Гибель нахлебника

Утром 17 марта на скотомогильнике фермы в окрестностях села Раковка прекратились мучения одного из оставшихся 450 амурских тигров на планете

Тигр вышел к поселку из тайги 13 февраля и с того времени окрестностей поселка уже не покидал. Сперва он просто подъедал остатки животноводческого производства – обрезки мяса и требуху, затем начал ходить за людьми, работавшими на ферме – доярками, трактористами. В итоге, специалисты специнспекции «Тигр» – государственного органа, ответственного за благополучие тигров в Уссурийской тайге и их мирное сосуществование с человеком, приняла решение: зверя с сомнительным поведением изъять из природы.

Руководитель группы «Конфликтный тигр» Олег Гриненко рассказывает:

– Очевидно было, что с тигром не все в порядке. Далеко от фермы он не отходил. Я там, почитай, жил большую часть времени – встречал его, ну, вот в восьми-десяти метрах от себя. Схватит он кишки, поглядит на меня и потрусит, потащит их за околицу. Потом, замерзшие части туш он не грыз – головы всякие, которые там валяются. Чувствовалось, что ему тяжело это.

– Потихоньку он к людям привык и к этому образу жизни тоже. Пообнаглел, стал за людьми ходить, за доярками... Те, конечно, пугались – еще бы, такая машина тебя преследует... Поэтому было принято решение его отловить.

ОТЛОВ И УСЫПЛЕНИЕ

Специалисты инспекции установили петлю – не ту, которая может задавить зверя, а специальную, ногохватающую петлю Олдрича, которая причиняет зверю минимум вреда.

И вот – гигантский полосатый хищник забился в петле утром в четверг...

Хищника усыпили и осмотрели опытные ветеринары.

Обнаружилось, что тигр давно и тяжело страдал. Передняя правая лапа была серьезно повреждена – вероятно, в браконьерской петле. Пытаясь освободиться, тигр повредил свою пасть, отчего, видимо, не мог полноценно питаться. Вот и сделал хищник попытку перейти на нахлебничество.

В итоге, люди пришли к выводу, что зверя вылечить не удастся, и решили его усыпить окончательно.



КОНФЛИКТЫ, КОТОРЫЕ РОЖДАЮТ ЛЮДИ

За нынешнюю весну это уже третий тигр, которого люди возвели в ранг «конфликтных». Но когда эти конфликты расследуются надлежащим образом, выясняется – практически за каждым случаем стоит ранение, после которого хищнику очень трудно вернуться к естественному образу жизни. Трудно сказать, сколько таких раненых и покалеченных тигров бродят в лесах русского Дальнего Востока, которые готовы выместить свои обиды на первом случайно встретившемся человеке.

Во всех пяти случаях нападения тигра на человека, происшедших в течение 2004–2005 года каждый атакующий тигр был перед этим ранен неизвестными преступниками. Преступниками я этих людей называю потому, что по законам Российской Федерации, любой человек, разряжающий в тигра оружие, совершает уголовное преступление.

Но кроме уголовного преступления, такой человек совершает преступление еще и человеческое. Дело в том, что он таким образом «заряжает» против людей одну из самых мощных машин убийства, созданных природой из живого существа. Каждый обалдуй, стреляющий в тигра, должен понимать, что он своими руками готовит убийство человека.



ТИГРЫ – МСТИТЕЛИ И ЛЮДОЕДЫ

Тигры мстят. Таежные охотники-промысловики в этом нисколько не сомневаются. Я неоднократно слышал от опытных лесовиков, что тигр по запаху запоминает человека, поставившего на него петлю, и освободившись из петли, начинает преследовать своего обидчика. Но тигр, раздраженный свежей раной, может напасть и просто на первого встреченного им человека – как человек в плохом настроении может выместить свою досаду на продавщице газетного киоска, водителе автобуса или вахтере предприятия.

Но существует и еще одна категория раненых тигров – это те звери, которые из-за полученных ранений теряют возможность нормально питаться и переходят на более легкую добычу – домашний скот, собак, а иногда – и людей.

Тигр, усыпленный возле села Раковка был в начале такого пути.



ТРЕВОЖНЫЙ МЕСЯЦ МАРТ

Март – традиционно самый тяжелый месяц для всей лесной братии. Накопленные за осень запасы жира перегорели в калории, все, что торчит из под снега – поедено, все, что лежит под снегом – покопано, надо потуже подбирать животы и ждать, пока не пробьется из под листвы свежая травка... Это ведь только людям кажется, что без их соизволения даже умереть не моги, что зверушки ежели и умирают, так только потому, что стреляют их охотники и браконьеры, да иногда кушают тигры. На самом же деле естественная смертность в лесу – вещь совершенно обыденная. Даже в благополучные годы умирают от голода кабаны, косули и олени. Поэтому именно в это весеннее время чаще всего начинают выходить к людям тигры. И к этому сезонному обострению отношений готовится специнспекция «Тигр» в меру своих довольно ограниченных материальных возможностей.



ЧТО ДЕЛАТЬ?

Руководитель специнспекции «Тигр» Сергей Зубцов совершенно точно знает, что надо делать для того, чтобы случаи, подобные раковскому, разрешались относительно благополучно. Необходима организация реабилитационного центра на юге Приморского края. Необходимо, чтобы в этом центре работали опытные ветеринары, которые были бы обучены не только выхаживанию крупных кошек, но и умели бы готовить их к выпуску на волю – так, чтобы зверь не терял в вольере навыков свободной жизни, не превращался в паразита при человеческих поселениях и не терял бы осторожности при встрече с двуногим оккупантом планеты.

Необходимо государственное финансирование структур, которые занимаются локализацией конфликтов, обеспечение их техникой, специальным оснащением, ветеринарным оборудованием. Трудно сказать, становится ли в тайге больше тигров, но в тайге определенно становится больше людей. И поэтому рост напряженных ситуаций легко прогнозируем.



РЕАБИЛИТАЦИОННЫЕ ЦЕНТРЫ В США

Мне пришлось познакомиться с работой подобного реабилитационного центра при Департаменте рыбы и дичи штата Аляска. Что интересно, базовое финансирование там несет государство – в смысле – штат. Уровень независимости регионов в США таков, что постсоветский человек воспринимает его, как Чапаев – квадратный трехчлен («а я себе такого и представить не могу!»), и регионы у них отвечают почти за все. Федерального финансирования нет как такового. Но очень значительная часть деятельности этого центра существует на частные пожертвования состоятельных граждан. Кроме того, львиную долю черной работы в этом центре выполняют волонтеры – люди, которые любят животных и хотят им как-то помочь. Это студенты, школьники старших классов и даже домохозяйки. Дело в том, что реабилитация попавших в беду диких животных – это проблема, которая гораздо шире проблемы конфликтных животных. Это – осиротевшие медвежата, которые в значительном количестве появляются в любом лесоразрабатывающем регионе – от Британской Колумбии до Карелии. Это – сбитые машиной, но оставшиеся в живых олени и косули, раненые барсуки и зайцы, разбившиеся о провода и не погибшие птицы... Реабилитационный центр – это ни в коем случае не зоопарк – животных там намеренно изолируют от общения с людьми – ведь в идеале они должны вернуться в природу.

Так и должно происходить с тиграми, которых в будущем по той или иной причине люди будут вынуждены изымать из природы. Изымать, чтобы вернуть в нее снова.




Михаил КРЕЧМАР 30 марта 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑