На ловца...

О том, что щука в Карелии есть, знают, наверное, все. Все также знают, что ее там много и, бывает, попадается приличного размера. Знал об этом и я, кажется, всю жизнь, а ловить начал где-то около пяти лет назад. К спортсменам себя не отношу, но и не браконьер: ловлю на спиннинг и кружки летом, блесню в отвес и ловлю на жерлицы зимой и весной. Имея в Карелии друзей и не имея транспортных проблем, езжу туда на рыбалку часто – 5–6 раз в году. Ловил по-всякому, много где и много когда. Но наибольших успехов достиг в ловле щуки на жерлицы по весне.


Начало-середина апреля в Карелии – настоящий рай для рыбака. Толщина льда такая, что передвигаться по нему еще безопасно, а сверлить уже не так трудно, как зимой. Погода в это время обычно ясная, иногда облачно или даже пасмурно, затяжных дождей не бывает. Ночью сильно не морозит и лунки по утрам не приходится освобождать ото льда пешней. В солнечный безветренный день находиться на льду так жарко, что можно загорать, раздевшись по пояс, или валяться в горячем прибрежном песке. Я и мои друзья обычно возвращаемся с рыбалки загоревшие, и никто не верит нам, что мы с Севера приехали, а не с Черного моря.

Вот и повелось в нашей компании брать отпуск на неделю и выезжать на одно большое озеро в центральной части Карелии с целью половить щуку на жерлицы.

Состав команды всегда немного различался, состояла она обычно из нескольких москвичей и двух-трех наших общих друзей из Петрозаводска. Поначалу все мы проводили время за веселой и бесшабашной мормышечной ловлей окушков и плотвы, а местные ставили жерлицы. Потом к «самоловкам», на местном жаргоне, пристрастился и я. Остальные считали это занятие хлопотным и малоинтересным. Но отпуск на то и отпуск – каждый выбирает себе отдых по душе. Так было, пока к нашей компании не присоединились мои коллеги, двое давнишних друзей Юра и Коля.

Юра – спокойный и рассудительный малый, годами за сорок, давно и прочно женатый, есть сын, без вредных привычек, одним словом, семьянин. В любом деле привык вдумчиво и последовательно добиваться результата и не откладывать ничего на потом. Тягу к рыбалке обнаружил в себе случайно, попав на лед в экскурсионном порядке два года назад во время турпоездки по Финляндии.

Коля – лет на десять моложе, семейный вопрос еще не уладил, успеха добивается решительностью и напором – фортуну за жабры и на лед. Рыбачит давно: Озерна – Истра – Ока, мормышка – донка – поплавок, подлещик – окушок – судачок. В такую даль собрался в первый раз.

Помимо обычных снастей для подледного лова, по моему совету, взяли они на двоих десяток жерлиц. Ничто не предвещало рождения новой страсти...

В том году нам не очень везло с погодой. Клевало нечасто, в день по две-три щуки на всех, небольших, до трех килограммов. На третий день Юра примчался за мной, когда я был на берегу:

– Костя, хватай багор, поехали скорее, Колька не может щуку вытащить!

Я вскочил на снегоход и через две минуты мы подъехали к Коле. Он стоял на коленях перед лункой. В изрезанных в кровь леской пальцах виднелся оторванный ее конец. Коля поднял на нас потухший взгляд и упавшим голосом промолвил:

– Ушла, ..., – и еще два раза выругался.

Поймав такой же потухший взгляд Юры, я опустил взор на его руки – пальцы тоже были окровавлены. Я вспомнил какой-то исторический фильм, там была сцена братания с окровавленными пальцами, и улыбнулся. На моих глазах побратались два рыбака друг с другом и с Природой, жалкий взгляд вдруг сменился уверенностью – родились два новых одержимых, как и я, на всю голову, жерличника.

Осмотрев ближайшую целую жерлицу из арсенала Юры и Коли, я обнаружил совершенно несуразную оснастку. Тонкий стальной поводок был соединен способом петля в петлю с леской и перерезал ее уже при достаточно сильном натяге от руки. На вопрос, кто это так мудро все понаделал, парни ответили, что купили жерлицы в магазине уже оснащенными. Высказав все, что я думаю о продавцах снастей, что рыбак должен все делать сам, и т. п., я вместе с Юрой и Колей переделал как надо все их жерлицы.

Но до конца рыбалки оставалось два дня. Ребята поймали еще несколько некрупных хвостов, а в последний день помогли мне вытащить на лед щуку почти на одиннадцать, что только раззадорило обоих...

Как обычно, еще в поезде, за рюмкой чая, мы все расписали, когда приедем на озеро, кто чем займется, что сделаем сразу и что оставим на потом. И как обычно, всем этим планам не суждено было сбыться. Поезд опоздал на два часа, а озеро встретило нас вечером сильным ветром в берег и дождем со снегом. Еще два часа ушло только на то, чтобы поставить палатку. Сидя в скособоченной палатке, мокрые и продрогшие, и приговаривая «уж завтра-то...», «вот мы с утра...», «погоду, главное, перебороть и она сдастся», мы перекусили всухомятку, затем устроились на ночлег.

Утро было теплым и сырым. Ветер полностью стих, и над озером стоял туман. Живец клевал как из пулемета. Мы быстро наловили нужное количество и отправились к месту ловли зубастых. Навигатор привел наш снегоход точно в точку поимки прошлогоднего трофея.

– В этот раз мы тебя сделаем! – полные решимости, Юра и Коля пошли выставляться.

Я тоже пошел. К вечеру все флаги были готовы взвиться в небо при первой же поклевке.

– Куда выставляешься? – поинтересовался у меня Коля.

– Да вот длинная линия для разведки и одна короткая сюда – по прошлогодней памяти. А вы как?

– Вот сюда и сюда, буквой «х», – два раза взмахнул рукой Коля.

– Как поставите, так и поймаете, – съехидничал я.

– Посмотрим, – был ответ.

Следующее утро было тоже теплым, но тумана не было, а был несильный западный ветерок. Пока я обходил свои снасти, на Колиной жерлице загорелся флаг и я достал первую щучку чуть больше килограмма. Я вручил ее с поздравлениями подъехавшему Коле и продолжил заниматься жерлицами. Несмотря на то, что все самоловки были в порядке, до двенадцати ничего не шевельнулось, и я уехал на обед.

Допивая свой кофе, я услышал приближающийся рев снегохода, идущего на полном ходу.

Я уже знал, что это значит...

Коля сидел у лунки и держал рыбу на леске. Я заглянул в лунку – здоровенная пятнистая морда смотрела на меня черным глазом. С четвертой попытки я подцепил ее за край губы и завел в лунку. Вторым багром подхватил как следует и вытянул на лед. Взвешивание – шесть с половиной! Радость, видеосъемка с комментариями, фотосессия, поздравления.

Мои флаги молчат как рыба об лед. Два часа покараулил и поехал спать. Поспать не дали. Через полчаса Коля привозит двух щук – свою на четыре и с моей жерлицы на пять с половиной. Нет, чтобы при мне сработала! Еще через час приезжают вдвоем. Вот это да! Восемь с половиной! И достали сами! Чтобы понять, что такое счастье, достаточно было взглянуть на эти две физиономии! Видеосъемка, фотосессия...

На радостях устроили праздничный ужин с тостами и разносолами. В снегу было закопано шесть рыбин.

На следующее утро я занялся перестановкой своих жерлиц. Общая картина была ясна. Все поклевки у Коли и Юры происходили по одной линии. Отступив по 50 шагов от нее, я поставил параллельно два своих ряда. Но в одном из них глубина оказалась слишком большой, около 6 метров, и живцы быстро погибали в застойной воде. В другом – глубина составила около двух метров. Щука на такой глубине не берет, здесь раздолье для мелких налимчиков. Коля, глядя на меня, снял нерабочую перекладину от своей «х» и поставил в продолжение рабочей. От меня совсем и не видно эти новые флаги. Здорово, когда зрение хорошее!

А Юра снял еще двух – на три и на пять. Уже не осторожничают. Пять – не вес, багром не пользуются, вытягивают на лед за леску. Чего с ней, мелочью-то церемониться!

Теперь остался я, а они уехали. Меняю живцов, через десять минут после замены – флаг! Подбегаю, катушка еще крутится. Леска кончается. Подсекаю – ого! Тяжело идет! Подвожу медленно к лунке. Рывок! Сход. Даже не увидел. Настроение – ноль. Приехал из Петрозаводска Андрей, мой старый друг. Обнялись, поговорили, посетовал я на свои неудачи. Андрей посочувствовал и убежал выставляться. Еще добавилось жерлиц в нашей зоне боевых действий.

Вечер. Трудный выдался денек. Усталость валит с ног. Юра нагнулся над своей лежанкой, чтобы достать что-то из своего рюкзака. Оперся одной рукой, потом другой, ткнулся носом в подушку и мгновенно раскатисто захрапел – сам лицом вниз на раскладушке, ноги в сапогах – на земле. Остальные нашли сил поужинать. Ночью начался противный дождь и порывистый ветер. И темень – луны не видать.

- Завтра с утра готовьтесь снимать налимов, - проявил осведомленность я.

Опять не угадал.

В шесть утра мы с Андреем приехали на место. Ребята остались поспать – устали сильно. Тишина. Пасмурно. Накрапывает временами. Стоят два флага... угадали, один Юрин, один Колин. С Колиного снимаю судака на два с половиной, с Юриного – еще одного, на три с половиной! Вот какие гости к нам пожаловали!

Возвращаюсь в лагерь, бужу рыбаков, показываю рыбу. Радость, смех, шуточки-подколочки, поздравления, видеосъемка, фотосессия. Юра с Колей быстро собираются и мы все возвращаемся к месту ловли. Андрей докладывает – тишина. Смотрю в бинокль. Что-то странное – флага не видно, а пружинка вроде бы вертикально стоит. Бегу – флаг! Мой! Тяну – вроде не сопротивляется особо. Выдергиваю без багра. Большая! Пять с половиной! А леска на зубах! Мог бы и не достать. А вон Андрюха побежал! Притаскивает такую же. Вот так вот! Фавориты сегодня отдыхают!

Нет, Юра тоже выхватывает небольшую. Все равно радостно. Сделали они, конечно, меня, как и обещали, но ведь не в сухую же!

Все хорошее когда-нибудь кончается. К вечеру подул восточный ветер, небо очистилось, и даже мелкий окушок перестал клевать.

– Восток – дело тонкое, – хитро щурится Андрей, потомственный рыбак, большой знаток карельских погодных заморочек.

Как ни старались мы, природа словно сказала нам, что пора честь знать и не надо больше подрывать рыбные запасы. Флаги словно застыли. В последний день Коля взял маленькую щучку, а я – налима на три с половиной. Наши местные друзья налима за рыбу не считают, с их легкой руки и мы тоже. Так что словил я очередную порцию шуточек. Ну да ничего. Привык уже.

Налима родные дома съели в три секунды, только нахваливали. Рыбы всем хватило, и свежей, и копченой. А икра – просто объедение. Фотографии напечатаны, из видеоматериалов собран целый фильм на DVD. Впечатлений – куча, воспоминаний – на год, легкая досада из-за проигранного соревнования. И гордость. Гордость наставника за своих учеников. Я не сомневался в их успехе. Сразу ведь сказал, что на букву «х» поймают. Конечно – ХОРОШО!

А еще эта история – притча о том, что упорство и последовательное стремление к цели всегда выльются в отличный результат. Примите к сведенью, начинающие рыбаки!

И ни хвоста вам, ни чешуи!

11–17 апреля 2005 года



Константин ТЕРЕНТЬЕВ 25 мая 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑