Об услугах и правах

Прибыв на охоту в одно из хозяйств Московского общества охотников и рыболовов со своим товарищем-динамовцем, я с удивлением обнаружил, что трехстороннее соглашение между МООиР, Военно-охотничьим обществом и обществом «Динамо» о единых расценках на услуги охотхозяйств для «своих» и «чужих» охотников на самом деле не работает.

Более того, оно не действовало никогда по той простой причине, что Совет МСОО «Московское общество охотников и рыболовов» не утвердил этот документ. Наверняка на то были веские основания, ведь количество МООиРовских охотхозяйств на территории Московской области в 2 раза превышает количество хозяйств BOO и «Динамо», вместе взятых. Вот и появилось в прейскуранте на услуги, оказываемые структурными подразделениями МООиР (введен в действие с 01.08.2003), примечание: «Взимание оплаты за услуги для граждан, не являющихся членами МСОО «МООиР», осуществляется по договору, но не менее стоимости настоящего прейскуранта и при наличии свободных мест».

На практике это означает, что мой товарищ из «Динамо» заплатил двойную цену за «организацию охоты на пернатую дичь разрешенных видов». Та же участь постигла моего другого товарища-мооировца в Петушинском охотхозяйстве МГООиР «Динамо». Справедливости ради надо заметить, что двукратная стоимость дня охоты в хозяйствах МООиР примерно равна стоимости одного дня охоты для «своих» в хозяйствах BOO и «Динамо», во всяком случае на пернатую дичь.

Теперь о самом прейскуранте. По мнению правления МСОО «МООиР», «услуги по организации охоты предусматривают: оказание методической, консультативной и практической помощи охотнику при осуществлении охоты со стороны штатных работников хозяйства, а также круглогодичную охрану и биотехнические мероприятия по сохранению и увеличению численности объектов охоты и охотничьих угодий». Если первая часть определения не вызывает сомнения, то вторая не выдерживает никакой критики, особенно если воспользоваться законом «О защите прав потребителей», ведь речь идет о потреблении охотником конкретных услуг, оказываемых юридическим лицом-охотпользователем.

Когда охотник приезжает в хозяйство, то владелец долгосрочной лицензии реально организует охоту совершением следующих действий: оформлением индивидуальной разовой лицензии, определением места предстоящей охоты с демонстрацией на карте-схеме или без таковой, а также необходимыми пояснениями о том виде дичи, на который предстоит охотиться. Это и есть методические и консультативные услуги, оказываемые при организации охоты на любую дичь: от вальдшнепа до лося.

Соответственно, в путевке-договоре так и должно быть записано: «Методические и консультативные услуги» и указана стоимость этой услуги, независимо от вида дичи и количества выходов на охоту. Вот за это, хотим мы того или нет, платить надо, так как организационный момент в охоте присутствует всегда. Оплачивать же практические услуги штатных работников хозяйства необходимо только в том случае, если охотхозяйство может их предложить, а вы желаете ими воспользоваться. В этом случае от начала и до конца охоты с вами будет находиться егерь, как это и происходит при охоте на копытных.

Если учесть, что Минсельхоз РФ своим приказом №3 от 04.01.2001 «Об утверждении положения о порядке выдачи именных разовых лицензий на использование объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты» (далее – Положение) предоставил охотпользователям возможность самим решать, выдавать именную разовую лицензию или не выдавать, т.е. пускать охотника с квитанцией на территорию хозяйства или нет, то становится понятно, почему ни одна ИРЛ не выдается без «путевки на право охоты, используемой при расчетах с населением для учета наличных денежных средств без применения контрольно-кассовых машин», утвержденной Минфином РФ 14.04.1995 г.

Дело в том, что п. 3.5 Положения гласит: «Выдача лицензий осуществляется с учетом пропускной способности территории, акватории, в пределах установленных норм, квот и лимитов изъятия охотничьих животных». Таким образом, нормативный правовой акт федерального органа исполнительной власти – Минсельхоза РФ – дает пользователю животным миром законное право для манипуляций с выдачей ИРЛ. Схема проста до безобразия: либо лицензия и путевка, либо «мест нет, ищите хозяйства, где лицензии выдадут без путевки».

П.1.6.2 Положения предусматривает, что «... на указанные территории, акватории по согласованию с юридическими лицами, в пределах выделенных им лимитов, могут выдавать лицензии территориальные управления». К сожалению, этот пункт Положения на территории Московской области не действует, ибо реализация его на практике означала бы невозможность навязывания путевок охотпользователями за «круглогодичную охрану и биотехнические мероприятия», а лишь за конкретные, реально выраженные услуги, перечень которых может быть ограничен только возможностями хозяйства.

На сегодняшний день форма путевки-договора в части, касающейся «разрешено к добыче», «нормы добычи», безнадежно устарела в связи с введением именных разовых лицензий. В путевке-договоре должен быть только перечень конкретных услуг, оказываемых охотнику, их стоимость и ничего более. Копия путевки-договора должна оставаться у лица, которому услуги оказываются. Возврат в 10-дневный срок по месту выдачи путевки вызывает большие сомнения, так как охотник фактически остается без квитанции об оплате оказанных ему услуг.

Только из-за пассивности и безразличия со стороны рядовых охотников, независимо от принадлежности к той или иной общественной организации, ситуация с путевками доведена до абсурда. Например, охотник, желающий охотиться самостоятельно, видит егеря один раз за весь охотничий сезон – в момент оформления сезонной ИРЛ, когда оказывается разовая методическая, консультативная услуга, т.е. организуется охота, но платит за 5, 10 или 20 «организованных» выходов на охоту.

Так за что же платятся деньги? За разовую конкретную услугу (в данном примере – методическую и консультативную, но никак не практическую), которая и должна быть оформлена путевкой-договором, или же за каждый день охоты на территории охотхозяйства?

На мой взгляд, в приведенном примере действия охотпользователя граничат с административными правонарушениями, ответственность за которые предусмотрена ст. 14.7 КоАП РФ «Обман или введение в заблуждение относительно качества услуги» и ст. 14.8 КоАП РФ «Включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителей».

В случае обращения охотников в суд с жалобой на действия охотпользователя-юридического лица, ответственность за которые предусмотрена вышеперечисленными статьями КоАП РФ, штраф для последнего будет просто разорительным: от 100 до 200 минимальных размеров оплаты труда (для исчисления штрафа 1 МРОТ равен 100 руб.). Кстати, это сопоставимо со стоимостью такой услуги, как «организация охоты на лося (взрослое животное) за 1 голову».

Возникает резонный вопрос: почему же никто не обращается в суд? Ответ очевиден. При существующем порядке, в случае двух-трехдневных охот, стоимость путевки не сопоставима с расходами на проезд к месту охоты и обратно, со временем, которое может быть потрачено на судебные тяжбы, да и отношения никто не хочет портить из-за боязни, что придется охотиться в другом месте.

По данным, полученным мною в Мособлохотуправлении, случаи возврата денег в судебном порядке за мифические услуги, якобы оказанные охотпользователем, имели место в Ивановской области.


Сергей КОВАЛЕВСКИЙ, Московская область 19 ноября 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑