Репортаж из-под первого льда

Первый лед может стать последним. В жизни. Потому как человеческий организм очень плохо адаптирован к пребыванию под ним. Дальнейшая жизнь зависит от того, удастся ли выбраться обратно, и насколько быстро после этого получится переодеться в сухое и обогреться. Вот самая свежая история: первый лед – 2003, Вологодская область...


Достало межсезонье. Погода как издевается: то пошло на минус, лодку пришлось срочно выдергивать, то вдруг зарядили дожди, растопив и еле просматривающийся снежок, да и землю под ним. Неделя, вторая, третья... Ну, сколько можно? Но – ура!... «Фобос» дает минус 10 – ночью – и днем минус пять! Вот только со среды... Неужели застынет?! Ну не 10, но пять-то держалось. И не со среды, а с четверга... На городских улицах зима всегда менее заметна, за городом уж должно быть...

Не могу терпеть! В пятницу, проезжая через один из мостов, вижу корочку льда, затянувшую все зеркало. Диктор местных новостей по радио бодро пророчит ночью до 16, днем 10-11. Это ж совсем другое дело! В субботу рано, а вот в воскресенье можно попробовать. ...Опять обманули: держится около минус 6, но поеду! Звоню отцу, забираю из гаража ящик со шнеком, удочки даже не смотрю – на льду перевяжу, если что... Объезжаю городские рыболовные магазины, но кроме искусственных мотыля и опарыша ничего не нахожу из наживки. Наплевать, на блесну попробую, да и «безмотылки» есть.

Утром музыкальный центр, настроенный на будильник, будит: «Я тебя никогда не забуду! Я тебя никогда не увижу!». Раскаркался, Кассандр... Около половины восьмого я уже у отца. Он в полной «боевой»:

– Ну, куда поедем?

– А давай на Южок, если что, то можно прокатиться на Судбицу, да и Новинка почти по пути – можно завернуть...

– Поехали!

В близлежащем ларьке беру фляжку «Арарата» – не так часто выпадает первый лед, да и с отцом видимся «по праздникам». Дорога легкая. Сильно не гоню – куда спешить, еще только светает.

Южок встречает ровной коркой, вдоль берега слегка припорошенной снежком. Видны следы ко льду: зашли метра на два от берега – и обратно. Интересно, почему? Шнек на первом льду плохой помощник, а пешней я так и не обзавелся. Вроде, в машине должен быть топор, но не нахожу, видимо, выложил в гараже. Беру лопату. Отец вызывается попробовать, как более легкий: в нем около 80, а я со всей амуницией на все 120 потяну. Заходит... Лед потрескивает, но держит.

– Пап, ты далеко-то не ходи, посмотри толщину.

Лопата «на раз» пробивает лед...

– Сантиметра четыре, сынок.

– Маловато. Ну, куда ты опять!?

– Сейчас поглубже посмотрю... Здесь тоньше значительно.

– Давай на берег!

Подходит «местный» мужичок с пешонкой из арматурины и с деревянным стулом на шее.

– Ну, как?

– Да чего как? Тонковато. Метра на три вон отошли, а дальше – боязно...

– А я посижу, пожалуй. Может, чего и клюнет.

– Не, мы на Судбицу скатаемся, разлив должно было прихватить получше.

– Ага, давайте, удачи!

Садимся в «Ниву» и сворачиваем в лес. От Дома охотника на Южке до Судбицы километра два петляния между деревьями. Минут через десять мы у реки. На берегу стоят еще две машины. О, мы не одни такие... Два мужика стоят на льду метрах в пяти от берега. Если на Южке лед был без снега, пугающий своей чернотой, то здесь все белое, видны только замерзшие клочки травы и отдельные кусты на отмелях.

– Безумству храбрых поем мы песню! Привет, мужики! Как лед?

– Тут ничего, а дальше – колом прошибается сразу...

– А где эти, со второй машины?

– Вон, видите, на мысу выбираются. Они повыше перешли реку, там по берегу до мыса, и – на разлив... Только чуть не ползут, на ящики опираются.

– Вы-то как, пойдете?

– Не знаем, хотели, но... Пожалуй, лучше еще съездим повыше, может там?..

Люди на льду, а мы чего? Подбираю кол, брошенный мужиками, достаю буксировочный трос-ленту из багажника, цепляю петлей. А вдруг?.. Ну, с Богом!

Реку на омутах переходим вдоль подмерзшей трещины легко. Ну, потрескивает, так ведь на то он и перволедок. Лесом проходим до мыса, потом через кусты и камыши, и вот мы на выходе в залив:

– Смотри, пап, как далеко забрались. Тоже вдоль трещин ползают. – Эй, глубоко?

Один молча показывает чуть выше шапки. Нормально, этот год вода высокая, а так здесь обычно мельче. Выхожу на лед, отец остается на берегу отдышаться – возраст... Вдоль нарубленных по трещине лунок пробираюсь метров за 50 от берега. Когда иду – из дыр выступает вода. Ну так ведь не январь... Не доходя до мужиков, беру метра три в сторону от трещины, сажусь на ящик и несколькими ударами лопаты пробиваю дыру. Да, сантиметра три-четыре всего... Вода фонтанчиком заливает лед, в смысле – тот подо мной садится. Что-то неуютно... После пятка проводок выдвигаюсь обратно к трещине, сажусь на дыру, оставленную мужиками. Здесь получше – по крайней мере, не топит. Не топило... Отец, наконец, выбрался на лед, подошел ко мне и...

– Пап, ты бы не подходил близко, смотри...

– Ладно-ладно, я вон туда, – и уходит дальше по трещине за мужиков.

Под ним лед особо и не трещит. Усаживается, я же начинаю метаться вправо-влево от трещины метров по пять. Ничего... Только водичка выступающая да разбегающиеся трещины нервишки подразнивают. Смотрю, а один из «старожилов», отошедший в сторону залива по поперечной трещине, что-то кладет в ящик. Так, а если туда? Блин, страшно-то как! Они уже лед поднагрузили, подо мной он явно прогибается. А если обойти по берегу и выйти с другого конца трещины? Там же никто не был, значит, лед «свежий». Кричу отцу, чтоб не волновался, и выхожу. Пока перся сквозь камыш, увидел еще одну трещинку, поближе к основному руслу. А не попробовать ли здесь? Выхожу, вроде ничего. На другой стороне появляются еще человек пять и смело разбегаются по заливу. Ни фига себе! А я чего нервничаю? Бью лунку – глубина с метр, глухо... Сдвигаюсь – полтора, опять ничего. Еще на русло – столько же, рыбы нет, а из лунки прет вода! Удираю обратно на берег и продолжаю осуществлять планы по «обходному» варианту. Так, вот я и на месте. Заход на лед уже привычен, даже не проваливаюсь, да тут и воды-то, наверное, нет. Сдвигаюсь метров на 60 от берега и чуть в стороне от трещины, присаживаюсь. Ё-мое! Погружаюсь на глазах! Бегом отсюда! Мелко семеню в сторону берега... Черт, на «старом» следе нога вдруг проваливается! Чего ж делать-то? Стоять нельзя. Опаньки, попал. Так, а если к мужикам сдвинуться, вон, как свободно ходят? Шаг, другой... Э-э-эх, готово, приплыл!.. Холодно-то как! Эй, а дно-то где? Мамочки, лед совсем не держит. Ящик еще этот! Что там советуют: нужно увеличить плоскость? Ложусь на кол – какое там! Лед как картон, начинает сразу прогибаться и мокрым печеньем разваливается на куски. А еще? Падаю назад... Так, а если боком? Скидываю один «Рокс», сдираю второй, пытаюсь закинуть ногу и плечо... Хрен там! Э, так ведь и утонуть недолго! Руки уже скрючило, ноги немеют, понимаю, что меня все видят, но все-таки пытаюсь покричать – мол, долго не протяну... Челюсть не ворочается, язык как деревянный. Да что ж такое-то!.. По кругу мечусь по полынье, с каждой попыткой выбраться расширяя ее еще больше...

Сквозь пелену, затягивающую глаза, вижу мужика, подползающего к майне:

– Хватай пешню!

Какое там! Кисти как колтышки, на древке даже не сходятся...

– Веревку! Веревку давай сюда!

Это они мне? Какую веревку? А-а! Где-то был кол? Вот он, пытаюсь кинуть конец, получается плохо. При очередном перевороте кол проваливается и, вдруг, одним концом во что-то упирается! Дно! Будем жить! Хрена я вам сдамся! Пока метался – «уплыл» с глубины. Пробую встать на дно – норма! Нос на улице...

Так, отдышаться... Чего орут? А, веревку просят – ну держите... Рука в петлю не лезет, обматываю вокруг кисти:

– Давай!

А чего: давай? Он же меня так не выдернет. Пытаюсь боком лечь на лед, рывок – опять в воде... К мужику подползает второй. Вижу, как отец бежит от берега с бревном. Пытаюсь криками отогнать его, мужики орут тоже. Всеобщее веселье. Заторможенность какая-то, как будто у меня времени вагон, никуда не тороплюсь... Вдали «коллеги» сваливают на берег... Ну, чего вам еще? Ну, намотал... Опять вода.

Мужики орут, чтоб ломал лед в сторону берега. Ага, я тут до вечера так просижу. Пытаюсь подтянуться – хруст льда, вода... Еще – вода... Опять на бок? Ноги как чугунные, ну, тащи!.. Пошло! Черт, метра через два веревка соскальзывает с запястья. Индифферентно лежу и смотрю на то, как подо мной сначала появляется вода, потом расходится только что целый лед...Передо мной снова конец веревки, все по новой...

На ...дцатый раз удается! Меня как на санях пузом волокут по снегу метров на 10 от майны... Неужели все?

– Вставай, не лежи! На берег беги! Не стой, снова провалишься!

Отец пытается сунуться ко мне, его отгоняют. Во мне сейчас весу... Начинаю соображать, что если буду стоять, то действительно опять ухну. Бегу на берег. Ног почти не чувствую, что-то за спиной мешается... А, рюкзак. Так это мне термос мешал, снять бы его, а то и так шевелиться трудно. Да бегу я, бегу... Коньяк? Какой коньяк, да, в машине...

Как могу, бегу по лесу, не обращая внимания на ветки и состояние тропы под ногами. Всего пути где-то с километр. Интересно, я сейчас, наверно, Карбышева напоминаю, когда того немцы водой зимой поливали? Черт, мне ж еще через реку на тот берег надо! А-а-а-а! Масса на единицу площади много выше, лед еле держит, но добираюсь благополучно. Вот сейчас песня будет, если сигналка не сработает! Кстати, ключи-то хоть на месте? Шлепаю рукой по карману, вроде там. Так, скорее... Ура! Нива с двукратным писком открывается! Так, имобилайзер – есть, ну, заработала, родная! Печку – двигатель еще теплый... Хорошо, что поехал в «цивильном», в машине остались джинсы, куртка, ботинки с носками. Потерпеть еще чуток: как могу быстро скидываю все с себя, натягиваю на голое тело сухое и забираюсь в машину... Все!

Потом чай, коньяк, 60 км до дома, «Немиров» с перчиком, таз с горячей водой... Отец говорит, что все продолжалось минут 20, да пока еще бежал. В минус: ящик со снастями, часы, «Роксы», накрывшийся мобильник. В плюс: разбитые руки, губы, синяки по всему телу, прихваченные пальцы ног и рук, начинающийся бронхит... И – жизнь!

Одни выходные посижу дома, нужно еще обувь купить, а ящик и снасти из старья пособираю. Пусть жена поуспокоится, да и руки на удочке не сойдутся – опухли.

А погода – шепчет... И в магазины мотыля завезли...


Алексей ПАХОТИН, г. Череповец 10 декабря 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑