Слово за людей и землю

Замечательному русскому писателю Анатолию Сергеевичу ОНЕГОВУ /АГАЛЬЦОВУ/ исполнилось 70 лет. Он широко известен не только в России, но и за ее пределами как автор книг «Избушка на озере», «Лоси на скалах», «Я живу в заонежской тайге», «Карельская тропка», «Следы на воде», «В медвежьем краю», «Слово за людей и землю» и других сборников повестей и рассказов о природе, земле, интересных людях.

Сочный, звучный и емкий слог Онеговской прозы является достойным продолжением традиции известных русских писателей Пришвина, Паустовского, Соколова-Микитова, Бианки...

В повестях, рассказах и публицистике Онегова окружающий мир и существующие в этом мире видимые и незримые связи анализируются столь глубоко, остро и в то же время образно и ярко, что внутренне становишься соучастником описываемых событий, а не просто сторонним наблюдателем.

Секрет притягательности Онегова-писателя кроется в его самобытности, в присущем ему даре тонко чувствовать родную землю, видеть ее красоту, понимать ее ранимость, в способности донести эти тонкие чувства и глубокие знания до вдумчивого читателя.

Онегов – страстный защитник родной земли. Его острые, основанные на фактах и жизненном опыте, публицистические материалы часто появлялись на страницах газет и журналов.

Значимым событием в жизни писателя и почитателей его таланта стало издание повествования «Диалог с совестью» в двух книгах. К сожалению, тираж столь невелик, что не каждый желающий может позволить себе прочитать это несомненно уникальное произведение.

Поиски смысла жизни волнуют героев повествования «Диалог с совестью» серьезно и глубоко. Да и может ли быть иначе? Ведь жизнь без смысла – это уже как бы и не жизнь, а переход в другое состояние, погружение в пустоту, где уже ни перед кем ни за что не надо отвечать и где отсутствует какое бы то ни было представление о совести. Если нет смысла жизни, то теряется и смысл совести – ответственности за жизнь.

В «Диалоге с совестью» Анатолий Онегов ярко, красочно и тепло передает состояние природы и душевное настроение человека, оставаясь верным себе, сохраняя знакомое по прежним его книгам возвышенное отношение к русскому слову и ответственность за него перед читателем.

Значительное место в творчестве Онегова занимают охотничьи и рыболовные рассказы, которые регулярно публиковались в альманахах «Охотничьи просторы» и «Рыболов-спортсмен», а в 1985 году вышла книга «Следы на воде». Главное в этих рассказах, зарисовках, воспоминаниях – не количество пойманной рыбы, а состояние души, в которой отражается окружающий рыболова мир.

В предисловии к книге «Следы на воде» Анатолий Онегов так уточняет свою позицию: «Мне очень повезло. Я начинал свою рыболовную дорогу не с килограммов, а с красок утренних и вечерних зорь, с тишины еще не проснувшейся или уже уснувшей воды, хотя познавать рыболовные тайны учился в голодные военные годы. Но даже тогда, когда воды рек и озер нередко рвали толом, чтобы сразу и побольше побрать рыбы, мне чаще встречались люди, видевшие в рыбной ловле гораздо большее, чем просто добычу...»

В конце 90-х годов, на исходе 20 века А.С.Онегов завершил работу над книгами «Экологически чистый сад-огород», «Лечитесь травами», «Курорт «Шесть соток», «Русский мед». Это не просто пособия-справочники, хотя автор, обладая глубокими знаниями земли-природы, щедро делится полезными советами с читателем. Это скорее непринужденный и откровенный рассказ-путешествие по Земле Анатолия Онегова.

В 2002 году издательство «Жизнь и мысль» – «Русский мир» под эгидой Федеральной программы книгоиздания России выпустило двухтомник А.С.Онегова, куда вошли рассказы о природе, написанные в разные годы.

Рассказы мудрые и светлые, словно наговоренные автору шелестом листвы под упругим ветром, плеском волн о прибрежный камыш за мостками, пронзительными криками чаек и свистом крыльев стремительно пролетевших уток...

Я перечитываю эти рассказы, вспоминаю наши встречи с Анатолием Сергеевичем, вспоминаю «Школу юннатов», которую он многие годы готовил на Всесоюзном радио, и понимаю, что судьба даровала мне великое счастье – учиться на чистом слове Онегова, черпать из его мудрых книг, из общения с ним силы для жизни даже в самые трудные дни.

Низкий поклон Вам, дорогой Анатолий Сергеевич! За Ваши книги, за «Школу юннатов», за все труды и старания в защиту земли-природы! Здоровья крепкого! Бодрости духа! Новых успехов-откровений на поприще природоведческой литературы!

ЖИТЬ (фрагмент)

Тогда я ждал первый лед на озерах, ждал, чтобы заглянуть в тайны зимней воды. Домашнее озеро еще не держало – там был не лед, а хрупкий слоеный пирог: слои воды и слои снега; эти слои можно было осторожно покачивать ногой и хорошо слышать, как под слоем чуть смерзшейся мутной каши шуршит вода... Что было дальше? Я хорошо помню, как желание поскорей выйти на лед привело меня на Часовенное озеро, помню, как лед озера проминался под сапогом, но не шуршал слоеным пирогом, помню еще и еще шаги дальше от берега и неожиданную легкость, с которой тело погрузилось в воду...

Пожалуй, этот случай мало чем отличался бы от купания в холодной воде, если бы не жестокий мороз. До берега пришлось добираться долго. Потом я выбежал на бугор, хотел вылить из сапог воду, но вода уже не выливалась – она стала льдом. Оставалось бежать, бежать к дому, к печи.

До дома было не более двух километров, но эти километры предстояло преодолеть с уходящими в мороз ногами... На полпути ноги уже не чувствовали под собой дороги, я уже падал, с трудом поднимался и тогда-то узнал предательское чувство успокоения. Это чувство жило в моем сознании, словно оно могло быть выражено просто: зачем бежать, отдохни, ведь все равно сильнее не замерзнешь, – но эти слова покинули меня вместе с сознанием, и человеку, еще не прошедшему все свои дороги, осталась одна-единственная подсознательная программа действия: «Надо жить!»

Уже потом, после печи, после горячего чая, после случайной обнаруженной таблетки тетрациклина и многих зубчиков чеснока, я внимательно разобрал свой собственный путь... Оказалось, я просто полз по снегу, полз, наверное, не помня, что делал, по дороге потерял шапку, загребал голыми руками снег, иногда сбивался с пути, но все-таки нашел свой дом и, тоже не помня как, оказался в печи...

Первое чувство, вернувшееся ко мне, было чувство жажды и ощущение сырости под боком. Жажда пришла с жаром, а сырость явилась из оттаявших сапог, брюк, куртки... Потом надо было встать, добраться до постели и долго лежать в тупом бреду... Но жажда жить победила и здесь. Она подняла с постели, заставила развести огонь и согреть чай.


А.С.ОНЕГОВ
ПЕРВЫЙ ЛЕД

Сегодня встало озеро. Лед крепчал и потрескивал, выбрасывая из трещин яркие мороженые искры-звезды. Первый лед. Первый в этом году на этом озере. И я первый, кто пробьет в этом льду круглое окошечко-лунку и заглянет туда, в таинственную глубину.

Лед уже не потрескивал под ногами. Правда, тяжелая пешня пробивала его сразу, с одного несильного удара. Я стоял уже далеко от берега. От лодки, перевернутой на берегу кверху дном, тянулись сюда, ко мне, по жесткому морозному инею осторожные следы слепого человека – человек будто на ощупь искал дорогу. На первом льду мы всегда, наверное, немного слепы от незнания льда, от солнца и ледяных искр. Я слепну еще и от тайги.

Тайга не была чисто-белой. То ли от неба, то ли от абсолютной чистоты снега и замерзшего воздуха все, что можно было назвать белым, было сейчас чуть-чуть голубым. Тайга молчала. Не было ни движения, ни звуков. Солнце тоже остановилось в морозной дымке. Это счастье – быть в мире стихнувших стихий, стихнувших после бурного северного лета и шквальной осени, быть не чужим, а своим, быть частью этой тишины – я испытал впервые. Каждый день с первыми голубыми тенями зимнего утра я снова переживал это счастье.

Рыба тоже, наверное, по-своему переживала тогда эту тишину, переживала молча и неподвижно и совсем не ловилась. Первого льда, в нашем рыбацком понимании, в этот раз так и не было. Я оставил этот рыбацкий первый лед до следующего года и хорошо знал, что если на следующий год не будут на снегу рядом с лункой гореть на морозном солнце красноперые окуни, то я все равно обязательно испытаю снова какое-нибудь счастливое чувство, открытое мной первый раз.


А.С.ОНЕГОВ

Редакция «РОГ» также поздравляет юбиляра с замечательной датой и желает ему дальнейших творческих успехов. Публикуем два рассказа «в тему» начавшегося ледостава из новых книг Анатолия Онегова, выпущенных издательствами «Жизнь и мысль» и «Русский мир».



Георгий КОРОЛЬКОВ, член Союза писателей России 24 ноября 2004 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑