Налимы – во!

Поездку в разгар лета, пожалуй, можно считать самой главной за год. В ней должно быть, по возможности, все: прекрасный отдых, экзотика, купание и загар, трофейная рыбалка. Поэтому маршрут выбирается загодя, может, даже зимой. И потом до самого часа «икс» мечты о грядущем наполняют душу сладким предвкушением.

– Володь, поехали на Толвоярви.

– А чего там интересного?

– Это же озера у самой финской границы. Народу никого, рыбалка отличная.

– А какая там рыба? Может, и форелька с хариусом водятся? Или даже кумжа?

– Нет. Озера практически не проходные, но зато много щуки. А окуня мы зимой просто обловились. Он не давал мормышку опустить. В любой лунке. Хотя в это время на других озерах не клевало. Язи по два-три килограмма. Плотва – во!

Примечание: во – это такая местная мера длины для мелкой рыбы карповых пород. Сожмите пальцы левой руки в кулак и согните ее на 60–90 градусов. Ребро ладони правой руки положите на сгиб локтя левой. Это и будет «один во».

– Налимы на донку попадаются до 8 килограммов.

– Летом?

– Да, они круглый год хорошо клюет с глубины. Озера местами очень глубокие.

Знаете – подержать на лайтовом спиннинге трехкилограммового язя и белой летней ночью посидеть у донки в ожидании монстра – налима – это интересно. Надо собираться. Потом появились еще желающие и в день выезда безлошадных участников экспедиции собирали на машине по всей Москве.

Кто-то прихватил с собой толстую охапку удилищ и множество коробок с рыболовными штучками. Кто-то взял лишь тощий рюкзачок, в котором несколько пар носок и зубная щетка, и большую канистру с дагестанским коньяком. Представления о рыбалке, прямо скажем, диаметрально противоположные. Плюрализм мнений налицо.

Из Москвы на Ленинградское шоссе (интересно, почему до сих пор не Санкт-Петербургское – чтоб язык не сломать?) выбрались уже ночью. Воскресенье. Непрерывный дождь. Навстречу сверкающий фарами сплошной поток возвращающихся «фазендейрос». Они торопятся в свои квартиры, мечтая о домашнем тепле и уюте, а мы летим куда-то в ночь, где никакими удобствами и не пахнет, где много дней и ночей нас будут кусать, жалить и грызть комары и слепни, будет мочить дождь, продувать холодный северный ветер и обжигать солнце.

Ну и пусть. Мы сами этого хотим.

В Петрозаводске группа удвоилась и на озера уже едем «двумя машинами. Впереди «АУЗ» – батон, позади ВАЗ 2104. После Суоярви наш «Сусанин» решительно свернул на таежную лесовозную дорогу и через час после – дцатой развилки только он знал, где мы находимся.

Снова сгустилась темнота за окнами. Мы уже вторую ночь в пути. То и дело «УАЗ» резко подпрыгивает, потом падает вниз на очередном валуне. Как там сзади едется «жигуленку», и думать не хочется. Местами дорога ныряет в устрашающие лужи. Останавливаемся и измеряем глубину лайками. Володя загоняет свою собаку в воду и смотрит, где она, аккуратно ступая лапами, переходит вброд. Потом на машине повторяем траекторию.

Воет на пониженной передаче раздатка, гудит двигатель, стучит подвеска на камнях, вещи в салоне живут своей жизнью и двигаются в любом направлении. Что-то мягкое оказалось под головой, глаза закрываются... «Приехали!» Кажется, пару часов дороги пропустил... Ну и ладно. Невелика потеря.

Третий час ночи. На автопилоте ставится палатка и наконец-то спать! Какое блаженство – вытянуться в спальнике.

... Медленное, долгое пробуждение. Снаружи слышны громкие голоса. О чем они? Говорят каждый о своем и все разом. Словно в оперной многоголосице. Кажется, они и не ложились спать. Прислушался – все ясно. Те рыбаки, что забыли дома удочки, приступили к медицинским опытам. Нужно доказать, что представления о предельно допустимой концентрации алкоголя в крови сильно занижены. На рекорд никто не шел. Все собравшиеся в кружок работали в ровном темпе. Все-таки ребята не в баню пошли, а всего лишь на рыбалочку. Отдохнуть. «По-клински».

Ждать в такой обстановке кофе в постель бесполезно. Теряя последние остатки веры в человечество, вылезаю из палатки. Так и есть. Все съедобное превратилось в закуску и валяется как попало под дождем.

Те, кто с удочками, уже уплыли на лодках. Что же, для начала можно и по бережку прогуляться.

Что мы здесь имеем?

Большой, до полутора километров, залив с прозрачной водой и заиленным черным дном. Плавное понижение дна от берега и поднимающиеся с полутораметровой глубины кувшинки. На поверхности ни всплеска, да и ветер холодный, северо-восточный. Вряд ли будет что-то интересное, если вообще здесь что-нибудь плавает. Как и думал, светлые и яркие блесны вхолостую пропахали воду. Поставил темные вертушки. Начали появляться окуни, но пока только сопровождают.

Приходится уменьшать размер. На вертушку Mepps aglia №1 первая поклевка. Медная вертушка №0 – и поклевки стали регулярными. Теперь медная Mepps aglia 00 – и окуни виснут почти на каждом забросе. Попробовал поменять медную вертушку на темно-зеленую, тоже «два нуля». Поклевок нет. Странно, с точки зрения человека, и та, и другая – темные, но рыбе почему-то небезразлично.

Кстати, немного о снастях. Неубиваемый спиннинг «Shimano Technium» 2,70 м, тест 7 – 28 г, такая же надежная катушка «Daiwa Regal-Z 2500», плетенка с реальным диаметром около 0,22 мм с разрывной нагрузкой 18–20 кг. С таким комплектом можно ловить в любом коряжнике и не бояться зацепов – разгибаются любые тройники. И действительно – в карельских водоемах топляка более чем достаточно, но не потерял ни одной приманки за две недели. А крючки приводил « в чувство» компактными пассатижиками и алмазным надфилем. Проблемы с забросами начинались при весе приманок менее 5 граммов. Тогда надо было ставить бомбарду весом 8–10 гр. Далее хороший вертлюжок, еще лучше – в виде цепочки – тройной, и поводок длиной 80–100 см. Далее блесна. Хорошо и подробно о бомбарде написано в журнале «Спортивное рыболовство» №№6 и 7 за 2002 год. Поначалу переживал, что из-за длинного поводка будут перехлесты и рыба будет бояться бомбарды. На самом же деле перехлестов не было ни одного за все время, будто ее нет.

Если бомбарда тонущая, то проводка вертушки или минивоблера при среднем темпе подмотки получается на глубине около 30–50 см, то есть, что надо.

В общем, надергался этих окушков, надоело, пошел в лагерь.

– А где рыба?

– А зачем она вам, такая мелкая. Даже на 300 граммов ни одного. Я ее всю повыкидывал обратно.

– Да мы бы ее закоптили.

– Ладно. Исправлюсь.

Вечером повара завалили окунями. Только сперва самим же пришлось целый час чистить эту кучу.

На следующий день пошли рыбачить на протоку меж двух озер. После дождя в ней ощутимое течение, а дожди сейчас постоянно. Над протокой наведен деревянный мост, из воды торчит много свай. Взяли удочки, червя, опарыша. Леска тонкая, поплавки на 1 гр. Подсаживаем полчервяка, поплавок проплывает метров пять, исчезает под водой и вскоре окунь воздушным путем перебирается в ведро. Подсаживаем опарыша, поплавок проплывает дальше, за сваи, там, где непрерывно расходятся круги по воде, потом тоже исчезает и вскоре в другом ведерке мечется уклейка. Она здесь темнее, будто обсыпана пеплом. Кому-то пришло в голову достать зимнюю удочку с окуневой блесной. «Полосатики» один за другим выскакивают из воды. Результативность – удочке с поплавком далеко до ловли в отвес. Нашлась и удочка с «чертиком». Пара минут, чтобы вспомнить навыки зимней рыбалки, и вскоре начал доставать окуней между свай, там, где поплавочная удочка бессильна.

К вечеру нарыбачились все желающие, возвращаемся в лагерь, а там великие сборы. Вокруг усталого «Жигуленка» столпились мужики и пытаются туда уместиться.

– Куда вас черти несут? Гаишников на вас нету. Тебе же руль отпускать нельзя – из машины вывалишься.

– Да ты че?! Я ж как стекло!

– Оно и видно – весь прозрачный и звенишь.

В общем, отговаривать было бесполезно, да и как – великий медицинский эксперимент еще не завершен, а жидкость уже кончилась. Начатое дело надо довести до конца.

До ближайшего сельпо, как от центра Москвы до Серпухова. Асфальта нигде нет и в помине. Буквально, как в присказке: «...сто верст – не крюк». В третьем часу ночи, когда все уже начали волноваться, сначала откуда-то далеко из чащи послышались гудки клаксона, а вскоре и показались фары автомобиля.

Перебудили и переполошили всех. Достали мешок хлеба:

– Ешьте, ребята.

Следом еле выволокли две огромных, набитых «хрусталем», коробки:

– Угощайтесь, ребята!

Достали из багажника двух зайцев и глухаря.

– Эти клоли..., гм, крори?..., нет, клорики? Да, точно, клорики – как сумасшедшие, выскочили прямо под колеса. А глухарь, тот вообще моджахед-смертник. Даже подфарник нам разбил. Я уже много лет охочусь, но чтобы глухарь попал под колеса – первый раз такое.

Конечно, это был прекрасный повод продолжить научный опыт. Сначала мы немного поддержали экспериментаторов, а потом поскорее убрались спать – без тренировки организм сразу нагружать нельзя. Может плохо кончиться.

И еще день мы занимались ловлей окуня. Находили луду и, постоянно меняя блесны, выясняли, какая все же самая лучшая. Тройку лидеров замыкали Mepps Aglia с медным лепестком № O или 2, вторыми были Blue Fox № 2, 3 – черный с желтыми точками лепесток. Постоянным лидером оказалась медная вертушка с сердечником из позолоченных бусин фирмы KVIM, № 2, весом 6,5 гр. Внешне она из тех блесен, что создают своей массовкой приятное разнообразие на магазинном прилавке и выгодно подчеркивают дорогие «фирменные» блесны. Но иногда Костик нас «умывал». Пока мы с Серегой выясняли про самую уловистую блесну, он доставал зимнюю удочку с блесенкой-вертикалкой и за 10 минут вылавливал окуней больше, чем мы вдвоем за последний час.

– Может, вообще при ловле на лудах больше смысла ловить в отвес прямо из-под лодки?

А потом это озеро надоело. Непогода, непогода, непогода... Окуни, окуни и снова окуни... Не за ними ехали так далеко. Надо отсюда сваливать. Да и те, кто без удочек, закончили свой эксперимент, доказали медицине, что она глубоко (подчеркиваю: глу-бо-ко) заблуждается и ничего не видит из-за своих пробирок. Всем пора уезжать. Кому на новое место, кому в Петрозаводск.

Напоследок нас измочила гроза, к ночи по низинам стала стекаться какая-то сырость и собираться в плотный туман. Сквозь него местами проглядывали светлые пятна воды и черные контуры засохших на корню сосен. И вокруг сплошная непроглядная стена из мрака и деревьев. Кроваво-красное закатное небо лишь подчеркивало неприветливость тайги. Прямо какой-то заказник для леших и кикимор. Закидали в машину вещи, завели мотор, светом фар разрезали надвое черноту ночи и уехали в поисках лучшей рыбацкой доли. А куда – об этом отдельный рассказ.


Начало. Окончание в следующем выпуске «РОГ»

Владимир САГАДИЕВ 6 августа 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑