Медведь - зверь серьёзный

     Четыре встречи с медведем произошли у меня на Вологодской земле и одна на Тверской. Благодатны вологодские угодья: верховые моховые болота чередующиеся с песчаными гривами и поросшими сосновыми борами, глухие острова буреломного леса среди бескрайних клюквенных болот, голубой и зеленый мох с лишайником под ногами и на деревьях, заросли можжевельника, дурманящий запах багульника, красные россыпи брусники, высоченные кусты голубики, матовая синева черничников, желтизна спелой морошки. Грохот крыльев взлетающих глухарей заставляет замирать сердце охотника. И много, много следов самого «хозяина леса» – медведя.
     Все встречи, кроме одной, были в бывшем Уломском уезде, еще сохранившем местами первозданность. О силе, ловкости, а порой и смелости медведя много рассказывали в местных деревнях. Говорили, как падшую корову сорока пудов весом, зарытую в трехметровую яму, куда шестеро мужиков с трудом ее столкнули, медведь откопал и оттащил метров на триста. Как однажды въехал в деревню верхом на быке, разодрав тому всю спину. Племенного быка пришлось прирезать, настолько глубоки были раны. А о задранных овцах никто и не вспоминал. Один медведь повадился отбирать собранную бабами малину, подкарауливая возвращающихся с ягодников женщин и пугая их ревом. Но за проказы медведю приходится платить и платить, порой очень дорого. Преследование выработало у медведей предельную осторожность, а порой и агрессивность.
     Все мои встречи с медведем происходили осенью во время созревания овса. Как принято говорить на охоте – «на овсах». Будучи приглашенным местным охотоведом на кабана на потравах, стоял на краю поля в очень высоком овсе. Стемнело, видимости никакой. Вдруг слышу, что подходит зверь и довольно близко, но за стеной овса в темноте его не видно. Подойдя метров на пятнадцать, начал реветь и так минут пять, затем все стихло. Рассказал охотоведу о секаче, который ревел так грозно. Он рассмеялся и сказал, что это был медведь. Такова была моя первая встреча с косолапым.
     Как-то в августе привез на охоту трех финнов, работающих в Москве. Один из них Векси, забавный пожилой охотник, облаченный в превосходную охотничью амуницию, большой ценитель русских напитков, сыпал прибаутками, шутками, рассказывал о своих охотничьих подвигах.
     Две ночные засидки принесли компании секача и, как ни странно, двух лосей. Было начало гона. На следующий вечер Векси сидел на лабазе на укромном лесном поле рядом с брусничной вырубкой, а я и охотовед устроились на другом конце поля со стороны дороги. Как говорится, везет дуракам и пьяницам. Так и Векси «повезло». Еще посветлу на овсы вышел громадный медведь и медленно, подминая овес, двинулся в сторону лабаза. Красота, мощь и дикая сила были в облике «хозяина леса». Не дойдя сажен десять до лабаза, медведь остановился и грозно и злобно заревел. Мы ждали выстрела, но была тишина. Она продолжалась, как нам показалось, очень долго. Затем зверь не спеша ушел в лес. Нужно было видеть смущение и стыд в глазах пожилого финна. Страх перед грозным зверем не позволил ему добыть желанный трофей. На этот раз охотники остались без медведя.
     В тех же краях мой знакомый Сергей, большой любитель и знаток здешних мест, регулярно совершал следующий ритуал. Пока медведи ходили на овсы, он постоянно сидел на поле, но недолго (от силы час полтора после захода солнца) и возвращался к машине, где в хорошей компании обычно охота и заканчивалась. Медведи были целы, а охотники сыты и не только. И вот однажды на овсы прямо на Сергея вышел медведь. Сергей светит фонарем, медведь с шумом идет на него. Охотник не знает куда светить: или на зверя, чтобы отпугнуть его, или под ноги, чтобы видеть, куда они его несут. Больше на медведя он не охотился.
     Вернусь к трем финнам. Как-то осенью под Вышнем Волочком на коммерческой охоте, куда я привез наших финских друзей, произошел такой случай. Начальник охотхозяйства инструктировал финна Раймо о предстоящей охоте. Сказал, что медведь выходит посветлу и предупредил, чтобы несмотря на любую реакцию зверя на выстрел, продолжал стрелять по медведю столько раз, сколько успеет. По рассказу Раймо, шел дождь, крупный медведь вышел рано. Охотник выстрелил один раз из карабина калибра .308. После выстрела зверь упал и стал бить лапами. Обрадовавшись удачному выстрелу, финн забыл об указаниях начальника охотхозяйства и больше не стрелял. «Предсмертная агония» медведя закончилась громадным прыжком в чащу леса. Добрать подранка из-за дождя не удалось. Сила и мощь медведя, как рассказал впоследствии начальник хозяйства, помогли ему выжить. Пуля, по мнению начальника, ударила по холке зверя и вызвала лишь болевой шок. Так что деньги за медведя в кассе, медведь в лесу, финн огорчен, начальник доволен.
     И вот я опять в Уломе на овсяном поле с группой охотников. Все поле измято медведем. Сидим тихо. Вот по бурелому идет медведь, с шумом выворачивает пень, но из леса на поле не выходит. Все затихает. Двенадцать, два, четыре часа ночи...
     Собираемся у машины и едем на охотбазу. Утром егерь, обследовав место охоты, рассказал, что медведь обошел поле, посчитал следы, затем завалился в заросли иван-чая и ждал, когда охотники уйдут, затем подкрепился овсом. Смелый и хитрый зверь – медведь.
     Поле с овсом не далеко от деревни, рядом пересыхающая речка, по ней потом и подойдет медведь. По словам местного профессора дел охотничьих, егеря Анатолия, медведь не очень большой, выходит на поле рано, часто гоняет с поля кабанов и однажды прогнал с поля сына Анатолия, тоже егеря. Сидим на поле я и местный главный лесничий Василий. Я у края поля на земле за кустами, а мой напарник, кстати опытный охотник, на другой стороне поля на разлапистой сосне.
     Сижу очень тихо, белка буквально проскакала по сапогам, меня не увидев, и я не заметил, как медведь оказался посередине поля. Видимо, он очень быстро шел. Еще светло. Привстав, наблюдаю за зверем с надеждой, что подойдет на выстрел. Василий с сосны жестом просит присесть, а сам слез с лабаза пополз по полю к медведю (как потом скажет боялся, что стемнеет, но я думаю, взыграл охотничий азарт). Подполз Василий на выстрел (у него тройник). Треск выстрела из нарезного ствола, и медведь бросается в сторону стрелка. Медлить нельзя. Вскакиваю и бегу по полю к медведю.
     Все стихло. Зверя не видно, кругом только овес. Медленно, с ружьями наготове, идем по овсу к месту, где предположительно должен быть медведь. В овсе замечаем темную тушу зверя. Выстрел был точен, и «хозяин леса» после выстрела сделал свой последний прыжок. Хоть зверь и не очень крупный, вдвоем с большим трудом запрокидываем его через заднюю дверь «Нивы». Давя совхозный овес, просевшая от груза машина понесла счастливых охотников к позднему ужину, где еще раз пережили перипетии прошедшей охоты. И медведь становился все крупнее, и выстрел точнее, а вина все меньше...
     Сложна охота на медведя, но тем заветнее трофей.
     

Юрий КОНСТАНТИНОВ 1 октября 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑