Поохотились...

Их было трое: Володя по прозвищу Стрелок, Валерий по прозвищу Стакан и Сашка – прозванный Коновалом. Все друзья-товарищи. А прозвища они дали друг другу давно и справедливо, с учетом характера друг друга. И без всяких обид.

В первых числах сентября друзья отправились на охоту в Вологодскую область. И не просто на охоту, а на самого медведя. И лицензия была – за 75 рублей.

К вечеру приехали. Красота! Листья осин желтели и бледнели, а тихие воды речки Боковой были загадочны и полны рыбы: щуки, окуни и язи доели последних комаров и с нетерпением ждали заезжих рыбаков. Свои-то рыбаки повывелись кто спился, кто помер, кто уехал в Москву в поисках счастья. Щуки тосковали о жирных живцах – пескарях, а окуни и язи о навозных червях. В старицах деловито трудились ондатры – готовили свои домики к зиме. Они никого не ждали...

В деревне Горелово, почти покинутой жителями, друзья нашли старый ржавый вагончик, но с крышей и дверью. Можно было укрыться от дождя и ветра. Расположились почти с удобствами. Вблизи вагончика лежала старая поверженная молнией береза – Коновал быстро нарубил дров. Стакан притащил соломы, она пахла мышами, но это было даже романтично. База готова: дрова есть, постель есть, что еще надо неприхотливым охотникам? Стол! Брошенная кем-то табуретка, правда, без одной ножки, пригодилась. Стрелок притащил несколько кирпичей – стол готов.

А в это время тихим шагом проходил возле вагончика дед Егор. «Охотнички-рыбачки, небось, к нам пожаловали? Не с Москвы ли? Однако дверь открыта и чем-то хорошо пахнет... Колбасой... мать честная!» – думал дед и несмело стал топтаться возле двери. Стакан выглянул из вагончика и заметил деда: «Здравствуй, дед». – «Здравствуйте, люди добрые», – дед снял шапку. Познакомились быстро. Дед Егор был разговорчив.

После второй рюмки дед Егор таинственно сообщил, что ближе к деревне Нееловка есть нескошенное овсяное поле, и туда каждую ночь ходят медведи. «Страсть, как они овес любят...», – закончил дед. Он вышел из вагончика и, пошатываясь, побрел в свой домишко.

Охотникам надо было решить несколько организационных вопросов. Посовещались, и Стрелок подвел итог:

– Мы должны сделать все, чтобы охота была успешной. Завтра изучим медвежьи тропы, потом ставим капканы на ондатру, а вечером стреляем медведя на овсах. Все понятно?

– А может быть, надо закончить ужин? А то с дедом перекусили наспех, – сказал Стакан.

– Ну, блин, обязательно, – твердо сказал Коновал.

Стрелок сноровисто открыл бутылку «Завалинки». Дружно выпили за успех. Слово взял Стрелок:

– Вы вообще-то на медведя охотились? Нет? Ну так вот, знайте: стрелять его надо с 20 метров пулей или крупной картечью, а с 10 метров – первым номером дроби в лоб и... готов! Прошивает черепульку насквозь. Главное – точно в лоб!

– А если промажу? – спросил Стакан.

– Если промажешь, то он сдерет шкуру с твоего лба.

– Как?

– Очень просто. У него есть дурная привычка сдирать кожу со лба до затылка, а иногда и вместе с ушами.

– А если я его ружьем по башке?

– А у него есть еще одна дурная привычка – ломать ружье пополам и выбрасывать куда попало.

Стакан и Коновал многозначительно переглянулись.

Заканчивалась третья бутылка «Завалинки», и Стрелок сказал: «Будя!»

– Еще бы по маленькой, – прошепелявил Стакан.

– На посошок, – промямлил Коновал.

– Ну, дай бог, не последнюю...

С утра начались приятные хлопоты: поискали медвежью тропу, поставили капканы на ондатр, посидели с удочками на берегу Илюшихиной заводи. Стакан поймал трех окуней, крупных, горбатых. Коновал – трех сорожек, а у Стрелка что-то никак не клевало. На уху хватило, и Стрелок как давно признанный полевой повар все приготовил и торжественно пригласил всех к столу. Эх уха, уха! И что в ней находят эти охотники да рыбаки! Плавают три блестки жира, лаврушка да перец, лучок да петрушка... Ну и рыбка, конечно... Но не это главное! Дух! Аромат! Предчувствие! – вот что кружит голову, настраивает на подвиг, зовет вдаль, делает нас добрыми и общительными. Да что говорить... Не понять простому городскому обывателю эту истину – не рыбаки, не охотники!

С чувством выполненного долга, уставшие, но довольные улеглись на соломе охотники и дружно захрапели.

Утро было туманное и седое. Пахло прелой соломой и лугами. Стрелок спал глубоким сном, а Стакану и Коновалу не спалось. Всю ночь им снились медведи. Рано утром они одновременно проснулись, быстро собрались, взяли ружья и решили проверить капканы на ондатру. В этот момент проснулся Стрелок и назидательно сказал:

– Возьмите, на всяк случай, патроны с пулями Рубейкина... вдруг медведь... И снова уснул.

– Че, ондатру что ли стрелять пулей, – недоумевал Стакан.

– На фига пулей! Обойдемся и пятым номером, – пробурчал Коновал.

Перед выходом на улицу друзья почувствовали какое-то неопределенное томление и дружно поняли, что надо опохмелиться. Буль-буль, чокнулись... и стало лучше.

Таинственна и великолепна утренняя природа. На востоке первый просвет солнца. Почти тишина. Синички уже начали свои хлопоты по поиску завтрака и дружно подают друг другу голоса. Роса. С ивовых кустов слетают холодные прозрачные капли воды. Божья благодать! Идти бы идти и думать о вечном, великом.

А Стакан и Коновал тараторили наперебой. Конечно же, об охоте. А вот однажды был случай...

Дошли до поворота реки, миновали полянку с Калинкиным дубом и вышли к старице, где были поставлены капканы на ондатр. И остановились как вкопанные... Кто-то большой, темный и лохматый деловито возился на островке ондатровых хаток. И вдруг этот большой поднялся на задние лапы и ужасно рявкнул! Коленки у Стакана подкосились, а Коновал почувствовал, как волосы поднялись дыбом вместе с шапочкой фирмы «Адидас». Медведь! Медведь!

А медведь считал ондатру своей законной добычей и рявкнул еще более ужасным басом. Стакан круто развернулся, бросил ружье и крупным галопом помчался в сторону спасительной деревни. Страх на некоторое время сковал ноги Коновала, но он взял себя в руки и, ничуть не уступая в физической подготовке Стакану, пустился вслед за ним крупной рысью.

Медведь, долго не думая, сделал то же самое – стремительно скрылся в ближайшем лесу. Он был в большой обиде на этих жадных двуногих.

Запыхавшийся, потный, весь в грязи, Стакан набросился на спящего Стрелка:

– Дрыхнешь! Нас чуть медведь не задрал, а тебе начхать? Да? В чем дело?

– В чем, в чем! Медведь, говорю, напал...

– Застрелили?

– Застрелишь его. Пятым номером...

– Да я же вам говорил – черепулька у медведя слабая, можно дробью прошибить насквозь, ежели...

– Ежели, ежели...Тебя бы туда!

Прибежал и упал на солому Коновал. Он шептал только одно слово: «Медведь, медведь...»

– Да, – сказал авторитетно Стрелок, – жаль, что не было меня с вами. А то бы я вам показал, как охотиться на медведя. Вот однажды я завалил медведя четвертым номером дроби. Стрелял в башку. Точно в лоб. Прошило насквозь. Шкуру видели у меня на стене? Кстати, где ваши ружья?

– Издеваешься? Лучше бы налил стаканчик, а то душа в пятках и никак не хочет возвращаться куда ей положено.

– Наливай, а то кондрашка хватит, – сказал Коновал.

Стрелок наливал. Друзья закусили «Докторской» и помирились. От «Докторской» пахло Москвой, а там, на старице, вологодским медведем.

После третьей рюмки охотники пришли к выводу, что на медведя больше не пойдут. Лучше ловить рыбу.

А в это время подошел к вагончику дед Егор и снял шапку. Друзья единогласно подарили деду лицензию на медведя. Он был счастлив, хотя отродясь стрелял медведей без всяких лицензий.




Анатолий КЛЕПЦОВ 2 июля 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑