Почему я не пошел на «Клинок»?

Выставка «Традиции и искусство клинка» сейчас стоит на перепутье

За время, прошедшее с апреля 2000 года, когда состоялась самая первая выставка клинковых изделий, организованная и проведенная «Покровским центром», выставка «Традиции и искусство клинка» обрела статус, добилась признания, участие в ней и ее посещение стали рассматриваться как признак хорошего тона. Но через несколько лет оргкомитет по ряду причин сменил «прописку» выставки: из выставочного зала «Мир» на улице Орджоникидзе выставка перебралась в один из самых престижных выставочных залов Москвы Центральный дом художника.

Этот переезд пошел выставке и на благо, и во вред. Если первое не требует пространных комментариев, то второе наверняка вызовет недоумение читателей. Постараюсь пояснить. Переезд в крупный выставочный зал лишил выставку «клубности», некогда присущей ей элитарности и псевдозакрытости – якобы только для своих. Те, кому довелось бывать на выставке под сводами зала «Мир», согласятся, что там царила почти домашняя атмосфера, участники и посетители формировали некую общность, объединяющим началом которой был интерес к клинковым изделиям.

Первая выставка «Традиции и искусство клинка» наглядно показала, что в апреле 2000 года у нас в общем-то не было ни возрожденных традиций, ни обретенного искусства изготовления клинков. В ней приняли участие всего восемь экспонентов. Но это была первая выставка, демонстрирующая достижения российского производства клинков, и заслуживает уважения уже хотя бы поэтому.

Вспомните, что в то время было на прилавках отечественных охотничьих магазинов? Отечественная клинковая продукция была исключительно представлена продукцией комбинатов МООиР и заводов «Военохот». Правда, к тому времени уже вовсю развернулись коммерсанты-любители, не имевшие никакого представления о том, что же представляет собой охотничий нож. Они дружно гнали «числом поболее, ценою подешевле» тесаки устрашающих размеров, наивно полагая и убеждая в этом новообращенных охотников в том, что настоящий охотник не может обойтись без ножа, один вид которого способен укротить самого свирепого хищника. И ведь что удивительно? Покупали эти ножи, покупали. Покупали потому, что ничего другого в продаже не было. И ходили с этими абордажными саблями на поясе охотиться на вальдшнепа и на утку.

Потом как будто подняли заслонку. Собственно говоря, именно выставка «Традиции и искусство клинка» стала одновременно и катализатором процесса развития производства клинковых изделий в России, и организатором этого процесса. На ошеломленных посетителей хлынул поток участников с самой разнообразной продукцией. Достаточно было оказаться под сводами залами «Мир», чтобы от изумления остановилось дыхание, а рука непроизвольно сама потянулась за кошельком. Оказалось, что живы у нас традиции и успешно развивается искусство изготовления клинка. И никто не собирается сдавать российский рынок клинковых изделий без боя. Выставка «Клинок», сохраняя выставочный характер, превратилась в дважды в год открываемый магазин, в котором можно было купить нож, подобного которого нет у других. Что ни говорите, большинство городских охотников, для которых охота все-таки не является способом добывания пропитания, подбирает охотничью амуницию руководствуясь скорее соображениями престижа, если, конечно, позволяют средства. Что греха таить, охота становится дорогим и очень дорогим видом досуга, доступным все более и более узкому кругу лиц.

Экспоненты предлагали посетителям выставки, у которых глаза разбегались от представленного многообразия клинков, купить все, что было представлено на витринах. Именно на «Клинке» подавляющее большинство посетителей впервые увидели ножи из дамасской стали, о которой они только слышали или читали у дореволюционных авторов, писавших об охоте. Клинки из дамасской стали были овеяны флером предания, что делало их особенно привлекательными, но в то же время и практически недоступными из-за высокой цены.

Доступными были ножи из нержавеющей стали различных производителей. Не знаю, доводилось ли этим производителям самим использовать эти ножи на охоте, тем не менее свою продукцию, сертифицированную как «ножи хозяйственно-бытового назначения», они позиционировали именно как охотничьи ножи. Нет, не подумайте, что я строгий ревнитель традиций и никогда не возьму на охоту нож хозяйственно-бытового назначения. Дело вовсе не в названии. Как сказал безвестный одесский «частник»: «Вам «шашечки» или ехать?» Дело в функциональном предназначении. Вряд ли филейным ножом для разделки рыбы вы станете разделывать тушу кабана, хотя и там, и там есть филе.

Чтобы убедить доверчивых посетителей выставки в том, что перед ними подлинно охотничий нож, на поверхности клинков гравировались рисунки. А если недогадливый посетитель сам не мог догадаться, что же изображено на клинке, там же присутствовала и подпись «Белка», «Волк», «Медведь». Особенно везучим удавалось купить нож и ножны с одинаковым рисунком, другим везло меньше: нож «Медведь» мог продаваться, например, в ножнах «Белка».

Прошло несколько лет, и ситуация в чем-то осталась без изменений, а в чем-то в корне изменилась. Изменилась в том, что теперь только ленивый не выставляет на своем стенде клинки из дамасской стали. Да и сами клинки в ценовом отношении стали более чем доступными. Только вот спрос на них после падения цены почему-то не вырос. Покупатель стал более разборчивыми привередливым. А вот предлагаемый ассортимент клинков в количественном отношении расширился, но в качественном отношении остался без изменений. Все те же модели всё в том же исполнении. Ничего нового. Налицо классическая стагнация, к которому пришло массовое производство клинков в России. Еще одним косвенным подтверждением этого предположения может служить тот факт, что некоторые производители клинковых изделий даже стали предлагать посетителям приобрести у них заготовки для самостоятельного изготовления клинков и рукоятей. (Кстати, как это соотносится с Уголовным кодексом?)

Есть еще одно доказательство падения спроса на отечественную клинковую продукцию. Не знаю, обратили ли вы внимание на то обстоятельство, что весенний «Клинок» проводится одновременно в одном и том же месте с выставкой «Образование и карьера», организатором которой также является «Покровский центр». Тем из вас, кому довелось побывать на весенних выставках, наверняка запомнились орды школьников, сметающих все на своем пути. Какая уж тут клубная атмосфера?


Я неоднократно спрашивал директора «Покровского центра» Валерия Егорова о целесообразности одновременного проведения двух абсолютно разноплановых выставок в одно и тоже время. Он объяснял это тем, что так удобнее оргкомитету. Но как-то раз, когда речь вновь зашла об одновременном проведении этих выставок, Валерий Егоров в сердцах сказал: «А ты знаешь, что, по словам самих экспонентов, продажи на осенней выставке не идут ни в какое сравнение с тем, что они продают весной?» Но кто «делает кассу» на весеннем «Клинке»? Является ли этот спрос показательным? Можно ли ориентироваться на результаты таких продаж? Значит ли это, что осенью, когда на выставку идут знатоки, объемы продаж не удовлетворяют участников?

На выставках охотничье-рыболовной тематики, проходивших в прошлом году в Москве, также наблюдалось явное падение интереса к клинковым изделиям. Почему? Число потенциальных покупателей клинковых изделий меньше, чем число посетителей выставки. Видимо потенциальные покупатели уже купили себе необходимое количество клинковых изделий и полностью удовлетворили страсть коллекционера. (У меня свыше двадцати охотничьих ножей и ножей хозяйственно-бытового назначения, приобретенных в том числе и на выставке «Клинок». Но самым любимым и наиболее используемым почему-то является мой первый нож «Бак», купленный в 1984 году.) А новообращенные состоятельные охотники считают ниже своего достоинства покупать отечественную полукустарную продукцию, явно отдавая предпочтение мировым брендам.

Следует обязательно упомянуть о проводимых на выставке конкурсах. Скажите, какое значение для охотника при выборе ножа имеет то обстоятельство, что этим ножом пробили или не пробили железную бочку? Несколько лет назад на страницах журнала «Магнум» был опубликован интереснейший материал об испытаниях охотничьих ножей в Германии. По целому ряду позиций первенствовал нож с керамическим клинком. Как вы считаете, можно таким ножом пробить железную бочку? Даже и не пытайтесь, сломаете клинок.

Последний раз лет, наверное, тридцать назад, мне встретился на охотничьей базе человек, предлагавший проверить, чей нож лучше. Для выявления победителя он предлагал лезвием одного ножа ударить по лезвия другого. Ради чего? Слава Богу, с каждым годом дураков у нас становится все меньше. Может быть, оргкомитету конкурса ножей, проводимого в рамках выставки, стоит продумать отдельную программу испытания охотничьих ножей и ножей, позиционируемых как охотничьи? До апреля 2005 года время еще есть. Если у оргкомитета нет мыслей на этот счет, пусть обратятся в редакции охотничьих газет и журналов, чтобы совместно разработать программу испытаний совершенно отдельного класса ножей.

Не надо быть волхвом, чтобы предсказать постепенное снижение интереса к выставке «Клинок» в целом, если она сохранится в том формате, что существует сегодня. Ширпортреб должен уйти со стендов экспонентов. Для того чтобы купить такой нож, мне не нужно покупать билет на выставку, не нужно ждать полгода, когда из города А или Б приедут в Москву представители той или иной компании. Для этого мне достаточно спуститься в подземный переход или зайти в магазин, где продаются товары для охотников, рыболовов и туристов, и купить понравившийся мне клинок.

Есть еще один фактор, внушающий беспокойство. Наш великий восточный сосед наладил производство и поставку клинков в Россию. По соотношению цена/качество они оказываются вполне конкурентоспособными с массовой продукцией российских предприятий. У китайского ножа есть большое преимущество: его не жалко сломать или потерять, что вполне вероятно во время охоты. Ценовой фактор еще долго будет сдерживать импорт высококачественных клинковых изделий из Европы и США. Когда еще мы достигнем такого же уровня благосостояния, как во Франции в 2004 году? И хотелось бы знать, кого именно имели в виду ответственные товарищи под словом «мы», когда говорили об этом? Если себя, то вопросы снимаются. Они уже и так достигли запредельно высокого уровня личного благосостояния. Вряд ли какой рядовой российский охотник сейчас или в обозримом будущем будет готов выложить 100 у.е. за изготовленный фирмой «Бекер» складной нож, носящий гордое название «Kalashnikov». Что, Ижмаш не способен изготовить клинок, превосходящий немецкую продукцию по качеству и заметно уступающую ей по цене?!

Выставка сможет и дальше успешно развиваться и привлекать внимание многочисленных посетителей, если основной упор будет сделан не на набивший оскомину ширпотреб, а на художественные (искусство) и национальные клинковые изделия (традиции). Но представители компаний должны быть готовы ответить на вопросы, чем же именно их продукция отличается от того, что выставлено на соседних стендах. Подхожу к стенду дагестанских мастеров, на котором выставлены кинжалы. Спрашиваю, в чем заключаются отличительные особенности дагестанских кинжалов и чем отличаются кинжалы работы мастеров солнечного Дагестана, скажем, от кинжалов работы мастеров солнечной Кабарды. Не знают. А есть ли вообще в Дагестане национальная форма кинжала? Есть, гордо отвечают мне. А в чем проявляются национальные особенности клинка? Не знают. А вот мастера из Бурятии не только рассказали об особенностях национального ножа, но еще и объяснили предназначение ряда аксессуаров, комплектующих клинок. Вполне вероятно, что не у каждой народности или национальности, населяющей современную территорию России, есть отличные от других национальные ножи. Но у кого-то они все-таки должны быть! Может быть, оргкомитет рискнет посвятить хотя бы часть экспозиции национальным клинковым изделиям?!

Второе направление, безусловно, представляющее интерес для посетителей выставки, это авторские работы и художественные клинковые изделия. Лишь на «Клинке» можно увидеть златоустовские ножи, представляющие собой подлинные произведения искусства и продолжающие традиции изготовления высокохудожественного клинкового оружия. Где еще можно увидеть работы мастеров Якутии, Чукотки, Камчатки, которые используют для изготовления ножей уникальные материалы, как, например, бивни мамонта.

В авторских работах используется дамасская сталь, которую можно назвать подлинной, в отличие от дешевой многослойной стали, которую «дамасской» называют только сами продавцы. Кроме того, кузнецы много экспериментируют с различными материалами, благодаря их усилиям возрождается производство клинковых изделий из булата.

Одним словом, выставка «Традиции и искусство клинка» сейчас стоит на перепутье: то ли остаться в прежнем формате дважды в год открывающегося магазина и продолжать гнать все более теряющий популярность «ширпотреб», чтобы тем самым обречь себя на постепенное угасание, то ли сделать решительный шаг и сломать привычные рамки выставки-магазина, превратив экспозицию в подлинную демонстрацию высочайшего искусства и вековых традиций изготовления клинковых изделий, чем всегда славилась Россия. Время покажет.


Виктор АНДРЕЕВ 19 января 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑