Проект «Cамарга»

В 2001 году лесозаготовительная компания «Тернейлес» по итогам лесного конкурса выиграла право аренды сроком на 25 лет на 641,8 тыс. гектаров Самаргинского и Акзинского лесничеств Самаргинского лесхоза Тернейского района Приморского края для заготовки древесины. Это событие так и осталось бы незамеченным, если бы вокруг проекта «Самарга», кстати крупнейшего во всей российской лесной отрасли, не разгорелись бы нешуточные страсти. Дело в том, что местом будущих лесоразработок были выбраны девственные леса Сихотэ-Алиня, являющиеся территорией традиционного природопользования коренного населения – удэгейцев.

ЗА ЧТО БОРОЛИСЬ

Неожиданно для всех вскоре после победы в конкурсе «Тернейлес» наложил добровольный двухлетний мораторий на рубки леса в бассейне Самарги. Объявление моратория потребовалось компании для проведения всех изысканий и согласований. В одном из интервью главный инженер «Тернейлеса» С. НАУМКИН заявил: «У нас сейчас заключен договор с Дальлеспромпроектом. Будем определять современное состояние массива. И будем согласовывать эти объемы. Если там есть какие-то охотничьи угодья, все это тоже будет согласовываться. И мы должны будем определить реальную расчётную лесосеку с учетом всех ограничений (охотничьи угодья, экологические коридоры). Все это процесс согласований, мы не против этого».

Если оставить в стороне проектно-изыскательные работы, необходимость в которых возникла уже после победы в конкурсе, то добровольный отказ от немедленного начала вырубки леса был вызван, на нашему мнению, двумя причинами.

ПРО КОРЕННОЕ НАСЕЛЕНИЕ «ЗАБЫЛИ»...

Во-первых, не были до конца учтены интересы местной общины удэгейцев, ведущих первобытный образ жизни и поэтому в соответствии с Конституцией РФ, международными соглашениями и законами РФ обладающими определенными правами на среду их обитания, в том числе и на лес. Почему «забыли» про коренное население – это отдельная, довольно запутанная тема. Попытка оспорить в суде правомерность передачи Самарги «Тернейлесу», предпринятая рядом региональных экологических организаций, успехом не увенчалась, и тем не менее компания не решилась игнорировать факт проживания удэгейской общины на территории будущих лесоразработок.

... ЗАТО У «ТЕРНЕЙЛЕСА» ПОЯВЯТСЯ ПОПЕЧИТЕЛИ

И второе. Пауза потребовалась «Тернейлесу» для проведения сертификации лесоуправления на своих арендных площадях по стандартам Лесного попечительского совета (FSC). «Зачем «Тернейлесу» добровольный сертификат какого-то попечительского совета, когда у нас при желании и наличии денег можно обойти даже закон?» – спросит читатель. Дело в том, что в цивилизованном западном бизнесе слово «сертификат» находится в неразрывной смысловой связке со словами «репутация», «успех» и, наконец, «деньги».

Правда, «Тернейлес» – это российская компания, но вот основным покупателем его продукции, а также владельцем части акций предприятий группы является японская корпорация Sumitomo. Впрочем и Sumitomo, скорей всего, перебилась бы без сертификата FSC, если бы не природоохранная общественность Японии, довольно успешно подстрекающая японских потребителей не покупать товары из леса с экологически неясным происхождением. А вот мириться с потерями на японском, самом дорогом «деревянном» рынке мира не намерены ни «Тернейлес», ни Sumitomo.

Версию «РОГ» подтверждает координатор проектов по устойчивому лесопользованию ДВО WWF Денис СМИРНОВ: «В последнее время в мире растет озабоченность экологическими проблемами стран-экспортеров древесины Азиатско-Тихоокеанского региона. Один из примеров тому – требование к индонезийской целлюлозно-бумажной компании «Эйша Палп энд Пейпер» (APP-Asia Pulp and Paper) отказаться от продолжения истощительных вырубок оставшихся лесов Суматры, выдвинутое крупнейшими японскими покупателями ее продукции. Поэтому намерение руководства «Тернейлеса» сертифицироваться уже не выглядит столь необычно, как еще год-другой назад».

Впрочем, генеральный директор ОАО «Тернейлес» Владимир ЩЕРБАКОВ рассматривает сертификацию под другим углом зрения. По его мнению, работа по сертификации лесоуправления является хорошим стимулом для процесса улучшения культуры производства в целом и вовлекает в этот процесс всех работников предприятия. Как бы там ни было, но работы по сертификации начались: предварительный аудит был проведен в ноябре 2002 года аудиторской компанией SGS Vostok Ltd. Эта же компания будет проводить основной аудит в июне этого года. Надеемся, что аудит всей арендной площади «Тернейлеса» (а это 1,4 млн. га) пройдет успешно и на азиатских рынках появится первая сертифицированная российская древесина. Таким образом, если не наши лесные чиновники, так хоть японские покупатели помогут нам начать наводить порядок в русском лесу.

КАК РАЗОБРАЛИСЬ С МЕСТНЫМИ

За время моратория компания не только приступила к сертификация, но и, по мнению некоторых, решила проблему с местным населением. Как о крупном успехе всех заинтересованных сторон ДВО WWF сообщило о том, что 27 мая во Владивостоке в торжественной обстановке было подписано Соглашение о взаимодействии между Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера Приморского края и ОАО «Тернейлес». Впервые достигнута договоренность о том, что промышленная компания будет оказывать разностороннее содействие в реализации программ развития народа удэгэ. По мнению WWF, соглашение — важный шаг на пути к цивилизованному решению существующих проблем и партнерскому диалогу.

Выступая на церемонии, президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера (АКМНС) Приморского края, первый вице-президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Сибири и Дальнего Востока России Павел СУЛЯНДЗИГА сказал: «Подписание такого соглашения – это плод давних усилий многих людей и организаций, в первую очередь – самих коренных народов, которые пытаются отстаивать свои права, гарантированные Конституцией и международным законодательством, усилий наших друзей из экологических организаций, которые всегда помогали нам в трудную минуту. Это, конечно, и эволюция взглядов и мнений со стороны компании «Тернейлес», с которой у нас давний и трудный путь взаимоотношений.

Когда я только начинал в движении коренных народов тогда еще Советского Союза, для меня казалось, что противоречия между коренными народами и органами государственной власти носят антагонистический характер. Нам приходилось много биться с чиновничьем произволом, отстаивать свои права, мы вели эту борьбу, что называется, «не на жизнь, а на смерть». Спустя 7–8 лет я начал понимать, что нельзя вести борьбу на уничтожение. Мы должны вести борьбу за то, чтобы установить партнерство. И, как мне кажется, нам удалось это сделать не только в Приморском крае – по всей России пошли сдвиги по установлению такого сотрудничества малых народов и власти. Два года назад на сессии ООН в Нью-Йорке я говорил, что, к сожалению, учитывая мой личный опыт борьбы с промышленными компаниями, скорее всего, мое поколение политиков коренных народов никогда не сядет за стол переговоров с промышленными компаниями. Но вот – прошло всего два года, и я сижу за этим столом, буду подписывать соглашение от имени коренных народов с одной из уважаемых, по моему мнению, компаний. Я очень надеюсь, что это соглашение – первый шаг к тому, чтобы установить нормальный цивилизованный диалог с «Тернейлесом» и подписание такого соглашения принесет в итоге свои положительные плоды и для коренных народов, для всего Приморского края, для самой кампании и в целом – для Российской Федерации».

С оптимизмом смотрит в будущее и генеральный директор ОАО «Тернейлес» Владимир ЩЕРБАКОВ: «Как уже говорил Павел Васильевич Суляндзига, отношения между Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера Приморского края и ОАО «Тернейлес» имеют давнюю историю. Мы имеем опыт и отрицательный – так, в 1990 году так и не удалось договориться при работе совместного предприятия «Светлая». Затем новый виток развития – когда мы выиграли конкурс на освоение территории в бассейне реки Самарга, где проживают компактно удэгейцы. И это решение также непросто, как и для коренных народов, давалось и для нас. Главное, думаю, что в процессе этих взаимоотношений наша компания поняла, что коренные народы имеют преимущественное право традиционного пользования лесом – это биоресурсы, рыба, собирательство, и мы ни коем образом – это в Соглашении мы признаем, не претендуем на традиционные виды деятельности. Поэтому мы на себя берем обязательства прежде всего осуществлять свою деятельность таким образом, чтобы ущерб, который может быть нанесен традиционный видам деятельности, был минимизирован. Если же мы допустим где-то что-то некорректное по отношению к традиционному виду деятельности, мы обязаны будем возмещать тот ущерб, который мы нанесем. Кроме того, создавая инфраструктуру, мы будем предоставлять приоритетное право на рабочие места коренным народам – от этого, я думаю,улучшится их развитие. В этом сотрудничестве должны выиграть все, и прежде всего – коренные народы. Сегодняшнее подписание мы оцениваем как первый шаг в нашем движении на пути сотрудничества. «Тернейлес» готов его продолжать».

Остался доволен проделанной работой и директор Дальневосточного отделения Всемирного фонда дикой природы (WWF) Юрий ДАРМАН: «Везде, где на границе цивилизации и нетронутой природы мы сталкиваемся с проблемами сохранения биологического разнообразия и устойчивого природопользования, нашими главными союзниками являются именно местные коренные народы. Потому что они больше, чем кто-либо заинтересованы в сохранении дикой природы.

В нашей деятельности на Дальнем Востоке мы опираемся на местные общины. На Сихотэ-Алине, где обитает амурский тигр, к сохранению которого мы прилагаем свои главные усилия, это, конечно, удэгейцы. Они напрямую связаны с местами обитания тигра, и тигр является частью их культуры. Мы уверены, что удэгеец никогда руку на тигра не поднимет. Это для нас принципиально важно. У WWF подписан договор о сотрудничестве с Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера Приморского края. Мы всегда спрашиваем – что нужно вам, удэгейцам и в зависисмости от их нужд, предпринимает дальнейшие шаги. И когда обсуждался вопрос по Самарге, мы сказали, что последнее слово всегда будет за теми, кто там живет.

Кроме того, соглашение о сотрудничестве и взаимодействии у нас подписано и с «Тернейлесом». Вообще, есть два варианта охраны природы – можно просто не пускать в лес, постараться все закрыть. Мы пытаемся использовать этот путь максимально, но реально под охрану можно взять 15–20% территории. На остальной же территории надо искать какие-то компромиссные решения для разумного хозяйствования. Это сложно. Нам тоже непросто было сесть за стол переговоров с компанией, которая лес рубит. Но еще в 2001 году мы стали смотреть кто и как рубит и увидели большую разницу. Та же компания «Тернейлес», когда к ней приезжали и Гринпис, и Всемирный фонд дикой природы, и Социально-Экологический союз, на своих делянах показала, что они в принципе умеют хозяйствовать разумно, не нанося невосполнимого ущерба природе.

Надеемся, что соглашение, которое будет подписано сегодня, станет основой для дальнейшего сотрудничества и «Тернейлеса», и других компаний с Ассоциацией коренных малочисленных народов. Уверены, что «Тернейлес» встал на правильный путь: он добровольно провозгласил свое желание сертифицироваться, он открылся для общественности. Это было, думаю, для компании очень непросто, потому что она стала сразу же наиболее уязвима для критики. Ведь те компании, которые ничего не заявляют, они, естественно, спокойно рубят лес, и мало кто занимается их критикой, потому что сложно критиковать тех, кто не слышит.».

«СОГЛАШЕНИЕ С «ТЕРНЕЙЛЕСОМ» – СДАЧА САМАРГИ»

Однако не у всех было праздничное настроение в день подписания Соглашения. Так, руководитель общественной организации БРОК (Бюро региональных общественных кампаний) Анатолий ЛЕБЕДЕВ уверен, что «соглашение с «Тренейлесом – это фактическая сдача Самарги». «Сегодня Ассоциация коренных малочисленных народов Приморья организовала в своем роде историческое мероприятие – подписание Соглашения о сотрудничестве с компанией «Тернейлес», – поясняет он свою мысль. – В практике работы крупных «покорителей природы» на территориях традиционной хозяйственной деятельности коренного населения края это первый случай, когда лесопромышленники как будто готовы учесть интересы местного населения, помочь ему безболезненно вписаться в систему цивилизованных рыночных отношений и обрести приличный уровень жизни. Все это, безусловно, должно вызвать в обществе всяческое одобрение, без которого «Тернейлес» вряд ли получит столь желанный для него добровольный сертификат «экологически неистощительного лесопользователя» в рамках престижной международной системы Лесного попечительского Совета (ЛПС).

Тем не менее, при знакомстве с текстом Соглашения у экологов возникает множество вопросов. Как было заявлено группой представителей ведущих экологических организаций России и региона двумя неделями раньше на пресс-конференции, посвященной выявленным грубым нарушениям законодательства со стороны «Тернейлеса» при освоении территории Самарги, диалог с нарушителем такого масштаба, в особенности для коренного населения, отныне вряд ли возможен, а скорее опасен. По крайней мере, пока судебные органы, в которые передаются материалы о нарушениях закона, не дадут свою оценку тому, что сделано «Тернейлесом» в запретной пограничной и водоохранной зонах задолго до завершения экологической экспертизы и даже до разработки технико-экономического обоснования проекта. О необходимости отложить подписание каких-либо соглашений с «Тернейлесом» до получения правовой оценки его действий в бухте Адими говорил на одновременной пресс-конференции в Москве и вице-президент Российской Ассоциации коренных малочисленных народов Павел Суляндзига. Обязательным условием для общественного одобрения работ на Самарге два года назад на депутатских слушаниях в краевом Законодательном собрании ставилось и создание Территории традиционного природопользования, запланированное 13 лет назад, но так и не исполненное властями. На тех же слушаниях глава компании В.Щербаков открыто признал, что процесс сдачи Самарги в аренду прошел без требуемого уровня гласности, а это – нарушение закона.

ОХОТНИКИ УДЭГЕ РОДНЫЕ УГОДЬЯ НЕ ПРОДАДУТ

Но на документе, который подписан с тем же «Тернейлесом» 27 мая, стоит та же подпись Павла Суляндзиги, только в другой должности – председателя Приморской Ассоциации. Хотя обеим Ассоциациям хорошо известно, что группа наиболее активных охотников из самаргинской общины «Агзу» недавно была вывезена в Пластун для подписания совсем другого документа, в котором перечислены были формы и размеры компенсаций удэгейцам за их согласие на разрушение исконной среды обитания. Суммы были конкретные – каждому охотнику от 40 до 140 тысяч рублей, но столь же конкретным был и отказ охотников, прекрасно знающих цену своему живому лесу.

Более того, Ассоциациям известно и то, что лидер общины Аркадий Каза на слушаниях два года назад требовал отменить результаты Самаргинского конкурса и провести его в полном соответствии с законом, то есть – с учетом отрицательного мнения общины. Известно Ассоциациям также и то, что экологические организации уже два месяца назад предъявили свой пакет требований к компании, в которых, наряду с защитой интересов коренного населения, полностью зависимого от своей среды обитания, высказаны и чисто экологические и правовые ограничения. И глава компании не раз заявлял, что готов к диалогу по этому документу. А тем временем продолжал вести масштабные и полностью незаконные работы по строительству порта в бухте Адими.

Экологов часто обвиняют в том, что они тормозят экономическое развитие страны в угоду иностранному капиталу. Особенно этот тезис популярен в Приморье. Сейчас к нему смело можно добавлять и другой – некоторые вредные экологи ставят палки в колеса такому желанному развитию диалога и партнерства между коренными жителями тайги и теми, кто эту тайгу вырубает в целях личного обогащения и поддержания бюджетов. По крайней мере, так выглядела наша непримиримая позиция в отношении к незаконному строительству в бухте Адими на фоне официальной церемонии, где было подписано Соглашение о сотрудничестве между Ассоциацией коренных народов края и «Тернейлесом». Пользуясь тем, что на церемонии отсутствовали представители Самаргинской общины, которой реально угрожает деятельность «Тернейлеса», Павел Суляндзига подписал документ, дающий компании фактически карт-бланш на дальнейшие нарушения базовых российских законов, по которым «Тернейлес» уже несколько лет выступает ответчиком в десятках судов. Нет сомнений, что именно этот документ компания использует в качестве свидетельства успешного разрешения конфликта с общиной «Агзу». О том, что люди из общины и рядом с этим Соглашением не стояли, никто не узнает и не спросит, увидев внизу подпись влиятельного политика из того же малочисленного народа.

БЕЗЗАЩИТНУЮ ОБЩИНУ УДЭГЕЙЦЕВ ПРЕДАЛИ?!

Участники этого сомнительного торжества, сильно смахивающего на предательство по отношению к беззащитной общине «Агзу», дружно говорили об окончании эпохи противостояния между коренными народами и бизнесом, о начале эпохи диалога и партнерства. На фоне трехлетней череды судов, между которыми мечутся защитники «Тернейлеса», это выглядит по крайней мере странно. Но самое удивительное, что в то же время Павел Суляндзига не менее жестко, чем Самаргинские удэгейцы, говорил о невозможности «никаких компромиссов» с лесорубами, если они придут с пилой на его родной Бикин. «Мы приложим все усилия, чтобы никаких рубок на верхнем Бикине не производилось», – сказал известный политик. Однако, на вполне естественный вопрос журналиста: «А что же Самарга и община «Агзу», они что, второго сорта?» – ответ был дан в том смысле, что сегодня уже половина живущих там людей «Тернейлес» поддерживает, и отдельное соглашение с общиной будет подписано в ближайшее время.

В 2001 году, при сдаче зарезервированной Самарги в рубки, все трудоспособное население территории – 105 человек – подписалось категорически против этого. Сам документ был немедленно передан не только экологам, но и Приморской и Российской Ассоциациям, которыми руководили те же самые люди, тогда еще, видимо, недостаточно созревшие для диалога и партнерства, а значит – более настороженные к лесозаготовительным амбициям и планам. И тем не менее, всю кампанию по противодействию от реализации арендного договора вели одни экологи. Ассоциации молчали, если не считать единственного выступления руководителя информационного центра Российской Ассоциации РОДИОНА СУЛЯНДЗИГИ в одном из судебных процессов, еще не против компании, а против администрации, проводившей лесной конкурс. Сегодняшний акт достойно венчает это молчание: Самарга для удэгейцев, стоящих в руководстве Российского движения коренных народов, действительно – территория второго сорта. И они действительно наивно верят, что компания, обманувшая общество столько раз, вдруг сдержит свои обязательства. Даже если и сдержит – на ее место на верхнем Бикине немедленно придут другие, менее склонные к политическим играм и более заинтересованные в превращении тайги в деньги уже безо всяких оговорок.

Для удэгейской культуры, Приморья и всего человечества территории Бикина и Самарги равноценны. Обе содержат эксплуатационный лесфонд, и обе зарезервированы для охраны в интересах коренных народов. Решение сдать Самаргу без боя, и без участия заинтересованных граждан ради эффектного политического шоу неизбежно создает прецедент, подкладывая мину замедленного действия и под лесные массивы Бикина. Подписанное Соглашение, важное для политиков как, на первый взгляд, позитивный документ, опасно тем, что среди множества красивых слов и обещаний почему-то абсолютно игнорирует одно важное понятие – Закон.

Всячески приветствуя любой диалог с руководством компании, пытаясь поддерживать его совместно с лидерами общин коренных народов на протяжении более чем десяти лет, ОО БРОК считает, что такой стиль работы исключает конструктивный диалог с компанией в данный момент, и предполагает более жесткие меры прокурорского реагирования для пресечения противоречащей закону деятельности. Со своей стороны БРОК, как официально уполномоченная организация в процессе оценки управления лесными ресурсами «Тернейлеса» в рамках добровольной сертификации ЛПС, готова обеспечивать регулярное информирование общественности обо всех противозаконных действиях компании «Тернейлес» и об ответных акциях родовой кочевой общины «Агзу», с которой БРОК имеет долговременный договор о сотрудничестве».

ОТ РЕДАКЦИИ

Всем памятны случаи, когда лесозаготовители приходили в угодья, обещая местному населению райскую жизнь. Когда, через несколько лет компании покидали «освоенные» территории, таежные поселков оставались в такой же разрухе, а их жители продолжали влачить нищенское существование. Но теперь уже без леса.

Сегодня у компании «Тернейлес» появился уникальный шанс доказать, что в России могут с успехом использоваться лесовозобновляемые технологии на уровне мировых требований, не ущемляя при этом интересы коренных жителей. Как она воспользуется этим шансом покажет время.


Использованы материалы ОАО «Тернейлес», WWF России и ОО «БРОК»

Владимир КРИЧЕВСКИЙ 23 июня 2004 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑