Угроза!!!

МИГРИРУЮЩИЕ РЕСУРСЫ

Предлагаемая передача полномочий в сфере контроля и регулирования использования охотничьих животных субъектам Российской Федерации может способствовать истощению ресурсов охотничьих животных.

Для диких животных не существует административных границ, в том числе границ между субъектами Российской Федерации и границ особо охраняемых территорий федерального значения. Не существует ни одного вида охотничьих животных, перемещения которых были бы ограничены рамками только одного субъекта Российской Федерации. Даже относительно малоподвижное охотничье животное (например, заяц-беляк) способно в течение считанных минут пересечь границу – и субъекта Российской Федерации, и особо охраняемой территории федерального значения.

Следует отметить, что даже считающиеся «оседлыми» виды птиц (из охотничьих – глухарь, тетерев, рябчик, белая и серая куропатки) совершают ежегодные перемещения на несколько десятков и даже сотен километров. Во время этих перемещений значительное количество особей этих видов ежегодно пересекает границы субъекта Российской Федерации. Строго оседлых видов птиц нет, и все виды птиц являются «перелетными».

Значительная часть ресурсов охотничьих животных (например, водоплавающие птицы, дикие копытные животные) мигрируют на большие расстояния, превышающие сотни и даже тысячи километров, пересекая на своем пути многие субъекты Российской Федерации.

Также и ареал большинства животных неоднороден и включает, с одной стороны, территории, где размножение намного превосходит смертность, а с другой стороны, где смертность выше. Из территорий с высоким уровнем воспроизводства животные постоянно расселяются. Нет никакой гарантии, что на пути расселения не проходит граница особо охраняемой территории федерального значения или административная граница субъекта Российской Федерации.

Таким образом, исходя из присущей многим видам охотничьих животных способности совершать миграции, передавать полномочия в сфере контроля и регулирования использования подвижных видов охотничьих животных субъектам Российской Федерации нецелесообразно. Это приведет к абсурду: один и тот же лось или лисица, обитающие около границы заповедника или федерального заказника могут несколько раз в день оказываться то в ведении федерального органа, то в ведении субъекта Российской Федерации.



ПРАВА РОССИИ – ЕВРОСОЮЗУ?!

Если мы не хотим содержать свои федеральные органы управления охотничьим хозяйством, то будем выполнять указания Евросоюза.

Для выполнения обязательств по международным договорам необходимо сохранить полномочия в сфере контроля и регулирования использования этих видов на федеральном уровне, поскольку субъекты Российской Федерации не могут отвечать по международным обязательствам России.

С другой стороны, необходимо учитывать и беспрецедентное давление на Россию с целью любыми путями организовать так называемое международное управление ее природными ресурсами, на страну, где охотничьи ресурсы всегда имели и будут иметь особое рекреационное и общественное значение.

Именно поэтому, в обход федеральных органов контроля и надзора в сфере охотничьего хозяйства, многочисленные международные общественные природоохранные организации стремятся наладить информационные потоки, содержащие информацию об охотничьих ресурсах России, непосредственно через субъекты Российской Федерации (кстати, многие из них напрямую финансируются западными правительствами, например Wetlands international – напрямую Министерством сельского хозяйства Нидерландов).

Передача полномочий в области регулирования использования охотничьих животных субъектам Российской Федерации на самом деле в ближайшее время приведет к «передаче» этих «полномочий» России непосредственно Евросоюзу. Если мы не хотим содержать свои федеральные органы управления охотничьим хозяйством, то будем содержать управленцев из Евросоюза. Таким образом, российский налогоплательщик будет «кормить» сельхозструктуры Евросоюза, откуда нам и будут «спускать» квоты добычи и сроки охоты, а главное – перманентные запреты на проведение охоты в России.



РЕГУЛИРОВАНИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ОХОТНИЧЬИХ РЕСУРСОВ ЗА РУБЕЖОМ

Следует отметить, что в развитых зарубежных странах со сходными природными условиями, например США, Финляндия, учет, мониторинг и регулирование использования охотничьих животных осуществляется специально уполномоченными федеральными органами, например, Службой рыбы и дичи Департамента внутренних дел США, Министерством сельского и лесного хозяйства Финляндии. Эти организации имеют свои подразделения в штатах (США) или провинциях (Финляндия). Учет и мониторинг ряда ценных видов охотничьих животных осуществляются на единой методической основе, с централизованной обработкой и анализом информации.

Во Франции действует мощное государственное ведомство, отвечающее за комплекс вопросов, связанных с охотничьими животными и дикой фауной вообще, – Национальное Агентство Охоты и Дикой Фауны – Office national de la chasse et de la faune sauvage (ONCFS), до 2001 г. – Национальное Агентство Охоты (ONC). ONCFS имеет ряд координируемых из единого центра научно-практических подразделений, каждое из которых отвечает за определенную группу дичи. Эти подразделения вырабатывают единые (хотя природные условия Франции разнообразны) и обязательные методики учета численности и добычи охотничьих животных, проводят научные исследования как во Франции, так и за ее пределами. Сбор данных по указанным методикам осуществляют охотпользователи в тесном взаимодействии и под контролем ONCFS, сотрудники которого также обрабатывают и используют полученную информацию. Кроме этого, ONCFS имеет территориальные органы, низовым звеном которых являются государственные «егеря», в тесном взаимодействии с полицией осуществляющие надзор за соблюдением охотничьего законодательства.



РОССИЙСКИЙ ОПЫТ

Развитие систем охраны, регулирования использования охотничьих животных специализированными государственными охотничьими ведомствами (службами), ведение учета, мониторинга охотничьих животных на единой методической основе способствовало подъему охотничьего хозяйства многих зарубежных стран и союзных республик в послевоенный период. Не стала исключением и Российская Федерация.

В 1890–1910 годы стройная централизованная система регулирования использования ценных видов охотничьих животных в России отсутствовала. В результате численность многих видов диких копытных животных, бобра и соболя катастрофически сократилась, добыча их в 1920-е практически не производилась.

В 1920–1930 годы были предприняты попытки восстановить централизованное регулирование использования охотничьих ресурсов в Российской Федерации. С созданием 20 сентября 1944 г. Главного управления по делам охотничьих хозяйств при Совете Министров РСФСР (Главохота РСФСР) была налажена система учета, лицензирования и квотирования добычи охотничьих животных. В результате принятых мер численность и добыча диких копытных животных, бобра и соболя начала расти.

Система учета и регулирования использования охотничьих животных на федеральном уровне способствовала их сохранению и в годы современных реформ, при значительном ухудшении экономического положения сельского населения и усилении браконьерства. В результате своевременно принятых мер в настоящее время численность большинства видов диких копытных животных и соболя в целом по стране остается на уровне 1980-х годов.

С 1928 г. в угодьях республик бывшего Советского Союза (в основном в Российской Федерации) было централизованно расселено 28 видов пушных зверей, общим количеством свыше 430 тыс. особей. В результате запрещенные к добыче в 1910–1920 годы соболь и бобр после реакклиматизации вновь получили статус промыслового вида. Удельный вес в заготовках пушнины видов-интродуцентов составил около 45%. К началу 1990-х годов только в России в государственную заготовительную сеть поступило свыше 221 тыс. бобровых и почти 4 млн. собольих шкур. Причем стоимость шкурок интродуцентов превысила все затраты на их расселение более чем в 20 раз. С начала 1930-х годов на территории РФ было расселено 11 видов копытных животных, общим количеством превысившим 19 тыс. особей. В 1974 году по инициативе Главохоты РСФСР был интродуцирован первый представитель иноземных копытных – овцебык, а уже начиная с 1996 года, в рамках реализации программы, разработанной Охотдепартаментом МСХ РФ, только с п-ова Таймыр в трех новых регионах России расселено свыше 220 овцебыков.

Перечисленные результаты работ по интродукции охотничьих животных стали возможными исключительно благодаря централизованному государственному управлению охотничьим хозяйством. Разрабатывались видовые и региональные проекты по искусственному расселению животных, велась экспертная оценка всех заявок на выпуски, на федеральном уровне осуществлялись научно-методическое руководство и координация всех акклиматизационных мероприятий в республике, создан и пополняется информационно-аналитический банк данных по интродукции охотничьих животных.

Благодаря государственному контролю удалось предотвратить многие несанкционированные выпуски животных, при осуществлении которых был бы нанесен существенный урон экологической безопасности России.



РАЗРУШЕНИЕ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ СИСТЕМЫ

Отсутствие федерального мониторинга и регулирования использования охотничьих ресурсов – прямой путь к их истощению и постоянным конфликтам между субъектами Российской Федерации. Планируемая в настоящее время передача полномочий в области охраны, учета, мониторинга и регулирования использования наиболее ценных и подвижных видов охотничьих животных субъектам Российской Федерации не будет способствовать охране и рациональному использованию охотничьих ресурсов. В результате этой передачи произойдет разрушение действующей в настоящее время системы контроля и регулирования использования охотничьих животных, основанной на федеральном государственном учете охотничьих животных (Госохотучет РФ). Произойдет разрушение Госохотучета России, успешно работающего более трех десятилетий, являющегося одной из лучших в мире систем учета охотничьих животных, несмотря на незначительное, по мировым меркам, финансирование. Не случайно разработанный российскими специалистами зимний маршрутный учет внедрен с 1989 г. на всей территории Финляндии, ведутся работы по апробации этого метода в Швеции и Канаде. В настоящее время разработан уникальный в своем роде метод мониторинга физического состояния популяций охотничьих животных на основе централизованной обработки информации, содержащейся в именных разовых лицензиях на добычу охотничьих животных.

Данные федерального государственного учета и мониторинга охотничьих животных используются для контроля состояния охотничьих ресурсов, регулирования использования охотничьих животных, надзора в области охотничьего хозяйства.

С разрушением системы федерального учета, мониторинга и регулирования использования охотничьих животных создается реальная угроза истощения охотничьих ресурсов в субъектах РФ в силу завышенных квот на добычу. Квоты добычи, в свою очередь, будут основаны на завышенных показателях учета, полученных от охотпользователей при отсутствии контроля со стороны федерального органа исполнительной власти.

При регулировании использования охотничьих животных (в частности, при квотировании добычи) необходимо учитывать перемещения охотничьих животных между субъектами Российской Федерации. Сделать это можно только на федеральном уровне. Однако планируемая передача функций учета, мониторинга и регулирования использования охотничьих животных субъектам Российской Федерации исключит возможность устанавливать на федеральном уровне квоты даже таких подвижных и важных в хозяйственном отношении видов, как дикий северный олень и лось. Это неизбежно приведет к перепромыслу мигрирующих видов, так как многие субъекты Российской Федерации будут стремиться к перепромыслу мигрирующих популяции, чтобы ресурсы не достались соседу. У субъектов Российской Федерации вряд ли будет «чувство хозяина» по отношению к мигрирующим гусям и уткам. Последует истощение особо ценных охотничьих ресурсов, прежде всего копытных, в силу высокой миграционной активности животных, что влечет за собой отток ресурсов из смежных регионов (заполнение «экологического вакуума») и сведет на нет усилия по воспроизводству и охране ресурсов. В связи с этим возможны исчезновение мигрирующих популяций охотничьих животных, а также межрегиональные осложнения в, на первый взгляд, экономически второстепенной, но важной для общества охотничьей сфере.

Ликвидация же федерального регулирования использования охотничьих ресурсов, оказавшегося, вопреки жесточайшему социально-экономическому кризису, крайне эффективным, благодаря сохранению государственной управленческой вертикали, приведет к местничеству и конфликтам между субъектами Российской Федерации, к резкому увеличению финансовых затрат, связанных со спорами субъектов Российской Федерации и увеличением «охотничьего» бюрократического аппарата.

Эпидемиологическая безопасность России невозможна без федерального миграционного мониторинга водоплавающих птиц – основного объекта охоты миллионов российских охотников. Так называемый птичий грипп, геморрагическая лихорадка и целый ряд опаснейших заболеваний человека, теснейшим образом связан с мигрирующими птицами. Многие виды водоплавающих птиц – объекта массовой охоты в России – зимуют в странах с неблагополучной эпидемиологической обстановкой.

В практике некоторых иностранных спецслужб в 1960-е и 1970-е годы, судя по многочисленным публикациям в прессе, отмечались работы по использованию мигрирующих птиц в качестве переносчиков различных заболеваний. Учитывая это обстоятельство, необходимо отметить, что противостояние этим угрозам возможно только при отлаженной и действенной федеральной системе миграционного мониторинга.



МЕЖДУНАРОДНОЕ УПРАВЛЕНИЕ РОССИЙСКИМИ РЕСУРСАМИ?!

Утрата федерального регулирования использования охотничьих ресурсов – прямой путь к утрате Россией государственного суверенитета над ними. Итог: вместо российского государственного контроля охотничьих ресурсов России мы получим международное управление этими ресурсами и мощные зарубежные рычаги давления на российские региональные элиты, для которых охота традиционно является далеко не последним элементом ее рекреационного комплекса.

Подавляющее большинство популяций охотничьих видов (современная наука считает популяционный уровень управления ресурсами единственно возможным) занимают территории значительно большие, чем территории субъектов РФ или располагаются на территориях нескольких соседних субъектов РФ; именно это, а не стремление ограничить права регионов, является одним из оснований отнесения многих видов охотничьих животных к федеральной собственности.



• • •

Передавать полномочия в сфере контроля и регулирования использования ценных и подвижных охотничьих животных субъектам Российской Федерации нецелесообразно. Это приведет к истощению охотничьих ресурсов страны, а также к ограничению (частично и утрате) государственной власти России над ее охотничьими ресурсами, что, в конечном итоге, создаст угрозу ее экологической, экономической и политической безопасности.



О.Д. ПИСКУНОВ, зам. директора по науке, кандидат биологических наук,

И.К.ЛОМАНОВ, зав. отделом охотничьего ресурсоведения, кандидат географических наук,

А.Б. ЛИНЬКОВ, зав. отделом охотничьей орнитологии, кандидат биологических наук ГУ Центрохотконтроль

6 октября 2004 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑