Карельский дневник

04.07. Поезд. Ты опять в одиночку уходишь в неизвестность. Всегда трудно сделать этот шаг в тамбур вагона, оставив здесь дом и друзей. Что ждет тебя там? Какое-то щемящее чувство в груди всегда мешает тебе. Но, если остаться, потом будет еще тяжелее.

Дорога. В купе еду один. И вообще в вагоне едет всего двенадцать человек. Хочется вернуться, потому что грядущее всегда немного страшит. Правда, у меня есть примета – если ехать не хочется, поездка должна быть удачной. Но сейчас есть не нежелание ехать, а какая-то тоска. Это неизбежность. От нее не уйти. И тебе придется через это пройти и смириться. Кажется, что ехать еще долго, но ты знаешь, что это обманчиво.

06.07. 4 утра. За несколько километров до станции Энгозеро рядом с дорогой стоял мотающий головой, чтобы отогнать насекомых, северный олень. А платформа встретила одиноким мужиком на грузовом УАЗе, предложившим подвезти. Копающийся огородник. Увидев меня, вышел за забор и посоветовал, где лучше выходить на воду. 5 утра. Выход. На своей повидавшей и огонь, и очень много воды надувной резиновой лодке я один в который раз ухожу в многонедельное путешествие.

В протоке посреди деревни плавал белый лебедь, улетевший при моем появлении. Пройдя протоку, на плесе попал под ветер. Он был даже не шквальный, тот дует с перерывами. Этот же дул постоянно с силой шквала. Стоять в деревне, пережидая непогоду невозможно, потому пытаюсь уйти. Ветер дует в лицо. Волны более полуметра. Прогребя полчаса, оглянулся. Ветром отнесло сильно вбок. За все это время практически не сдвинулся с места. Бросаю грести, и меня тут же выносит на камни в стороне от деревни. На берегу утеплился и получше упаковал рюкзак. Идти вперед нельзя. Сижу и пишу эти строки. Сколько еще придется ждать затишья? Встал на полуострове. Из озера вытекает еще одна речка – Калга. Река интересная, но короткая. В лесу много зеленой черники, цветет брусника. Кругом заячий помет. 16 часов. Ветер нисколько не утихает. Не хотелось бы долго здесь сидеть. 20 часов. Проснулся от тишины. Ветер почти стих. Собираю лагерь и выхожу.

После сидения на месте наступило состояние азарта, наконец-то двинулся в путь. Кругом встают поросшие соснами скальные острова – признак севера. Путешествие началось с ночного перехода. Хотя ночью так же светло, как и днем. В 4 утра с непривычки выдохся и встал на отдых на песчаном пляже. Потом я часто буду делать стоянки на пляжиках. На песке мягко и удобно спать. Купаться при песчаном дне намного приятнее, чем на каменистом. Да пляжи чаще всего более открыты для ветров, которые отгоняют мошку. И если правильно выбрать стоянку, то можно даже на севере не страдать от комаров.

07.07.13 часов. Небо чистейшее. Тишина. Солнце нещадно палит. На озере почти полный штиль. И днем, и ночью иногда вылетают и садятся на воду веснянки, которых местные называют сиговками за то, что их любит сиг. У них даже примета такая есть: если полетела веснянка, жди активного клева сига. Странно, но я за все время только один раз видел, как кто-то съел эту бабочку. Наконец-то пойманы первые два окуня. Потом они были церемониально закопчены и, если можно так выразиться, в торжественной обстановке съедены. Странно, но нет грибов. Обычно в это время их пропасть. Морошка только появляется. Днем неосмотрительно снял рубашку и в результате сжег плечи и живот.

Но вот задул сильный боковой ветер, мешающий идти. Кроме того, изрядно устал. После дневного перехода разбиваю лагерь, как и в прошлый раз на пляже. Поскольку на предыдущую стоянку пришел в 5 утра, а ушел в 15 часов, есть желание восстановить нормальный распорядок дня.

В углу пляжа десятка два кучек глухариного помета. Кстати уже не раз замечал, что на севере глухари очень часто для токов выбирают песчаные пляжи. Разобрав рюкзак, отдыхаю, сняв с себя всю одежду. Здесь это можно себе позволить. Людей нет в принципе. В результате к обгорелым плечам добавляется обгорелая задница.

Cпать ложусь в 23 часа. Но, проворочавшись час, понял, что не засну. Открываю молнию палатки, вижу, что в 15 метрах от меня на мелководье кормятся три гагары. Осторожные птицы не воспринимали палатку как опасность. И даже на меня не обращали внимания. Но как только вылез, тут же улетели. Даже, правильнее было бы сказать, убежали, хлопая по воде лапами и крыльями. На улице, несмотря на полночь, абсолютно светло и тепло. Солнце сядет только через полтора часа. Вылез в одной тельняшке и сапогах на босу ногу, зачерпнул кружку прозрачной как слеза воды из озера, развел в ней сухого молока до консистенции сливок и схомячил пару пряников. Вот, оказывается, чего не хватало для сна...

08.07. Спал все равно плохо. Поэтому окончательно проснулся только в обед. Вечером провел ориентировку. До выхода из Энгозера осталось совсем немного. Однако, обойдя все заливы, не нашел никакого выхода. Ночью прошел первый мелкий дождь. Днем жара. Вдоволь накупался на пустынном пляже. Но для этого пришлось изрядно отойти от берега – глубина нарастает очень медленно.

На спиннинг поклевывают окуни. Но вот после очередного заброса блесну хватанула щука. Пару раз она попыталась запутать леску за кувшинки, потом завести под лодку. Наконец принимаю ее в подсак. При этом она выпрыгивает из воды, одновременно из сачка, и выплевывает блесну. Мне показалось, что сделала она это совершенно хладнокровно, уверенно, без лишней суеты и нервозности. Профессионально, одним словом. Сволочь. А я остался без жаркого на вечер.

Целый день ищу старую разрушенную плотину, – единственный ориентир выхода из озера. Но вот вдалеке вижу какое-то сооружение. Оказалось, что плотина это не плотина в обычном понимании этого слова, а каменное сооружение, перегораживающее на три четверти плес, длиной около 300 метров. В конце озера за ней полуостров. На нем и встаю. Эта мысль приходила, видно не мне одному. На мысу много следов стоянок. А дров мало. В нескольких местах свежий глухариный помет. Все покрыто ковром брусничника. Но тем не менее как-то неуютно. Может потому, что кругом на горизонте все обложено тучами и видно как идут дожди. Рано или поздно они дойдут и сюда. И хотя до захода солнца еще два часа, из-за налетевших туч сумрачно. А может, начался кризис одиночки. Когда неделями не видишь ни души, иногда бывает такое накатывает... Вообще как-то действительно грустно. Один на заброшенном, хрен знает где, острове. Сидишь себе у костра и, кроме криков чаек, никакого голоса. Одиночество. Так ли оно необходимо? Кто-то не может обходиться без общения. Но мне кажется большинству людей иногда оно нужно. Но в какой мере? Жизнь на таком острове – идеал спокойствия, но как быть с чувством грусти и тоски? В такие минуты начинаешь задумываться о смысле жизни. Для чего мы живем? Есть, пить, спать, оставить потомство? Слишком просто. Так зачем же? Для чего нам дано сознание? Питаться и размножаться можно и без оного. Кто из живущих ответит на этот вопрос? Так и ищем всю жизнь, каждый по-своему, ответ и не находим. Но вот и дождь пошел. А на горизонте видно странное багровое зарево. Как будто встает или садится солнце. Но солнце при этом совершенно в другом месте. Что бы это могло быть?

Наконец закипел котелок. Развожу картофельное пюре и достаю из углей запеченных окуней. А жизнь-то налаживается! На душе становится веселей. После дневной жары приятно обдувает свежий ветерок.

Ночью кто-то стал шуршать на дереве над палаткой. Как только я расстегнул молнию спальника, чтобы вылезти посмотреть, раздался громоподобный шум крыльев и этот кто-то улетел. Кто бы, интересно, это мог быть? И почему я не слышал, как он прилетел?

09.07. Иду по Пайозеру. В конце протоки в Чогозеро вылез на берег сориентироваться и размять ноги. Как только ступил на берег, в 20 метрах от меня откуда-то выскочил и убежал в лес, задрав белесый хвост, северный олень. А вообще их следов по берегам очень много, особенно на островах. Они там спасаются от гнуса. Его с хорошо продуваемых островов сносит.

Наконец нашел первый подберезовик. Весь такой беленький, чистенький. Будет что вечером положить в суп. Потихоньку начал дуть сильный встречный ветер. Пройдя в общей сложности 3 часа, вынужден встать на острове. Размеры острова 70 на 15 метров. Главное – есть дрова. За островом тишина. И сразу резкий свал в глубину. Хорошее место для ловли. Поставил вертушку, и с первого заброса – крупный окунь. В ночное, чуть не написал темное, время суток в брусничном ковре везде шуршат лемминги. (Хочется сказать и сталинги). На другой стороне озера, километрах в двух, видел шедшие байдарки. Люди, я вас не видел неделю, придите сюда. Но люди, наверное, даже не заметили меня.

Второй вечер я совершаю в палатке обряд сжигания противокомариной спиральки, обладающей запахом индийских благовоний. Как ни затыкай дырки, к утру несколько штук умудряются залезть. Хотя комаров практически нет. Для этого я специально выбираю места для стоянок, хорошо продуваемые ветром. Но утром, когда ветер стихает, они, каким-то образом залезают в палатку.

10.07. Проснулся в 5 утра. Что за чертовщина? Сна ни в одном глазу. Позавтракал опять печеными окунями. Пока ел, на расстояние 20 метров подплыли три гагары. Те это, что были раньше, или другие? Кажется, что даже птицы на озере привыкли ко мне, подлетают совсем близко. Видят, что не стреляю. Какие-то они здесь крупные. А вот и утка пролетела. Эта ученая. Облетела за километр. Постоянно кукуют кукушки. Странно, я думал у них брачный сезон закончился. Хотя я могу и ошибаться. А может, здесь, на севере, он еще продолжается. В десяти метрах откуда-то вынырнул и пролетел мимо ястреб-перепелятник. Прямо птичий день какой-то.

Иду дальше. Кажется, заблудился. То, что я считал Чогозером, им быть не может. Размеры не те. По карте озеро не шире километра, а здесь плес километров пять на семь. Придется возвращаться. Ветер, естественно, встречный и достаточно сильный. Перехожу к другому берегу.

Похоже, я в районе острова Лопарский. До Воньги еще километров пятнадцать. Где я вчера петлял, одному Богу известно. И шел-то, все время по компасу. И ведь все озера и протоки точно соответствовали своему размеру и направлению...

Пережидаю в протоке встречный ветер. Мимо опять пролетела какая-то неизвестная здоровая хищная птица. Черные крылья, белая грудь. Делать нечего, иду ловить рыбу. Вот и первая щука. Эта не ушла. Некрупная, но на уху и жареху одному хватит. Сегодня больше не ловлю – не съесть. Рядом со стоянкой нашел раскопанную песчаную ямку с камешками. Судя по всему, глухариное порхалище. Они сюда прилетают клевать гальку. Ну, естественно, все вокруг уделано. Приеду как-нибудь в Карелию с ружьем – допрыгаетесь! В выходящем скальнике красивые выходы кварца и красного гранита.

Как только подумал об ухе, сразу захотелось есть. А ни сварить ли ухи прямо сейчас? Пожалуй, так и стоит поступить. О, господи, как мне плохо. Я сожрал котел ухи, который иногда растягивал на три дня. И зачем я столько жрал? А в общем-то, и не есть тоже не мог. Ради такой ухи стоит жить (я не имею в виду жить, чтобы есть). Но мне плохо. Ощущение, что съел жидкий кирпич. Ну когда же закипит чай? Может хотя бы им удастся смыть поглубже в желудок эту рыбу.

Надо разбивать лагерь. Иду за дровами. Но что это? Два подосиновика. И если я скажу, что большие, то не скажу ничего. Выросшие практически из одного корня, каждый из них больше суповой тарелки. Что-то давненько не ел я жареных грибов. Забегая вперед, скажу, что за три последующих дня удалось съесть только одну треть от массы грибов.


Сергей ГУЛЯЕВ 23 июля 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑