Охота - это окно в природу

Мир охоты придуман не нами. Он нам ниспослан свыше, и мы в нем и им живем. Что такое охота и кто мы, охотники, этому вопросу не одна сотня лет, и еще не одну сотню его будут задавать себе наши потомки. Я имею в виду охоту любительскую, которой занимаюсь с двенадцатилетнего возраста. На исходе седьмого десятка все чаще себя спрашиваю: «А почему она таковой стала? И почему все тревожнее звучат опасения – любительская охота в прежнем понимании умирает?»

Тикают часы. Время неудержимой птицей летит вперед. Уже в прошлом весенняя охота сего года, почти минул и летне-осенний сезон по перу. За это время были и интересные охоты, и встречи с друзьями-единомышленниками, и разговоры-воспоминания... 55 лет с ружьем за плечами.

Любительская охота во все времена была связана с социальными, экономическими и политическими условиями жизни. И не последнюю роль в ней играли господствующая в обществе идеология и морально-психологическая обстановка. Охотники были и при крепостном праве. Помещик понимал, хотя крепостной крестьянин и его собственность, но он будет заниматься охотой на его земле как ему не запрещай. И он дозволял ему это занятие в виде поставок дичи к его барскому столу. Отмена крепостного права открыла доступ к охоте еще большему числу населения. Власти предержащие понимали – охота, как страсть, способствовала выпуску «отрицательного» пара у некоторой части российских граждан, служила многим из них отдушиной.

Царское правительство чувствовало, что жизнью в повестку дня ставятся вопросы лесопользования и охоты. И оно откликнулось на них «Лесоохранительным законом» 1888 и «Охотничьим законом» 1892 годов. Эти законы оказались настолько глубоки и продуманны, что послужили основой для разработки советского охотничьего законодательства. Первые декреты, определившие порядок и право на охоту, за подписью В.Ленина были обнародованы 29.5.1919 и 20.7.1920 годов.

Закон «О животном мире» принят еще в 1995 г., а вот закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве» нет до сих пор. Возникает закономерный вопрос: «Кому это выгодно?» Ответ напрашивается сам собой – правительству России и его Департаменту охоты. В мутной воде легче ловить рыбку, то бишь выжимать из рядовых охотников деньги различными незаконными поборами.

Кому из охотников не приходилось сталкиваться с такой ситуацией, когда он обращался с просьбой продать ему лицензию на право охоты, а ее не продавали, предлагая сначала сбегать в банк (хорошо, если он за углом), произвести плату за пользование объектами животного мира. Но и это еще не давало ему права отправиться на охоту. Он должен выкупить путевку, хотя законом «О животном мире» сей документ и не предусмотрен.

Читаешь статьи В.Бодункова и юриста Н.Астафьева по этим проблемам, вроде бы все становится понятным, но когда приезжаешь в охотхозяйства, такое ощущение, что ты попал в какой-то виртуальный мир. Чувствуешь себя ничтожеством. Умильно просишь снизойти..., оказать милость. Какую там услугу! Именно милость. И через все это надо пройти за свои деньги!

Все чиновники от охоты знают, что продажа путевок дело незаконное. Как только охотничье хозяйство получило деньги за путевки и услуги, по выражению поэта: «...глядишь стоят три дольщика...». У нас он один, но с рукой, довольно загребущей. Чем выше цены за путевки и услуги, тем больше хозяйство платит налоги. Выходит, государство само поощряет охотничьи хозяйства задирать цены на все и вся.

Мне понятна продажа права на охоту, например, на фазана под Москвой. Это дело и право тех, кто их вырастил и выпустил под выстрел. Но болотно-луговая дичь, утки всех пород, гуси и другая мелочь – дар Божий. Они пока, слава Богу, сами воспроизводятся, только не мешайте им.

Читаешь конституцию и закон «О животном мире» – все выглядит демократично, красиво. Охота – действительно окно в природу. Истинные охотники – молодые и пожилые, бедные и богатые – с величайшим наслаждением к нему припадают. Но, к сожалению, для одних оно распахнуто настежь, а для других сужено до размеров форточки, иногда и щели.

Сегодня уже не встретишь на базе старичков-охотников, вспоминающих за чашкой чая: «А помните...?» Редкими гостями в хозяйствах стали ученые, преподаватели, врачи, военные, и совсем редкость – ветераны Отечественной, пенсионеры, особенно в охотхозяйствах коммерческих, где разговора о льготах нет и в помине. А на вопрос «почему?» отвечают, что им якобы запрещено их предоставлять.

Мой товарищ по охотам К.Хлудеев, участник Отечественной, инвалид, к.т.н., профессор, бывший директор Московского пушно-мехового техникума (некоторые его воспитанники и сегодня в охотничьем хозяйстве России люди известные, например А.Улитин), страстно влюбленный в Дубакинское охотхозяйство, как-то с грустью поведал: «Виктор Федорович, стыдно просить, унижаться, а платить такие деньги не с чего». Он не одинок. Я знаю многих охотников из числа военных пенсионеров, людей достойных, переставших посещать Дубакинское по этой же причине. Некоторые руководители охотхозяйств, принимая таких охотников, искренне удивляются: «Чего едут? Сидели бы себе дома». Пусть головы их седы и лица иссечены морщинами, но душа-то молода, не поросла мхом равнодушия, и на ее лике нет ни одного седого волоска и морщинки.

Руководителям всех уровней власти имеющих касательство к охотничьему хозяйству, не дело безоглядно кивать на опыт Европы и США: «Там эта отрасль приносит доходы». В России такие времена, если судить о приоритетах госбюджета на 2004 год, сформулированных председателем правительства РФ М.Касьяновым, наступят не скоро. Господа народные избранники (среди вас есть же охотники), председатель правительства, министр А.Гордеев, А.Улитин (Росохотрыболовсоюз), В.Павлов (ВОО), владельцы богатейших компаний, выкупившие лучшие охотхозяйства (не пожалев денег на подкуп чиновников), вспоминайте о пожилых охотниках не только 1 октября – в Международный день пожилых людей, в очередную годовщину Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Вспомните, что есть закон «О ветеранах». Он должен работать в отношении охотников данной категории во всех охотхозяйствах, независимо от форм собственности. Вспомните о местных охотниках, а также о людях заслуженных, но малообеспеченных. Не такая уж эта огромная армия, и затраты на них окупятся сторицей в моральном плане. Как хочется, чтобы меня услышали все лица, причастные к разработке так долго ожидаемого закона «Об охоте», и учли все это.. Закон не должен быть ориентирован на охотников с доходами, как шутят острословы, «в среднем по району». Пока время еще не упущено, разработайте и примите такой закон, который бы объединял всех охотников, а не вбивал клин между ними. Если же охотничье законодательство не будет учитывать материальные возможности отдельных категорий граждан, то окончательно захлопнется для них окно в природу.

Охота – это что-то такое, что и не всякий мудрец объяснит. Охоте, как и любви, «все возрасты покорны». Этой страсти безоглядно предаются как люди утонченные, интеллигентные, богатые, так и бедняк, и сермяжный мужик, тонко чувствующие и понимающие ее очарование и красоту. В подтверждение этих слов приведу диалог из рассказа В.Сысоева «Браконьер», поразившего меня глубиной страданий страстной охотничьей души. Судите сами. Местная баба предупреждает дядю Григория: «... ты опять за охотой никак? О-о-ох! попадешься! В...в – те задаст! он намеднись на рынке при всех говорил: дай, говорит, мне до этого Гришки Волчонка добраться, уж я его засажу в острог, будет ему у меня рыбу да дичь всякую воровать!...

– Знаю, – уныло проговорил мужичишка, – знаю, тетка, знаю... Да уж охота-то больно одолела... ни сна, ни покою из-за ея никакого не имею. Хотел было, это, совсем бросить, да нет, невмоготу, что хошь...»

Этот рассказ был напечатан в ежемесячном иллюстрированном журнале «Природа и охота», органе Императорского Общества размножения охотничьих и промысловых животных и правильной охоты (т. 1-й, 1881 г.).

Руководители Росохотрыболовсоюза и ВОО могут возразить: «Статья эмоциональна и бездоказательна. В наших хозяйствах льготы определенной категории охотников предоставляются». Так-то оно так.. Я не скрываю, что написал ее под впечатлениями. А доказательства? Вот они. Письма охотников, опубликованные в «Российской охотничьей газете» за последние месяцы 2003 г: «Подарок ветеранам» («РОГ» №26), «Надоело жить в кризисе» («РОГ» №29), «Общества охотников или коммерсанты» («РОГ» №34), «Егерь-карманник» («РОГ» №35).

А что творится в охотхозяйствах? Цены на путевки и услуги для своих одни, для приезжих, да если они еще из другого общества, в 3-5 раз выше. Хотя, как мне помнится, года три тому назад руководители крупнейших общественных охотничьих объединений заключили соглашение о единых ценах. Так что «Не все ладно в Датском королевстве». Надеюсь, что вышеназванные письма читали или еще прочтут руководители Департамента охоты, Росохотрыболовсоюза и ВОО. Если уж нас живых они не слышат, так может быть, читая их, услышат вопиющий глас страждущей души Гришки Волчонка.

В нашем охотничьем законодательстве простому охотнику трудно разобраться. Оно так написано, что допускает двоякие, а порой и противоречивые толкования. Хотелось бы по затронутым проблемам прочитать квалифицированные разъяснения многоуважаемого и заслуженного юриста Н.Астафьева. А как по закону?


Виктор ГУРОВ г.Люберцы 19 ноября 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑