Пора понять очевидное

"Мы живем, под собою не чуя страны..." О. Мандельштам



Oхота в России издавна имела народнохозяйственное значение, давая людям пищу, одежду и кров. По подсчетам специалистов прошлых лет, доходы населения от занятия промыслом в конце XIX века достигали 300 млн руб. Вот это цифра! Однако... За последнее десятилетие у граждан России выработалась устойчивая аллергия на всякие статистические данные, им просто никто не верит. Если уж они стали криминальным товаром, то о каком доверии может идти речь. Но я заранее прошу уважаемых читателей отнестись терпимо к некоторым цифрам, которые я вынужден буду называть. Без них разговора не получится. Давайте вместе попытаемся проследить, как развивалось охотничье хозяйство страны в XX веке, какие доходы приносило и в каком состоянии оно находится сегодня.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

В конце XIX и начале XX столетия охотничье хозяйство играло существенную роль в экономике государства. А после Гражданской войны в период 1921–1925 гг. охотничье хозяйство обеспечивало экспорт мягкого золота – 12–14% от общего объема производства, что способствовало преодолению разрухи в стране. Значительным был вклад охотничьего хозяйства и в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Охотники за этот период добыли и сдали государству пушнины на 500 млн руб., отстреляли 500 тыс. диких копытных, 15 млн зайцев и десятки миллионов пернатых. Вся эта продукция явилась весомым вкладом в дело общей победы.

Охотничья отрасль и на протяжении всех послевоенных лет вносила достойную лепту в бюджет страны. Только в 11-й пятилетке она ежегодно позволяла закупать шкурок пушных зверей на сумму более 70 млн руб., поставляла до 17 тыс. т мяса копытных и бурых медведей, 500 тыс. голов пернатой дичи. Москвичи старшего поколения еще помнят то время, когда в ГУМе можно было купить охлажденные тушки тетеревов и куропаток (в перьях!). Кроме того, на личное потребление охотникам шло около 25 млн голов зайцев и пернатой дичи, более 10 тыс. т мяса диких копытных и бурых медведей.

К началу «горбачевских» перемен в России насчитывалось (тыс. голов): лосей – 780, оленей: северных – 1,2 млн, благородных и пятнистых – 170, кабанов – 167, сайгаков – 480, косуль – 370, соболей – 670, бобров – 170, бурых медведей – 95. Охотничья отрасль к 1985 г. располагала 104 госпромхозами Главохоты, 119 госкоопзверопромхозами Роспотребсоюза, 214 сельхозпредприятиями Госагропрома РСФСР. За охотничий сезон 1985/86 г. было добыто (тыс. голов): лосей – 61,5, оленей: северных – 176,4, благородных и пятнистых – 6,8, кабанов – 28,3, косуль – 19,6, сайгаков – 20,9, бурых медведей – 2,61, а пушнины закуплено на 63,1 млн руб.

Можно констатировать – в России сложилась специализированная система государственного руководства охотничьей отраслью – Главохота, имевшая стройную структуру от центра до района и опирающаяся на собственную высоконаучную базу. В стране значительно укрепились нормативно-правовые основы охотничьего хозяйства, все вместе взятые эти составляющие предполагали дальнейшее развитие охотничьей отрасли как одного из элементов экономики государства.

ОХОТНИЧЬЕ ХОЗЯЙСТВО И РЫНОК

К 1988 г. в небе над нашей огромной страной начали сгущаться грозовые тучи. Но народ пребывал в эйфории и не предполагал, что его ждет. В экономической сфере все больше и больше намечался баланс, хотя все пока двигалось по инерции и под откос. Государственная власть в управлении народным хозяйством и общественными процессами все больше отрывалась от действительности.

Охотничье хозяйство продолжало функционировать в прежнем режиме, но и в его деятельности уже просматривались отрицательные тенденции. Правда, они еще не успели сказаться на результатах охотничьего сезона 1988/89 г. На территории России было добыто (тыс. голов): лосей – 75, оленей: северных – 151, благородных и пятнистых – 5, кабанов – 40, косуль – 12, бурых медведей – 5, боровой дичи – 690,5. Промысловой пушнины было закуплено на 56,7 млн руб.

В стране набирало силы кооперативное движение, народ упивался воздухом, в котором витали флюиды «нового мышления», «консенсуса», «плюрализма мнений» и, как любил говаривать «отец перестройки», «процесс пошел». Власть без всякой на то необходимости в 1988 г. создает Госкомприроду РСФСР, которая начала свою деятельность борьбой с существующими природоохранными органами, и особенно с Главохотой. Можно с уверенностью утверждать, что с 1988 г. начался демонтаж структуры государственных органов управления охотничьей отраслью. Это повлекло ликвидацию госпромхозов и предприятий «Заготживсырья». Свертывание производственной деятельности привело к сокращению рабочих мест более чем в два раза и к ухудшению охраны животного мира, что положило начало сокращению численности диких копытных.

Парад суверенитетов, последовавшая капитализация народного хозяйства России нанесли окончательный и сокрушительный удар по охотничьей отрасли. Это выразилось прежде всего в разрушении стройной системы государственного управления последней – Главохоты, просуществовавшей более пятидесяти лет (с 1944 г.). Она была ликвидирована, и вместо нее был создан (1993 г.) Департамент по охране и рациональному использованию охотничьих животных при Минсельхозе России. Как показало время, министерство всего-навсего явилось госбюджетной «крышей» для чиновничьего аппарата, а вот инспекционные и организующие функции департамента этой реорганизацией свелись к нулю. Еще в советские времена при МСХ РСФСР создавалась подобная структура, но она оказалась «царевной без наследства», так как остальные ведомства просто не реагировали на это инородное образование. Нечто подобное случилось и с департаментом охоты. Но к руководству департаментом пришли люди, жаждавшие перемен и воплощения в жизнь своих давних прожектов.

Охотдепартамент МСХ РФ вместо продуманной и четкой позиции в руководстве охотничьей отраслью развязал «десятилетнюю войну» с общественными охотничьими объединениями. Пытаясь ввести госохотбилет, отбирая у них лучшие охотугодья, переманивая людей, обещая им вольницу в угодья общего пользования. Результаты такого «руководства» дали обильные всходы чертополоха: беспредел браконьеров в охотугодьях, изъятие угодий и поощрение создания на их базе мелких коммерческих охотхозяйств, обострение недовольства рядовых охотников действиями руководства государственными органами охотничьего хозяйства. Такая деятельность департамента привела к полному развалу некогда довольно мощной охотничьей отрасли. Судить об этом можно хотя бы по таким данным – в лучшие урожайные годы в стране закупалось свыше 20 млн шкурок норки, а сегодня немногим более 3 млн. Печально, но факт, оставшиеся на плаву 40 российских зверопромхозов влачат жалкое существование и дышат на ладан, поголовье копытных резко сократилось, а сайгака хоть в Красную книгу заноси. Гордость национальной культуры – любительская охота – пришла в упадок. Рядовые охотники вытеснены из угодий и все чаще становятся на тропу браконьерства. Департамент сам себя изжил и канул в Лету.

Трудно писать о времени, в котором родился и вырос. Надеюсь, уважаемые читатели не заподозрят меня в ностальгии о «совковом» периоде нашей жизни. Там было все: и трагические ошибки, и героические победы, и великие свершения. С годами к нам приходит мудрость, уходят максимализм и обиды. Приведенными цифрами я хотел показать, что охотничье хозяйство России более или менее успешно развивалось только за счет крупных государственных, кооперативных предприятий, охотничьих хозяйств и предприятий общественных охотничьих объединений, плодотворной работы ученых, самоотверженного труда охотоведов и егерей на местах. И наработанный ими положительный опыт отметать с порога было большой и трагической ошибкой. Нет сомнений: перемены назрели, но не решать же их путем «до основанья, а затем...». Мы это уже проходили.

Суть законов экономического развития такова – они действуют независимо от чьей-то воли. Их нельзя обойти или обмануть. Они гласят, что любые ресурсы – будь то материальные, финансовые, территориальные, людские, наконец, – стремятся к объединению и концентрации. Это дает возможность свободного обмена, перераспределения ресурсов и удержания цен в пределах разумного. Централизованно управляемые крупные государственные кооперативные предприятия и общественные охотничьи объединения, такие, как Росохотрыболовсоюз, ВОО и «Динамо», позволяли обеспечить отдачу от хозяйственной деятельности за счет быстрого и эффективного перераспределения ресурсов.

Сейчас уже ни у кого не вызывает сомнения, что отдельному охотхозяйству или нескольким мелким решение крупных хозяйственных задач не по карману. Им даже маленького кредита ни один банк не выдаст. Не подо что. Вызывает горькую улыбку, когда читаешь на страницах охотничьих изданий, как некоторые авторы выступают за создание мелких охотхозяйств в пределах одного егерского обхода. По-видимому, считают, что лучше быть головой у кильки, чем хвостом у щуки. Чего здесь больше – непонимания или злого умысла?

Младореформаторы, кивая на опыт Европы и США, убеждают нас, что только малый бизнес способен обеспечить успешное развитие страны, что Россию накормит фермер, надо только наладить продажу земли, леса и воды. В упор не видят или не хотят видеть, что сегодня крупные города России на 80%, деревня на 50% зависят от импортного продовольствия. Забывают при этом честно сказать, что самая мощная сверхдержава – США – полностью поделена между транснациональными корпорациями. Никто не отрицает, что там множество мелких автомастерских, магазинчиков, ателье и кафе. Но питаются американцы в большинстве своем в «Макдоналдсе», покупают одежду, обувь, продукты и необходимые предметы быта в крупнейших супер- и гипермаркетах, объединенных в гигантские торговые сети, а охотничье хозяйство возглавляет мощная и дееспособная Служба рыбы и дичи.

У нас же, по признанию Р. Абдулатипова: «Государство дезертировало из экономики», уповая на то, что рынок все расставит по местам. И все, кто видит выход из бедности в развитии мелкого бизнеса, забывают, что в России, с ее огромными размерами, во многих сферах экономики ему просто делать нечего (например, атомная энергетика, освоение северных районов, северный завоз). Поэтому локомотивом нашей экономики и впредь будут оставаться крупнейшие компании, как государственные, так и коммерческие, а малый бизнес займет предназначенную ему «судьбой» свою нишу. Таковы же пути развития и охотничьей отрасли страны.


Виктор ГУРОВ, охотовед 18 мая 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑