Гончая в качестве ретривера

Выводя породы собак, каждая из которых приспособлена выполнять определенную полезную работу, человек наследственно закрепил те инстинкты, которые имелись у диких предков собаки, – так считают ученые. Сейчас имеется много фильмов из жизни дикой природы, в которых можно увидеть те методы, которыми пользуются звери в процессе охоты. Наиболее общая картина охоты такова: хищник, пользуясь слухом, обонянием и зрением, определяет местонахождение предполагаемой добычи, скрытно подбирается к ней как можно ближе, затем сближается с жертвой благодаря быстрым ногам, догоняет, залавливает и умерщвляет её. Первый этап охоты – поиск добычи наиболее ярко выражен у лаек, легавых, гончих, спаниелей, менее – у норных и борзых. Считается, что стойка легавых – это видоизмененное затаивание хищника перед броском на дичь. У остальных охотничьих собак этот элемент охоты не выражен. Ну а сближение с жертвой, залавливание ее наиболее ярко выражено у борзых, менее у норных и лаек, еще слабее – у гончих.

В эту простую схему несколько не укладываются гончие и ретриверы. Ведь гончая зачем-то отдает голос на следу зверя, не видя его. В результате предполагаемая добыча слышит приближение врага и уходит. Какой же инстинкт развил человек, чтобы получить гончую? Наука отвечает на этот вопрос так: предком собак был не просто хищник, но стайный хищник. В тех же фильмах о дикой природе можно увидеть стайную охоту волков или гиеновых собак, когда часть стаи преследует добычу по следу, а часть перехватывает жертву «на лазу», как говорят охотники. Таким образом, гончатник, нажидающий зверя, – это словно член стаи, выполняющий отведенные ему функции. Сам человек в древности – тоже стайный охотник. Наверное, потому так популярна охота с гончими.

А как же ретриверы? Что заставляет собаку, которая нашла или догнала дичь вместо того, чтобы насладиться законной добычей, нести ее хозяину? Подают дичь не только ретриверы, но и легавые, спаниели, норные, да и гончие, о чем речь пойдет ниже. Ежедневно в любом скверике любого города можно наблюдать игру «с принесением палки». В эту игру любят поиграть представители всех пород: служебных, декоративных, охотничьих. Забавно смотреть, как собака тащит за хозяином палку, стараясь заглянуть ему в лицо, будто умоляя: «Хозяин, ну брось эту палку, чтобы я могла тебе ее принести!» Какой «инстинкт дикого предка» использовал человек, чтобы добиться апортировки?

С ретриверами, спаниелями, легавыми, норными, лайками все понятно: апортирование – это необходимый, а для ретриверов – основной элемент работы в поле. Требование подавать дичь для них входит в правила испытаний, хозяева отрабатывают подачу в процессе натаски. Другое дело – гончие. Большинство деревенских гончатников считают нормальным, если гончая, догнав подранка, тут же начинает пожирать его. Только такая гончая, по их мнению, будет жадна к зверю, а значит, долго и вязко гонять.

Но вот гончих разрешили испытывать по утке. Пока ортодоксальные гончатники возмущались, зачем это нужно, нашелся в нашей, Тверской, области экспериментатор, поставивший гончую на испытания по утке, в результате чего русский гончий выжлец Бушуй Черняева М.Ю. получил диплом второй степени по водоплавающей дичи. Ранее Бушуй имел дипломы первой и второй степени по зайцу. Я разговаривал с экспертом, присудившим ему этот диплом. Он подтвердил, что Бушуй прекрасно работал в поиске, преследовании и подаче птиц, причем даже лучше спаниелей, выставлявшихся на тех же испытаниях и для которых, собственно, эти испытания и были организованы. «По работе ему можно было давать диплом первой степени, но уж больно необычно – гончая с дипломом высшей степени по утке! Мне могут не поверить», – разоткровенничался он.

Авторы статьи убеждались не раз, что гончие имеют все данные, чтобы работать по утке: хорошее чутье, способность преследовать подранка или уходящую птицу по ее следу и, самое главное, силу и выносливость для продолжительной работы в трудных условиях болота. Лет пятнадцать назад один из авторов охотился на уток на озере Волго, километрах в пяти от поселка Пено. Это озеро летом представляет обширную пойму со старицами и труднопроходимыми трясинами, по которой вьется река Волга. На открытие утиной охоты множество городских охотников разжигают костры в окрестных лесах, утром звучит канонада, а часам к десяти охотники разъезжаются, увозя довольно скудные трофеи. Тогда появляются местные охотники с собаками, которые подъезжают из Пено на моторках по воде и пускают в поиск собак, сами же ждут около лодки. Одна из виденных мною собак по виду чистокровная гончая, другая – лайка. Собаки подбирают не найденных городскими охотниками уток, ловят подранков и несут хозяину. Тот складывает добычу в лодку, затем переезжает в другое место.

Один из авторов имел русского гончего выжлеца по кличке Аскет, который неплохо работал как по зайцу, так и по утке. Работать по утке его приучил еще щенком прежний владелец. Интересно, что подранков уток Аскет приносил всегда живыми – не мял и не душил их. Правда, охота с гончими на уток запрещена, но иногда уже после открытия охоты на зайцев удается вспугнуть на лесных прудах и старицах уток. Так вот, не раз Аскет помогал мне найти утку-подранка. Зайцев душил и прятал, если хозяина не было рядом, но не ел.

А вот еще один удивительный случай, рассказанный сельским охотником Юрием Анатольевичем Ш., владельцем классного выжлеца Гобоя. Юрий Анатольевич живет в деревне Губка, что находится в Лихославльском районе Тверской области. 20 января 2001 года Юрий Анатольевич с рассветом пошел на охоту на русаков. Выйдя за околицу, охотник отпустил свою собаку, а сам пошел по дороге. Не прошло и 10 минут, как Гоша (так обычно называет его хозяин), заскочив в небольшой кустарник, поднял зайца. Матерый русак, выскочив из кустов, наддал ходу и понесся в сторону деревни, откуда пришел охотник. По следу зайца ушел Гобой. Дул сильный ветер, и вскоре Юрий Анатольевич перестал слышать голос выжлеца. Постояв некоторое время на дороге, охотник решил сместиться немного под ветер в надежде услышать гон собаки. Пройдя немного по полю, он увидел, как от деревни, куда ушел гон, катит по полю в его сторону русак. Не добежав до охотника метров 60, заяц сел и стал слушать. То ли приметив охотника, то ли сам по себе, заяц направился к ближайшему перелеску. Пришлось стрелять на предельной дистанции. Заяц продолжал бежать в том же направлении, хотя, как показалось, замедлил свой бег. «Наверное, зацепил!» – подумал охотник и, подойдя к заячьему следу, обнаружил капли крови. Значит, зверь подранен, и остается дождаться собаки, она-то обязательно его доберет. Но собаки не было. Наконец, на крик охотника на всех махах к Юрию Анатольевичу примчался Гобой, но почему-то не по заячьим следам, а по дороге, ведущей из деревни. «Потерял след зайца в деревне», – предположил охотник и наставил собаку на след подранка. Гобой ярко повел, но в перелеске смолк. Охотник подошел к месту скола – выжлец уже трепал задавленного русака. Увидев хозяина, бросил его и завилял хвостом. Уложив русака в рюкзак и подозвав Гобоя, Юрий Анатольевич отправился домой, решив, что на сегодня охота окончена, хотя было еще непоздно. Каково же было его изумление, когда, подойдя к двери своего дома, он увидел еще одного задавленного русака. Снег вокруг зверя был покрыт следами Гобоя. Подбежав к лежащему зайцу, выжлец потрепал зверька, затем бросил и, как и в первом случае, повернулся мордой к хозяину и завилял хвостом.

Подобрав зверька и зайдя в дом, Юрий Анатольевич начал расспрашивать жену, не видела ли она, кто притащил зайца. Жена рассказала, что не так давно слышала шум за дверью, но, выглянув в окно и никого не увидев, не придала этому значения. Надо сказать, что из окна можно увидеть человека, но собаку на ступеньках не видно, так что вполне возможно, что Гобой пытался привлечь к себе внимание, скребя лапами и постукивая хвостом. Ну а потом, услышав выстрелы, он бросил самостоятельно словленного зайца и вернулся к своему хозяину. Сомнения окончательно развеяла соседка Марья Сергеевна Мазурова, которая видела, как Гобой, держа в пасти зайца, не спеша нес его к дому своего хозяина.

Авторы данной заметки далеки от идеи выведения породы «русских ретриверов» на основе отечественных гончих, а также не собираются выступать с предложением ввести в «Правила испытаний охотничьих качеств гончих» требование об обязательной подаче зайца в руки хозяина. Мы просто хотели вместе с читателем подивиться тем зачастую необычайным качествам и уму, заложенным природой в дорогих нашему сердцу Флейтах и Гобоях и о наличии которых мы до поры до времени даже не догадываемся.


В.П.СИПЕЙКИН, А.Ю.ШАМГИН, эксперты-кинологи по гончим, г.Тверь 13 августа 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑