить на опушке леса. Занимался рассвет, где-то в лесной глубине булькали тетерева, в вышине перекликались гуси. Выехали мы в дождь, а приехали в ведро – благодать Божия, да и только. Взбодрившись, остаток пути по-светлому преодолели довольно быстро. Часов в восемь проезжали последний райцентр на нашем маршруте. Имея определенный опыт, путевками решили запастись здесь. Прождав часок охотоведа, мы открыли себе охоту на всю разрешенную к добыче дичь...

По карте мы видели, что дорога километров через тридцать пять должна привести к группе озер и нескольким населенным пунктам, уже нежилым, или неживым, если хотите. Там в каком-нибудь пригодном для жилья доме и решили остановиться. Но, увы, этому не суждено было случиться. Как говориться, человек предполагает, а Бог располагает. Проезжая очередную довольно глубокую лужу, наш «Боливар» мгновенно заглох. Мы выкатили его на сухое и после бесплодных попыток завести принялись просматривать все контакты, датчики, предохранители и прочее. Внешне все было в норме, но автомобиль упорно отказывался заводиться. Митяй заявил, что, возможно, сдох главный датчик, без которого завестись невозможно. Славик с надеждой спросил, есть ли у него запасной, но Митяй раздулся, как индюк, и выдал: «Датчик коленвала стоит аж сто баксов, и, чтобы купить запасной, надо быть идиотом». Тут до меня дошло, что Дмитрий-«чайник» не только от охоты и что мы попали. Отъехать от последнего населенного пункта мы умудрились на 28 километров. Топать такое расстояние пешком никто не имел никакого желания, да и потом не было гарантии, что там мы найдем помощь; до следующего более или менее приличного поселка надо было пройти еще километров четырнадцать. Оставалось одно – разбивать лагерь около этой лужи и ждать, что кто-нибудь проедет по этой дороге в такой глуши. Пока готовился обед, мы по очереди пытались завести автомобиль в надежде, что по мере высыхания влаги это случится, но все было тщетно. Усевшись обедать, выпили с горя по маленькой, и Славик выдал фразу, что если начало предприятия «отстой», то финал должен быть «мажорным». Только он это сказал, как до нашего слуха донесся рык мощного мотора, и через несколько минут мы дружно тормозили лесовоз марки «Урал» на огромных колесах. Как выяснилось после взаимных приветствий, местные лесорубы пробирались туда же, куда и мы, что там живет фермер и у них там стоят сети, и они хотят их проверить, и что гусей пока не видели, и в обратку они поедут завтра в обед или позже, смотря по самочувствию. Ехать на тросе за ними на одну ночь смысла не имело, и мы решили ждать их здесь. Они укатили дальше, а мы вернулись к прерванному обеду, к тому же еще и остывшему. Настроение у всех было отвратное, и даже то, что завтра нас отсюда вытащат, не улучшило его. Поездка казалась безвозвратно испорченной, и только чудо могло спасти ее. И оно произошло! После обеда я забрался в машину, чтобы в очередной раз попытаться завести ее, мое отчаяние было столь велико, что прежде чем тронуть ключ я начал молиться. Произнеся все известные мне молитвы, закончил совершенно не правильной с точки зрения верующего человека фразой: «Господи, если ты существуешь и слышишь меня, помоги мне, молю тебя», и повернул ключ зажигания. Мотор завелся сразу и заработал ровно, без перебоев. Минут пять я сидел в полной прострации, смотрел, как скачут приятели, и слушал мерный рокот, словно самую дивную музыку. Опасаясь дальше испытывать судьбу, мы решили двигаться в обратном направлении. Миновав километров семь, въехали на макушку приличной возвышенности. Это была довольно обширная, зарастающая разнопородным меляком вырубка, по краю которой проходила и разветвлялась наша дорога. Вот на этой развилке и решили остановиться, попить чайку, отдохнуть и дождаться вечера. Место для тяги было вполне подходящим.

Всего на троих перевидели пять вальдшнепов, это были явные разведчики. На пятидесяти процентах площади леса лежал снег, открытая земля днем на солнышке разморозилась сантиметров на пять в глубину, не больше.

В этот вечер взяли одного, точнее, взял его я. Впервые мне удался трюк с подбрасыванием шапки. Правда шапки у меня не было, а была камуфлированная кепка на плисовом подбое. Вальдшнеп тянул мимо меня в сторону Славика, а я, подлец, решил его перехватить и, взяв кепку за козырек, подбросил ее вверх метров на пять. Кулик изменил направление полета, а затем заложил стремительное, прямо бекасиное, пике и попытался слету надругаться над моим головным убором, но, увидев владельца, прянул вверх и спокойно, размеренно, будто он здесь ни при чем, полетел прочь, в этот момент его и настиг мой выстрел. Слава, наблюдавший картину со стороны и ничуть не обидевшись, выразил мне свое одобрение. Ребята тоже стреляли по вальдшнепам, но, увы, им не хватило стрелкового навыка. На следующее утро мы продолжили движение в обратном направлении. Преодолев небольшое расстояние, мы выехали из густого леса на открытое пространство квартальной вырубки. Впервые в жизни мы видели низко пролетевших над нами лебедей. Две большие стаи прошли на высоте тридцати метров. Огромные белоснежные птицы с черными лапками казались розовыми в лучах утреннего солнца. Их голоса проникали в самую душу, заставляя сжиматься сердце от какой-то потаенной, неизведанной и древней печали.

В общем, охота получилась у нас не без приключений и не без добычи, хотя и скромной. Довольно заурядная в общем-то охота, если бы не один примечательный случай, свидетелями которого стали Славик и я. Дело было в последний день перед отъездом. Как и всю предыдущую неделю, рано утром,

по-темному протопали мы положенные семьсот метров по дороге от лагеря до нашей лужи. Высадили метрах в двадцати от берега около кочки подсадную, накинули бечевку от нагавки на колышек и устроились, как всегда, в кустах около дороги. Кинули жребий, первому стрелять выпало мне. Утка полощется и покрикивает свою «квачку». Мы сидим, ждем. Сумерки потихоньку просветляются. Вдруг осадка. Без облета селезень приводняется метрах в десяти от Дуси и на всех парах гребет к ней. Ружье у меня удобно пристроено в развилке куста, поэтому без лишних телодвижений выцеливаю кавалера и кладу на месте. Классика. Ждем еще час с лишним, селезней нет. Слава задремал. Вдруг, через некоторое время, слышу топот, и в тридцати метрах от противоположного берега лужи вижу двух лосей, резво рысящих на своих ходулях. Из-за кустарника, полукольцом охватывающего лужу, я не мог заметить их раньше. Лоси бежали справа налево вдоль лужи и соответственно вдоль дороги. Их шерсть в солнечном свете была грязно-серого цвета, и они смахивали на гигантских мышей. Шутки ассоциативного мышления. Впереди бежал громадный лось, а позади поменьше, видимо, корова. Самца я впоследствии оценил в полтонны, не меньше. Моментально толкнув соседа, я выдал фразу: «Смотри, во, лоси». Славик распахнул глаза и через пару секунд вернул: «Смотри, во, мишка». Зацепившись взглядом за лосей, я ничего кроме них не замечал, а Славик открыл глаза в тот момент, когда на сцене появился Топтыгин. Оказывается, лоси бежали не сами по себе, их гнал медведь. Я перевел взгляд на него и был поражен, до чего же грациозен был зверь. Его движения не были бегом, это был полет. Он летел, едва касаясь кончиками лап земли. Складывалось впечатление, что сила гравитации действует на него в гораздо меньшей степени. Лоси в сравнении выглядели, как деревенские увальни рядом с балетной примой. Темно-бурая медвежья шуба переливалась и лоснилась на солнце. Да и массу свою он еще не потерял. Явно было видно, что он только на днях поднялся из берлоги. Медведь на ровном месте не старался сократить расстояние и держал дистанцию. Мишука навскидку я бы оценил в сто восемьдесят–двести килограмм. Пока мы разглядывали Потапыча, лоси добежали до леса, но в него не пошли, а взяли левее и выскочили на дорогу, перемахнули ее и понеслись вниз к речке. Но если на чистой вырубке снег почти весь стаял, то под мелкой древесной порослью сугробы хоть и осели, но все же были по «чуть ниже пояса» взрослому человеку, и лоси стали вязнуть. Я выскочил на дорогу, предварительно перезарядив пулями стволы своей вертикалки. Замечу, что исключительно в целях самообороны, так, на всякий случай, медведь зверь серьезный, а тем более голодный весенний. В общем, выбрался я на дорогу, она все же насыпная, с нее видно получше, и понял – лоськи попали в бедственное положение. А Топтыге только этого и нужно, он, почти не проваливаясь, пер напролом, раздвигая меляк своей тушей так, словно это были не деревца толщиной в руку, а стебли травы. Расстояние сокращалось. Я уже приготовился наблюдать трагическую развязку, как вдруг ведущий лосяра понял свою ошибку, заложил крюк и направил свой бег в противоположную сторону. Угадайте в какую. Правильно, прямо на меня. Второй лось шел, как по нитке, а медведь, увидевший маневр, срезал загиб и приблизился к ним еще. Начавший было выползать из кустов Славик благоразумно сполз обратно после моей реплики, что вся банда ломится на нас. У него кроме пятого номера дроби других патронов под рукой не было. Я же, вместо того чтоб последовать за мудрым другом, остался на дороге. Скажу честно, страха не было. Была надежда, что они отвернут, и волнение, но оно скорее обостряло мысли и реакцию. Времени линять уже не оставалось, оно было только на то, чтобы изготовиться к выстрелу. Лось-самец выскочил из поросли и остановился как вкопанный, поставив по инерции передние ноги на откос насыпи. До чего же он был большой. Горбоносая, ушастая голова была в метр длиной. Он стоял ниже, но глаза наши оказались на одном уровне. До него было пять метров, как потом показали измерения. Все, что я испытывал в тот момент, – ничто по сравнению с тем взглядом, которым он уставился мне в глаза. Наша дуэль длилась всего пару секунд, но за это время он сумел принять правильное решение. У меня до сих пор твердое убеждение что он просканировал мое сознание, хотите верьте, хотите нет. Но он сумел оценить, что я враг, хотя и не испытываю к нему кровожадных чувств, что деваться с дороги мне некуда, и, что если только попробует двинуться вперед, я буду вынужден его остановить. Все это было в моих мыслях. Если бы лосяра вымахнул на дорогу, нам на ней стало бы тесно. Снес бы он меня, как шар кеглю. Травматизм с моей стороны, конечно, был бы полный. И еще у меня была мыслишка, как после столкновения на меня посмотрит мишка, несущийся следом. А что если как на легкий закусон? Удивительно, сколько мыслей в секунду пролетает в человеческой голове в минуту опасности. Все их понял лось или нет, спорить не стану, но то, что до него дошло, хватило, чтобы из двух зол выбрать меньшее. Он бросил свое могучее тело влево и попер, как паровоз, по канаве вдоль дороги, разбрызгивая снег с водой. Паровозом я его обозвал, потому что от него валил пар, хорошо видимый в солнечных лучах. Лосиха же, уткнувшаяся ему в круп, скинула почему-то вправо в густой подрост. Медведь же, не добежав до дороги, а следовательно, и до меня метров тридцать, кинулся за более видимым и более крупным «куском мяса» наперерез. Мне кажется, что это была его ошибка. Если с лосихой он еще мог бы справиться, то этого зверя ему не одолеть. Лось легко добежал до леса, следом за ним и Михайло Потапыч скрылся среди стволов. Что с ними сталось дальше, о том знает только леший. Корова же спокойно ушла в сторону речки. Славик побежал в лагерь и вернулся с Митрием, последний был почти уверен в розыгрыше, но проследив события по отпечаткам и замерив расстояния, откровенно позавидовал нам. Да, такое увидишь не часто. Хочу добавить, что зафиксировали прыжок лосей с дороги через канаву и снежный бруствер длиной в семь с половиной метров, а хитрый мишка перебежал канаву по снежному наносу, из которого плотно торчали молодые елки.

Спали последнюю ночь тревожно. Просыпались на любой звук, но все обошлось. Утром позавтракали, свернули лагерь и «отдохнувший» автомобиль резво повлек нас в сторону дома.


Михаил ПАШИНЦЕВ 8 июня 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑