Справедливость и закон – не синонимы


«В стране может быть только одна диктатура – это диктатура закона».

В. Путин

Mатериал охотоведа Александра Тихонова «Весенний синдром» напомнил мне ситуацию из нашей обыденной жизни, когда в автобусе тоненький каблучок нечаянно наступает на ногу господину, который не стесняясь в выражениях начинает отчитывать дамочку за «причиненный ущерб».

Автор спрятался за звание «охотовед» и не указывает занимаемую должность, поэтому нет возможности его узнать и дать более полную оценку деятельности в сравнении с теми законотворцами, работу которых он критикует.

Не понял чем возмущен А. Тихонов «проектом налогового законодательства по платежам за пользование объектами животного мира, т.е. за охоту» или «взимания платежей за использование охотничьих ресурсов». Налоги и сборы как платежи имеют разную правовую основу: налог – это индивидуальный безвозмездный платеж в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований, сбор – это взнос, уплата которого плательщиком является условием совершения в отношении него государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами юридически значимых действий, включая предоставление определенных прав или выдачу разрешений (лицензий). О каких опасностях вы информируете читающую публику? Я их не вижу и считаю, что законодатели нашей Думы не «отвергли мнение специалистов охотничьего хозяйства», а исправляют допущенные ими ошибки.

Автор ссылается на лучший американский, мировой опыт и не знает как на русский переводится слово «liсentia» (лицензия) и трактует его в плоскости зарубежного законодательства с целью «взимания платежа за право добычи животных». Вот и приходится законодателям демонстрировать знания родного языка и в перечень лицензируемых видов животных включать только редкие и ценные виды. Охота в России на массовые виды животных и птиц, равно как рыболовство, собирание грибов, орехов и ягод, всегда считалась традиционным занятием. В этом и отличается наш уклад жизни от европейского или американского.

Об этом же пишет пресс-релиз ХI съезда Ассоциации «Росохотрыболовсоюз»: Россия от Европы и других государств славилась – наличием свободно обитающей дичи, способами добычи. Интересен был процесс охоты, а не мясная кухня.

В 1997 году, потратив два года на изучение ФЗ «О животном мире», А. Тихонов писал (РОГ № 9): «Принятый весной 1995 г. федеральный закон «О животном мире», к сожалению, базируется на старых принципах организации использования биологических ресурсов. В охотничьем законодательстве вновь появляется правовой перекос, создающий предпосылки для ущемления прав охотников. По сути, между государством и охотником создается буфер, который мешает государству полноценно осуществлять свои функции по контролю и регулированию охотничьих ресурсов и не дает возможности реализовать охотнику свое право на охоту».

Прошло еще 3 года, наступило прозрение, и А. Тихонов утверждает (РОГ № 32/2000): «Права юридических лиц в вопросах использования охотничьих животных сводятся лишь к выдаче гражданам именных разовых лицензий на добычу этих животных», причем «пользователи не имеют права устанавливать на своей территории правила, нормы и сроки пользования охотничьими животными». А они устанавливают, да еще с использованием вооруженных формирований. Например, МООиР ежесезонно своим приказом устанавливает в области свои условия проведения охоты, сроки и нормы отстрела.

Сам А. Тихонов, потратив пять лет на «изучение» нового закона, предлагает создать между охотником и государством тот самый «буфер»: «При оказании услуг на охоте пользователи вправе взимать с юридических лиц и граждан деньги за эти услуги». Не знаю сколько лет еще понадобится А. Тихонову, чтобы повнимательнее изучить текст, в котором слово «услуга» не применяется, а статья 40, определяющая права и обязанности пользователей животным миром, не предоставляет право охотпользователям на оказание услуг, тем более платных!

«О животном мире» устанавливает «стратегические» принципы природопользования. «Тактические» действия связанные с процессом охоты, в том числе вопрос оказания услуг, могут быть определены «Законом об охоте», который еще не скоро будет принят, потому что Охотдепартамент и Росохотрыболовсоюз не заинтересованы в нем и всячески препятствуют, предлагая заведомо непроходные варианты закона. «Закон об охоте» лишит Охотдепартамент принадлежащих сегодня ему на «птичьих правах» охотничьих угодий и хозяйственной деятельности, а Росохотрыболовсоюз потеряет охотничий билет, как удостоверение на право охоты, без которого его руководители не мыслят своего существования.

Давайте сами разберемся с понятием «оказание услуг» и Гражданский Кодекс (ч. II, гл.39) определяет: возмездное (платное) оказание услуг осуществляется по договору, в котором исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Под услугами понимается совершение определенных действий или деятельности, для выполнения которых может оказаться необходимым иметь разрешение (лицензию). Приехав в любое охотхозяйство, охотник первым делом должен поинтересоваться, имеется ли соответствующая лицензия на определенный вид деятельности, в процессе выполнения которой не создается материально-вещественный продукт. К услугам относят бытовое, коммунальное, транспортное обслуживание, обучение, культурно-воспитательную и спортивную работу.

Начнем с «деятельности». Любой охотник (заказчик), приехав в любое охотхозяйство, не давал задание охотпользователю (исполнителю) заниматься охотхозяйственной деятельностью и получать долгосрочную лицензию на определенную территорию. Юридическое или физическое лицо самостоятельно выбирает тот вид деятельности, которым оно хочет заниматься и получать доходы. А наличие зверя в угодьях, результат охотхозяйственной деятельности, делает данное охотхозяйство наиболее привлекательным для его посещения охотниками перед другими. Объекты животного мира, обитающие в состоянии естественной свободы на полученной в пользование территории, акватории являются государственной собственностью, которой владелец долгосрочной лицензии не вправе распоряжаться.

Если владелец долгосрочной лицензии продает охотникам путевку с правом охоты на лосей, кабанов, вальдшнепов, уток, гусей, зайцев, лисиц и т.д., то он путем злоупотребления доверием или обманом завладевает денежными средствами охотников, а охотники по результатам охоты получают мясо, шкурки, рога, т.е. материально-вещественные продукты, что противоречит смыслу и значению слова «услуга». Вступают в силу товарно-денежные отношения.

Теперь про «совершение определенных действий». Убедившись в наличии соответствующих лицензий, охотник (заказчик) устанавливает исполнителю (охотпользователю) задание: предоставить шалаш, подсадную утку, подготовленную собаку, профессиональных егерей, флажки, лыжи, провести загон и т.д. и т.п. За оказанные услуги охотник обязан произвести оплату, соразмерную с качеством полученных услуг. При этом, обращаю ваше внимание, не создается какой-либо материально-вещественный продукт, и выполненные действия соответствуют слову «услуга».

Оплатив государству стоимость именной разовой лицензии, охотник получает право на добычу указанных в ней объектов животного мира, обитающих в состоянии естественной свободы и находящихся в государственной собственности, поэтому нет необходимости устанавливать задание и заключать договор.

В тяжелейший период России, В.И. Ульянов-Ленин издал Декрет об охоте, которым установил бесплатное право на охоту. Его не отменил И.В. Сталин. Закон РСФСР «Об охране и использовании животного мира» от 14 июля 1982 г. также установил, что пользование животным миром в республике осуществляется бесплатно, кроме особо оговоренных (лицензируемых) случаев. Национальные традиции продолжает федеральный закон «О животном мире» от 24.04.95 г. № 52-ФЗ, который определяет, что пользование объектами животного мира может осуществляться бесплатно.

Владелец охотничьего билета мог свободно купить ружье и свободно охотился в установленные сроки в любимых местах. Охотники не подвергались процедуре приобретения путевок и лицензий, пока не были построены финансовые пирамиды в виде общественных организаций, именуемых охотничьими хозяйствами.

Любой грамотный охотник знает, что численность животных и птиц колеблется определенными периодами волнообразно от малого к большому и обратно. И регулирует эту численность не человек, а природа.

Были руководители, которых не устраивала цикличная плотность копытных животных. Вот тогда и родилась идея о создании в стране охотничьего хозяйства – искусственного разведения животных и птиц. Повсеместно стали расселять чуждого для нас кабана, с приходом которого значительно сократилось количество зайцев, рябчиков, тетеревов, певчих птиц, так как их ареал обитания совпал. Правильнее было бы вместо слова «ОХОТНИЧЬЕ» поставить «КОПЫТНОЕ», но тогда как заставить охотников в складчину хозяйствовать и работать в требуемом направлении, ведь каждому по лосю или кабану не достанется? Чтобы убрать свидетелей, был придуман термин «пропускная способность угодий», и всю страну, как минное поле, обвешали табличками «всякая охота без путевок запрещена». Охотничьи хозяйства были созданы для удовлетворения потребностей привилегированной группы лиц и работников этих хозяйств за счет средств населения и лишь косвенно затрагивали интересы всех охотников. Закрой сейчас охоту на копытных лет на двадцать, и все разговоры об охотничьем хозяйстве прекратятся.

Для меня является знаковым событием тот факт, что документы о распаде Советского Союза были подготовлены и подписаны в одном из охотничьих хозяйств. Система, породившая систему, в ней и погибла...

Как охотовед А. Тихонов безусловно должен знать процедуру составления протокола и наложения штрафных санкций. Нельзя ли разъяснить читающей публике, какие нарушения будут допущены охотником, если он «поставил капкан на американскую норку (бесплатную), а поймал европейскую (платную)»? В чем заключается нарушение, и на основании какого «закона самый маленький нынче штраф – 500 рублей»? Почему за одно нарушение (если таковое имеется) охотник оплатит и штраф, и иск?

Почему охотовед страдает по экономическим вопросам и утверждает, что «только сумма налогообложения уменьшается на 80%, а из поступивших в бюджет 20% половину придется возвратить хозяйствам, не обеспечившим отстрел дичи». Откуда такие точные данные и причем здесь «налогообложение»? Платежи за пользование животным миром поступают в федеральный бюджет (40%) и бюджеты субъектов Российской Федерации (60%), и лица, уполномоченные заниматься формированием бюджета, знают, за счет каких поступлений он должен быть сформирован. Законотворцы знают тему природопользования лучше профессиональных охотоведов, потому что отвергают коммерческий принцип ведения охотничьего хозяйства и предлагают природоохранный.

Было бы гораздо полезнее, если бы А. Тихонов рассказал, почему специально уполномоченные государственные органы по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания игнорируют возложенные на них функции по организации и осуществлению охраны объектов животного мира, а природопользование организуют по старым советским принципам согласно «Положению об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР», вопреки федеральному закону «О животном мире» и Конституции РФ.

Неоценимую услугу оказал бы А. Тихонов, если бы рассказал, что сделано Охотдепартаментом в охотничьем собаководстве за 7 лет после выхода Постановления Правительства РФ от 25 ноября 1995 г. № 1145, регулирование вопросов развития собаководства в России возложившего на Минсельхозпрод РФ, который своим приказом от 29 марта 1996 г. № 85 возложил вопросы племенного дела на Главживотноводство, а регулирование охотничьего собаководства – на Охотдепартамент. Какое отношение имеет Охотдепартамент к более 93 тыс. охотничьих собак, проведенным в 2002 г. общественными организациями 321 выставкам, 279 выводкам, 1650 испытаниям и 134 состязаниям? Что регулирует Охотдепартамент в охотничьем собаководстве, какими нормативными документами? Элементарный пример: где и когда можно наганивать, натаскивать или притравливать охотничьих собак? Только не надо ссылаться на нормативные правовые акты Советского Союза, действие которых ограничено новой Конституцией РФ. Если руководствоваться ей, то в любом месте и в любое время, и ограничения устанавливает только этика владельца собаки.

Ну, а если желание поупражняться экономикой будет подтверждено соответствующими познаниями, то читающая публика с удовольствием узнала бы, сколько денег получают территориальные охотуправления на свое существование, а сколько лесоохотничьи и охотничьи хозяйства? Куда расходуются средства? Сколько единиц техники, приобретенной в 2002 г. на 25 млн. руб., отдано управлениям и хозяйствам? Сколько денежных средств приходится на одного работающего в охотуправлении, лесоохотничьем или охотничьем хозяйстве? Куда расходуются платежи за пользование животным миром, поступившие в федеральный бюджет и бюджеты субъектов РФ? Как выживают егеря при зарплате в 1341 рубль, если прожиточный минимум в России составляет 2047 рублей? Куда поступают доходы от реализации древесины, оказания услуг или иной хозяйственной деятельности ГЛОХ? Почему хозяйствующие субъекты финансируются из госбюджета?

Наконец, может быть охотовед-профессионал А. Тихонов разъяснит, на основании каких нормативных документов и почему специально уполномоченный государственный контролирующий орган занимается хозяйственной деятельностью? Например, ГАИ-ГИБДД МВД РФ не имеет своих станций техобслуживания и не занимается ремонтом автомобилей, а осуществляет организацию и обеспечение безопасности дорожного движения. В Положении о Минсельхозе РФ, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 29 ноября 2000 г. № 901, о какой-либо хозяйственной деятельности нет ни одного слова.


С уважением, Валентин БОДУНКОВ 9 июля 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑