Неча на зеркало пенять...

В «Российской охотничьей газете» (№ 46, 12-18 ноября) было опубликовано интервью с начальником Мособлохотуправления А.П. Варнаковым, посвященное открытию сезона охоты на копытных в Московской области.

Варнаков на вопрос «Почему приказ об открытии охоты подписан Вами только сегодня, в четверг 30 октября, т.е. всего за 2 суток до открытия?» отвечает: «Задержка, как и в прошлом году, произошла не по вине Охотуправления, а из-за того, что вновь затянулось до последнего заключение государственной экспертизы».

ОБ ЭКСПЕРТИЗЕ

Начальник Мособлохотуправления заявляет: «Материалы по утверждению квот добычи нами были поданы в экспертную комиссию еще 16 июля..., первая экспертиза была подписана 16 сентября, но мы получили ее только 27 октября. Счет (за экспертизу. – Прим. авт.) нам не выслали, а потому мы сами вынуждены были за ним ездить. 14 октября мы оплатили эту экспертизу, но получили ее лишь спустя две недели. Но это была лишь первая экспертиза. И только сегодня (30 октября. – Прим. авт.) нам удалось буквально выбить окончательный вариант. Приказ был сделан в этот же день».

Какая оперативность: выбил – и тут же приказ! Только непонятно, почему такой опытный чиновник не знает, что сначала экспертиза оплачивается, а потом создается комиссия и проводится собственно сама экспертиза. Как говорил один литературный герой: «Утром деньги. Вечером – стулья». Следовательно, ГУПР МПР по Московской области имело полное право не проводить экспертизу до 14 октября. А кто к кому должен ездить – так это вообще какой-то детский сад.

Г-н Варнаков утверждает, что материалы были поданы в экспертную комиссию еще 16 июля. Вопрос: это что, рано? Так вот, первая экспертиза была готова 16 сентября (№ ЭЭ-1361-01/03). Почему 16 сентября, т.е. через два месяца после подачи материалов? Отвечаю: потому, что комиссия целый месяц ждала (и так не дождалась) от г-на Варнакова дополнительных материалов по численности и плотности населения копытных в разрезе (хотя бы) районов. При этом Государственная экологическая экспертиза (ГЭЭ) ГУПР МПР по Московской области при проведении экспертизы руководствовалась «Инструкцией о порядке добычи диких копытных животных по разрешениям (лицензиям) на территории РСФСР» (от 22.08.1984 г. № 316, с изменениями на декабрь 1994 г. и на август 1996 г.) и Федеральным законом «Об экологической экспертизе».

Согласно п.11 «Инструкции о порядке добычи диких копытных животных по разрешениям (лицензиям) на территории РСФСР» при планировании и регулировании добычи диких копытных, охотуправления должны руководствоваться численностью и плотностью населения животных по районам и хозяйствам, тенденцией к росту или сокращению запасов диких копытных.

Согласно пункту 12 этой же инструкции, Мособлохотуправление должно было предоставить (в Охотдепартамент МСХ РФ), согласованный с охотпользователями проект (к 1 мая 2003 года) на добычу диких копытных. Свои предложения Мособлохотуправление должно было оформить согласно приложению № 3 данной инструкции, где также необходимо было предоставить плотность населения диких копытных. Почему важно знать не только общую численность – объяснять, я думаю, не надо.

Комиссия (первой ГЭЭ) была вынуждена констатировать, что необходимая для экологической экспертизы информация, согласно указанным пунктам инструкции, Мособлохотуправлением не была представлена. Прождав месяц, комиссия принимает следующее решение: «1. Рассмотреть вопрос о добыче лося и кабана только после предоставления Мособлохотуправлением данных о плотности населения данных видов в разрезе районов и охотхозяйств. 2. Добычу пятнистого и благородных оленей, косули, бобра разрешить в заявленном количестве(...) 5. Комиссия, утверждая выделенные квоты на лося и кабана, после предоставления необходимых данных по плотности населения, разрешает выбрать утвержденную квоту в хозяйствах с плотностью населения: для лося – не менее 3 гол. на 1000 га, для кабана – не менее 2 гол. на 1000 га пригодных угодий. В хозяйствах с плотностью населения ниже указанных – охоту на данные виды запретить».

Как видит читатель, в выводах первой ГЭЭ никакого сокращения лимита (лося с 60 голов до 43-х, косули с 40 до 30 голов) не было и быть не могло, т.к. это противоречит Положению о ГЭЭ. Комиссия может только согласиться или не согласиться с квотой.

Вторая экспертиза была утверждена 13 октября (№ ЭЭ-1558/03), т.е. после того, как Мособлохотуправление, наконец-то, предоставило свой убогий (другого слова не подберу, я к нему еще вернусь) «дополнительный материал». А теперь о более интересных вещах. Но для начала мне хочется привести полностью текст из письма, направленного в адрес начальника ГУПР МПР России по Московской области вместе с другими материалами для проведения ГЭЭ:

«Мособлохотуправление как специально уполномоченный государственный орган по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания обращает Ваше внимание, что данные по численности диких копытных животных по Московской области за 2003 год получены на основании государственного зимнего маршрутного учета и представлены Мособлохотуправлению Государственной службой учета РФ. Эти данные вошли в Государственный отчет, являются официальными и уточнению не подлежат». Подпись начальника Мособлохотуправления: А.П. Варнаков (№ 110 от 15.07.03).

Однако в письме из ГУ «Центрохотконтроль» (№234/01-1-06 от 12.08.03) утверждается, что ГУ «Центрохотконтроль» «вынужден признать ЗМУ 2003 года в Московской области недостоверным». Другими словами, учет (ЗМУ) численности диких копытных в 2003 году провален! И далее в этом же письме утверждается: «При проведении учета послепромысловой численности лося в 2003 году были использованы материалы авиаучета. На их основании численность лося составила 3620 голов. Численность кабана в 5,17 тыс. голов определена экспертно-аналитическим (!?) путем». При этом, разумеется, ни слова о численности оленей и косули. Да и что это за экспертно-аналитический путь, дающий цифру именно в 5,17, а не 5,2 или просто «около пяти тысяч»? Налицо весьма неприглядный факт: сознательное предоставление в ГЭЭ заведомо ложных данных. И не важно насколько цифры близки к реальным, важно, то, что они не получены «на основании государственного зимнего маршрутного учета».

Вообще-то послепромысловые учеты могут дать только картину изменения численности вида по годам. А каков приплод, какая выживаемость – все это terra incognita. Поэтому распределять лимит добычи копытных необходимо на основе осеннего размещения зверей. Не являясь практически необходимым для охотпользователя, результаты ЗМУ в большей степени являются мерой помыкания и понукания со стороны органов охотуправления, облеченных властью: нет учетных данных (или часть учетов выбракована по надуманным причинам) – нет тебе и лицензий. Хотя ясно, что отсутствие учетных данных не признак отсутствия самих охотничьих животных в угодьях. При этом достаточно знать не абсолютную численность вида на территории охотхозяйства, района, области, а лишь тенденции изменения численности (рост, пик, спад, депрессия) с тем, чтобы усилить или уменьшить промысловое воздействие на популяцию и получать наиболее возможную охотничью продукцию.

Учитывая сложность и уникальность по множеству параметров Московского региона, комиссия отметила, что необходимо всем заинтересованным организациям разработать и внедрить (не сбрасывая со счетов проведение ЗМУ) в охотхозяйствах области методы учета предпромысловой численности и определения структуры популяций диких копытных, в первую очередь лося и кабана. Только владение такими данными (в разрезе хозяйств и природно-экологических зон области), по нашему глубокому убеждению, поможет грамотно и по-хозяйски эксплуатировать природные богатства нашей области.

Вывод: в настоящее время Мособлохотуправление не обладает достоверными данными не только по плотности населения диких копытных в разрезе охотхозяйств, административных районов, но и по их численности в целом по области. Не поэтому ли А.П.Варнаков сознательно затягивал с экспертизой?

Теперь о том, почему провален ЗМУ. А.П.Варнаков Сергею Фокину об этом почему-то ничего не сказал. Забыл, наверное. Но зато очень много уделил внимания бестолковым охотпользователям, которые не смогли как следует посчитать своих рогатых и клыкастых подопечных. Так ли это? А может дело в том, что где-то за месяц до начала ЗМУ (читатель, наверное, уже понял, что начальник Мособлохотуправления любит авралы) Варнаков решил изменить маршруты ЗМУ. И стал их «резать» сидя в Москве, разумеется, по карте (хорошо хоть не по глобусу). Итог: на карте поле, а в действительности – дачные участки, коттеджи. Пока маршруты «нарезали» и согласовывали, упустили время. Абсурдная организация учета – абсурдные данные. А разве не абсурд, когда учетчикам пришлось искать звериные следы в садово-дачных кооперативах?

А.П. Варнаков, отвечая на вопрос: «Каков лимит отстрела по области?», говорит: «К сожалению, в заключении комиссии нет никаких данных по ряду районов – Шатурскому, Каширскому, Зарайскому и Ступинскому». На кого рассчитан такой ответ? Кто должен обладать знаниями по численности и плотности диких копытных в данных районах, Минздрав, коммунальные службы данных районов? В ГЭЭ, почти через три месяца после запроса, пришли «дополнительные сведения по численности диких копытных животных в разрезе административных районов» (№ 183 от 03.10.03). В этом забавном письме за подписью А.П. Варнакова указана «экспертная оценка численности ... полученная от начальников районных отделов Госохотнадзора и отдельных (?) охотпользователей по состоянию на 1 марта 2003 года». (Я так думаю, от тех охотпользователей, на которых А.П.Варнаков советует нам всем равняться в конце своего интервью). Данное письмо заканчивалось словами: «нет данных по Шатурскому району, Зарайскому району, Каширскому району, Ступинскому району».

Варнаков, ругая охотпользователей, говорит: « Например, возьмем Волоколамский район. В целом по району, по оценкам Госохотучета, 437 лосей, а с учетом брака – 1132».Если по оценке Госохотучета, как утверждает А.П. Варнаков, в Волоколамском районе обитало 437 лосей, то почему он указал в своих «дополнительных сведениях» численность 140 голов? А это в три раза ниже, чем оценка Госохотучета!

Еще одна цитата из А.П. Варнакова: «Но все рекорды бьет Егорьевск. Там только на одном маршруте в 6 километров учтено столько лосей, что в пересчете их здесь обитает 687 особей!».

Так вот, на основании тех же учетных карточек из Егорьевского охотхозяйства при пересчете нами была получена послепромысловая численность (ЗМУ 2003 года) 110 голов лося и 150 голов кабана. Почему такая разница? Неужели Егорьевский председатель Геннадий Васильевич Назаров так напортачил? Что-то не верится! Охотовед-биолог. Более 40 лет работает в хозяйстве. Сам лично ежегодно участвует в проведении ЗМУ. Можно сказать, знает всю свою лесную скотину «в лицо».

Когда одни и те же карточки обрабатывают разные люди и при этом получают совершенно разные результаты, невольно напрашивается вывод, что кто-то не умеет считать.

И чем подобная «экспертная оценка» начальников райотделов лучше «экспертной оценки», допустим, егеря Ивана Ивановича?

Господин Варнаков, если уж у Вас, начальника организации с длинным и пафосным названием, в котором, кстати, присутствует слово «контроль», нет данных по численности в этих районах, то откуда они могут появиться у ГЭЭ? И еще один вопрос. Почему, зная, что ЗМУ 2003 года провален, но обладая на 1 марта «экспертными данными» по численности диких копытных, Вы не предоставили (сразу) эти данные в ГЭЭ? Если бы вы так сделали, то, глядишь, и интервью давать бы не пришлось.




Игорь ПОЛЯКОВ 3 декабря 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑