С мальком за окунем

Oчевидцем этой удивительной и странной, на первый взгляд, рыбалки я оказался на реке Киржач, что протекает у самой границы между Московской и Владимирской областями. Порыбачить на эту реку поехал по совету знакомого рыбака, который тут бывал неоднократно и всегда оставался доволен уловом. По его словам, река чистая, много здесь привлекательных мест, омутов, где можно забросить удочку. А неизменные трофеи – плотва, окунь, подлещик, голавль, язь.

Правда, мой знакомый делился впечатлениями о летней рыбалке. Я же собрался сюда поздней осенью, когда в воздухе уже стали появляться первые «белые мухи». Доехал на электричке до железнодорожной станции «Усад», отсюда пешком до Киржача. Река, а вернее, речка оказалась действительно очень живописной. Испробовал немало заманчивых мест, постепенно продвигаясь вверх по течению. На мотыля довольно бойко поклевывали некрупные окуни, плотвички, однако ожидаемых голавлей и подлещиков, на которых я рассчитывал, так и не дождался, хотя то и дело менял насадку, пробовал ловить не только на мотыля, но и на червя, манную кашу.

Не задерживаясь долго на одном месте, вскоре добрался до шумного переката, после которого речка впадала в довольно внушительный, глубокий омут. Как выяснилось, здесь в свое время была водяная мельница. Остатки плотины от нее еще сохранились, из-за чего и падала с шумом вода, образовав омут с плавной круговертью у берегов.

Тут-то и оказался я нечаянным свидетелем той странной рыбалки, о которой упомянул выше. На противоположном берегу, у самого края омута, стоял рыбак с бамбуковым удилищем в руках. Он не просто держал в руках удилище, а проделывал им какие-то непонятные манипуляции. То чуть приподнимал удилище, некоторое время фиксировал его в этом положении, затем снова опускал. Причем эти подъемы и опускания не были однообразными. Приподнимал удилище то плавно, то короткими рывками. Затем то плавно, то пять же рывками опускал. Между подъемом и опусканием порой выдерживал короткие паузы. Показалось странным и то, что на леске не было поплавка.

«Чудак какой-то», – подумал я. Наблюдать за непонятными действиями рыболова просто надоело, я забросил в омут свою удочку и все внимание переключил на поплавок. И тут рыбак на противоположном берегу резко подсек, его удилище согнулось в дугу, начало энергично «кланяться» под мощными рывками какой-то рыбы. Меня заинтересовало, что за рыба оказалась на крючке и что будет дальше. А дальше было просто: рыбак постепенно подвел свою добычу к самому урезу воды, а затем выволок ее на берег. Добычей оказался окунь более чем на полкилограмма.

Сняв с крючка полосатого разбойника, рыбак опустил его в садок, затем подошел к стоявшему неподалеку ведерку, что-то вытащил из него и стал насаживать на крючок. Лишь после того как наживка повисла на крючке, я понял: рыбак ловит на малька. Закинув удочку, он вновь начал проделывать ею «чудодейственные» манипуляции: то поднимал ее плавно или с подергиванием, то таким же способом опускал. Не прошло и получаса, как картина повторилась: рыбак вновь подсек, удилище согнулось в дугу и вскоре очередной окунь пополнил садок.

Только теперь до меня дошло: он летней удочкой занимался, можно сказать, отвесным блеснением по-зимнему. Но вместо блесны на конце лески была живая рыбка – малек. А все остальное полностью совпадало: рыбак почти так же «играл» мальком, как это делают блесной со льда. И нетрудно представить «поведение» малька под водой: он то устремлялся вверх от дна, то нырял вниз, привлекая и соблазняя хищного окуня. У меня же, к сожалению, мальков при себе не было, а на червя и мотыля поклевывали лишь некрупные окуньки.

Этот наглядный урок ловли окуней на малька методом отвесного блеснения летней удочкой в речном омуте почему-то особенно запечатлелся в памяти. И каждый год с приходом осени я вспоминаю об этом, мысленно строю планы заняться такой рыбалкой. К сожалению, эти планы так и не сбылись: то увлекает уже привычная рыбалка на поплавочную удочку, то возникает проблема с добычей мальков, то просто недосуг.

Зато несколько раз удалось половить окуней на малька осенью на Заморном озере под Шатурой. До этого я неоднократно ловил здесь полосатого на червя у бровки подводного оврага, где мель резко обрывается и начинается глубина. Попадался в основном мерный окунь. Так было обычно в конце лета и начале осени. Но в более позднюю осеннюю пору клев на червя заметно ослаб, зато начался активный клев на малька.

Я знал, что мальками здесь можно легко запастись на месте ловли, а поэтому на очередную рыбалку снарядил удочки с более толстой леской и крупными крючками, взял с собой сетку-малявочницу. Накачал надувную лодку и с рассветом подплыл к выступающим над водой водорослям на одном из мелких участков. Опустишь малявочницу в прогалину между водной растительностью, выждешь несколько минут, затем быстро поднимешь ее – и несколько трепещущихся рыбешек снимешь с сетки, опустишь в канну с водой. Наряду с мелкими плотвичками попадались и окуньки с мизинец. Я хотел было их выбросить, полагая, что на такую жесткую, колючую приманку окунь вряд ли соблазнится. Но мне сказали, что жирующий в эту пору «полосатый» не откажется и от своего младшего собрата.

Так оно и случилось. Запасшись мальками, подплыл к заветному месту – границе мели и глубины. Заякорил лодку так, что задний груз лег на дно примерно на метровой глубине, а передний опустился почти на четыре метра. Измерив с помощью глубомера глубину перед лодкой, установил спуск так, чтобы малек ходил примерно в 20–40 сантиметрах от дна. Зарядил таким образом две удочки, забросил.

До чего же красивы, решительны были поклевки осеннего окуня! Поплавок без всяких предупредительных подергиваний резко уходил под воду и больше не появлялся. И с подсечкой спешить было необязательно, окунь заглатывал приманку надежно, сходов почти не было. После подсечки удилище упруго изгибалось, рука ощущала приятные рывки сопротивляющейся рыбы. Причем «полосатый» одинаково жадно хватал как малька-плотвичку, так и мизерного окунька.

Поклевки, правда, были не так уж часты, как хотелось бы, но верны: мелочь не попадалась, шел довольно крупный окунь. Когда клев ослабевал, я брался за удилище, поднимал и снова опускал его. Делал это то плавно, то короткими рывками—подергиваниями. Словом, старался делать так, как тот рыбак на берегу Киржача. И нередко случалось, что сразу после такой игры следовала поклевка. А после очередного исчезновения поплавка под воду я привычно подсек, рука сначала почувствовала что-то вроде рывка на конце лески, затем пустоту. Поднял удочку и огорчился: крючка нет. Ну кто еще мог перекусить леску, кроме щуки? Этой хищницы тут тоже достаточно. Быстро привязал новый крючок и продолжил эту увлекательную, радующую душу рыбалку.

А погода, между прочим, была не из приятных: дул холодный ветер, резкие порывы которого накрывали зарядом мелкой, въедливой измороси. Но эти погодные издержки сполна окупались красавцами-окунями, то и дело пополняющими садок.

Нет, я не призываю всех рыбаков в эту хмурую позднюю осеннюю пору без оглядки бежать с мальком за окунями. Думаю, что в этом просто нет необходимости. Уверен, что настоящий любитель рыбной ловки и без меня знает, что именно в это не очень уютное для рыбалки время он может испытать истинную рыбацкую радость от встречи с полосатыми горбачами.


Кузьма ПАШИКИН 3 ноября 2004 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑