«Без лукавства» накануне открытия,


«На зерцало неча пенять, коли рожа крива».


Накануне открытия очередного весеннего сезона охоты зам. председателя правления МСОО «МООиР» А.А.Засолкин, удивленный «весьма вольной трактовкой нормативных документов руководителем региональной службы охотнадзора», в «Российской Охотничьей Газете» (№16, 2003) запустил «подсадную утку», на которую должны были «клюнуть» переполненные «любовными инстинктами» охотники-«селезни» и начать мгновенно раскупать подешевевшие мооировские путевки на охоту.


Aвтор многозначительно напоминает, «какую силу воздействия имеют средства массовой информации на формирование общественного мнения», «как может любая искаженная информация, напечатанная в газете, негативно отразиться на работе, привести к неизбежным конфликтам между охотниками и работниками охотхозяйств», при этом сам на страницах уважаемой газеты пытается выдать горячо желаемое им за действительное, «вбивающего клин» в сознание охотников.

Ни в коей мере не защищаю интересы А.П.Варнакова, в первую очередь отстаиваю свои права. Более того, у меня претензий к начальнику Мособлохотуправления — лицу, уполномоченному от имени государства осуществлять исполнительную власть и обязанному по своей должности организовать пользование объектами животного мира и его охрану в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, гораздо больше, чем похвалы. Возможно, Александр Петрович действительно, по мнению А.А.Засолкина, «достаточно эрудированный и грамотный человек». Хороший человек — это не профессия!

Не стану оспаривать факт завершения правительством Московской области процедуры предоставления долгосрочных лицензий на пользование объектами животного мира, а вот законность их выдачи у меня вызывает сомнение. Пожалуйста, конкретный пример.

Напомню, для получения долгосрочной лицензии на пользование объектами животного мира необходимо представить следующие документы: заявку, заверенные копии учредительных документов и свидетельства о государственной регистрации, справку налогового органа о постановке на учет, сведения о специалистах, данные для выполнения условий пользования охотничьими животными, экологическое обоснование и документы, подтверждающие оплату. Причем за представление недостоверных или искаженных сведений соискатель лицензии несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Общественная организация Дмитровское межрайонное общество охотников и рыболовов (далее ОО»ДМООиР»), членом которой состоит автор этих строк, зарегистрирована Исполкомом Дмитровского городского Совета народных депутатов 23.12.91г. (регистрационный № 191) продолжает традиции Дмитровского общества охотников, организованного Борисом Кораблевым и Дмитрием Мартыновым 17 мая 1937 года, имеет свой Устав (принят на конференции охотников и рыболовов Дмитровского района 24.03.91г. и утвержден председателем Правления МООиР И.В.Величкиным в 05.09.91г.), является самостоятельной хозрасчетной организацией и пользуется правами юридического лица, имеет свой расчетный счет, обособленное имущество, самостоятельный баланс и печать.

Будучи соискателем на получение долгосрочной лицензии на пользование объектами животного мира, наш председатель правления Н.П.Столбов проделал огромный объем работ по согласованию с землевладельцами, землепользователями, владельцами водного фонда условий предоставления в пользование территории и акватории и установления границ участка.

С результатами согласования доверчивый Николай Петрович ознакомил руководство МСОО «МООиР», что стало его роковой ошибкой: МООиР присвоил эти результаты, выдал их за свои собственные и получил долгосрочную лицензию на пользование объектами животного мира на территории Дмитровского охотхозяйства.

Я сознательно акцентирую внимание читателей на наборе документов, МСОО «МООиР» и ОО «ДМООиР» — это два абсолютно разных хозяйствующих субъекта и юридических лица, каждое из которых имеет свой собственный устав, расчетный счет, баланс и печать. Первое зарегистрировано в г. Москве, второе в г. Дмитрове. Почему МСОО «МООиР» выдали долгосрочную лицензию на пользование объектами животного мира, если имеется несоответствие соискателя лицензии лицензионным требованиям и условиям?

Статья 37 ФЗ «О животном мире» от 24.04.95 г. № 52-ФЗ, определяющая порядок выдачи лицензий, устанавливает, что животный мир предоставляется в пользование на основании конкурсов, проводимых гласно с учетом интересов местного населения с соблюдением антимонопольных требований, а статья 39, устанавливающая антимонопольные требования, запрещает или признает неправомочными действия органов государственной власти, юридических лиц и граждан, направленные на ограничение доступа к участию в конкурсе всех желающих приобрести право на пользование животным миром.

Уважаемый А.А.Засолкин, не могли бы вы сообщить читающей публике, кто, где и когда провел этот конкурс, на котором МООиР стал победителем, и каким образом в лицензии учтены и отражены интересы дмитровских охотников или местных охотников в других районах Московской области?

Уважаемые охотники, если вы приедете к нам в Дмитровский р-н Московской области с мооировскими документами, то у вас могут возникнуть проблемы с собственниками территории и акватории, которые не допустят вас на свои земли, так как МСОО «МООиР» у нас в районе никаких согласований не проводил.

Далее. Приложение 1 (определяющее условия пользования объектами животного мира) договора № 10 от 27 июня 2002 г. о предоставлении в пользование территорий, акваторий, необходимых для осуществления пользования объектами животного мира, в Московской области между Министерством экологии и природопользования и пользователем председатель правления МСОО «МООиР» В.М.Кирьякулов не подписал, а расписался в получении. В договоре так и написал — «получил», чем практически отказался выполнять требования и условия пользования охотничьими животными. По данному факту можно предположить: г-н Засолкин, ваш начальник, прекрасно понимает, что хотя бы «частичное восстановление изуродованной «цивилизацией» природной среды Подмосковья требует огромных физических и материальных вложений» и он не намерен вкладывать денежные средства и проводить какие-то биотехнические мероприятия.

Почему же вы об этом умалчиваете и не сообщаете читающей публике реальную позицию МСОО «МООиР»? Почему же, несмотря на очевидные нарушения, А.П Варнаков все-таки выдал МСОО «МООиР» долгосрочную лицензию на пользование объектами животного мира аж задним числом с 19 декабря 2001 г. и по 19 декабря 2026 г.?

Ответ предельно прост: еще в 1998 году (постановление от 25.12.98 г. № 404-ПГ и.о.губернатора Московской области В.В.Семаева) Управлению по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Московской области (Гостев А.И.) было предписано «в установленном законодательством порядке оформить и выдать МСОО «МООиР» долгосрочную лицензию на предоставление животного мира в пользование в охотничьих хозяйствах, закрепленных постановлением главы администрации Московской области от 10.12.92 г. № 48». Вот так запросто «оформить и выдать», как будто других соискателей и быть не может, хотя «в установленном законодательством порядке».

Александр Иванович не стал нарушать российское законодательство и ушел на пенсию, благо возраст соответствовал. А вот Александру Петровичу до пенсии далековато, и давайте честно признаемся — не каждый сможет осмелиться противостоять административной системе.

«Маленький пустячок»: в областном постановлении упоминаются районные охотничьи хозяйства, каждое из которых является самостоятельным хозрасчетным юридическим лицом, и пользование охотничьими животными осуществляется на нескольких территориально обособленных объектах. Соответственно, на каждый объект должна быть выдана отдельная лицензия (п.12 Положения), а вот в долгосрочной лицензии серии ХХ № 2408 про них почему-то «забыли» и записано только МСОО «МООиР», расположенное по адресу: 117311, г. Москва, ул. Строителей, дом 6, корп.7.

Сделано это сознательно, потому что, оставшись без долгосрочной лицензии на пользование объектами животного мира, районные охотничьи общества будут вынуждены превращаться в мооировские филиалы, стать «сырьевыми придатками», финансирующими чей-то карман. Обособленное имущество, принадлежащее районным обществам, перейдет в собственность МООиР. Ярчайший пример лоббирования государственными чиновниками интересов одной конкретной организации! Ярчайший пример передела собственности! Это и есть социальный беспредел, в который окунулась сегодняшняя Россия. В Московской области с помощью охотуправления в природопользовании создается алигархический монополист.

Чем же обернется монополизация природопользования в Московской области для охотников и рыболовов? Посещение так называемых мооировских охотугодий гражданами, не являющимися членами МООиР, возможно только по остаточному принципу при наличии «свободных мест». Чтобы ликвидировать данное различие по признакам социальной принадлежности, гражданину России придется стать членом МООиР, для этого надо заплатить вступительный взнос в размере 800 руб. плюс годовой платеж 500 руб. Затем надо оплатить стоимость разовой лицензии, которую выдадут только при условии добровольной оплаты так называемой путевки на охоту. Не хотите «добровольно» оплатить путевку, извините (читай «Наставление М.Яшина») — свободных мест нет...

Для реализации своих финансовых требований Межрегиональная спортивная общественная организация МООиР (пункт 2.3 Устава) имеет вооруженное формирование — штатную егерскую службу, которая организует и обеспечивает охоты и проводит охранные мероприятия по борьбе с нарушителями законодательства, которое сам МООиР и устанавливает. Если МООиР делегирует право выдачи государственного охотничьего билета, то можно смело предположить: билет охотники получат только после «добровольной» оплаты членских взносов...

Впрочем, денежные «ручейки» и сегодня стекаются в мооировскую «речку». Так, например, наше Дмитровское охотобщество в 2002 г. перечислило МСОО «МООиР» около 60 тыс.рублей. Господа, я не считаю деньги в чужом кармане; Но из тех 500 рублей, что я заплатил в свое общество, 50 рублей (10%) перечисляются МООиР. Извините, но мооировцы находятся на моем иждивении. Если вспомнить, что по области таких обществ насчитывается более сорока и каждое из них (кто-то больше, кто-то меньше) заплатило «дань» или «оброк», то получается немалая сумма. Почему «дань»? Да потому что никаких договорных обязательств между сторонами не существует, как и самих договоров. На каждого мооировского сотрудника работает примерно полтора охотобщества. Г-н А.А.Засолкин, может быть вы опровергните мои «абсурдные идеи» и сообщите читающей публике, за что и на основании каких документов районные охотобщества перечисляют МООиРу деньги?

Единственное, с чем могу согласиться с А.А.Засолкиным, так это в отношении именных разовых лицензий. В положении о порядке их выдачи госчиновники так перемудрили, что сами себя лишили прав на их выдачу: в пункте 1.6 записано, что лицензии выдаются территориальным охотуправлением на территории охотничьих угодий общего пользования. В законодательстве современной Российской Федерации термин «охотничьи угодия общего пользования» не существует...

Г-н Засолкин, в своих «лукавствах» вы ссылаетесь на защищенность своих действий Конституцией РФ и ФЗ «Об общественных объединениях». Что ж, давайте напомним читателям некоторые статьи этих документов. Чтобы ссылаться на закон — его нужно знать!

Итак. Под конституцией в правоведении принято считать основополагающий, верховенствующий государственный правовой акт прямого действия, который выражает волю народа и закрепляет в интересах каждого из нас важнейшие начала общественного строя и государственной организации страны.

Статья 30 п.2 Конституции РФ устанавливает, что никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем. Г-н Засолкин, вступление в общество охотников — это добровольное право каждого из нас, поэтому изданный Минсельхозпродом РФ приказ от 25 мая 1998 г. № 302 (зарегистрированный Министерством юстиции РФ 14 июля 1998 г., регистрационный № 1560), в соответствии с которым выдачу охотничьих билетов осуществляют только Охотдепартамент и его территориальные подразделения, действительно законодательно обоснован. Принуждение к вступлению в общество охотников для получения права на охоту есть нарушение конституционных прав граждан и государственной организации страны.

Пять лет(!!!) действует этот приказ, однако начальники охотуправлений его игнорируют, потому что многие из них (например, тот же Варнаков) долгие годы работали в охотобществах и их мировоззрение не способно к переменам, толкает их на должностные нарушения. Впрочем, возможно эти люди настолько грамотны в правовых вопросах и знают, что наличие и условия выдачи охотничьего билета федеральным законом пока не установлено...

И еще. Статья 19 п.2 запрещает любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной принадлежности, поэтому утверждение общественными организациями каких-либо прейскурантов цен, в которых для члена общества одна стоимость, а для всех прочих в...надцать раз дороже, есть нарушение Конституции РФ. Г-н Засолкин, надеюсь вы помните, как природоохранная прокуратура Московской области отменила мооировский прейскурант цен на услуги в части увеличения тарифов для граждан, не являющихся членами МООиР. Рано или поздно это произойдет и в других областях.

Статья 3 п.4 устанавливает, что никто не может присвоить власть в Российской Федерации. Чтобы не будоражить горячие головы, оставлю данную статью без комментариев, пусть каждый из читающих задумается сам и вспомнит о неотвратимости наказания.

Статья 15 п.3 устанавливает, что законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. любые (выд.В.Б.) нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Данная статья Конституции РФ практически ограничила в действии все законы и нормативные правовые акты бывшего Советского Союза. Ее положения развиваются в Указе Президента РФ от 23 мая 1996 г. № 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента РФ, Правительства РФ и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти», постановлении Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009 «Правила подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации», из которых следует, что нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не опубликованные в установленном порядке, не влекут правовых последствий, как не вступившие в силу, и не могут служить основанием для регулирования соответствующих правоотношений, применения санкций к гражданам, должностным лицам и организациям за невыполнение содержащихся в них предписаний. На указанные акты нельзя ссылаться при разрешении споров.

Г-н Засолкин, сообщите, пожалуйста, читающей публике, когда и в каком официальном издании опубликованы для всеобщего сведения закон «Об охоте и охотничьем хозяйстве в Московской области», «Правила охоты» образца 7.04.1988 г. или «Положение об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР», утвержденное Совмином РСФСР 10.10.1960 г. № 1548? Прежде чем брать на себя смелость через средства массовой информации устанавливать свои порядки и утверждать перечень документов, которые охотник обязан иметь при себе для осуществления охоты на территории Московской области, надо быть официально уполномоченным на то лицом и помнить, что права и свободы человека неотчуждаемы, непосредственно действуют и принадлежат каждому из нас от рождения.

Статья 55 п.3 устанавливает, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом. Закон «Об охоте и охотничьем хозяйстве в Московской области», «Правила охоты в Московской области», «Положение об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР» — федеральными законами не являются и не могут ограничивать права граждан.

Статья 76 п.5 устанавливает, что законы и нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

Статья 3 Федерального закона «О животном мире», определяющая правовое регулирование охраны и использования животного мира и среды его обитания, однозначно устанавливает, что все законы и иные нормативные правовые акты России и субъектов Российской Федерации об охране и использовании животного мира обязаны соответствовать Конституции РФ и федеральным законам об охране окружающей среды, настоящему федеральному закону.

И последнее. Статья 13 п.5 устанавливает, что запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на создание вооруженных формирований. Данное положение Конституции РФ развивается и в статье 16 ФЗ «Об общественных объединениях», определяющей ограничения на создание и деятельность общественных объединений.

Г-н Засолкин, поясните, пожалуйста, читающей публике, на основании каких нормативных документов МСОО «МООиР» имеет в своем составе и руководит штатной егерской службой? Или, может быть, ваши егеря вооружены не ружьями, а балалайками и в разрешительной системе что-то с чем-то перепутали?

Уважаемый А.А.Засолкин, очень рассчитываю получить от вас ответы на все поставленные вопросы. Отписка в совдэповском стиле, типа «приведенные в статье факты заведомо искажены, статья написана в недопустимом, оскорбительном тоне, порочащем честь, достоинство, репутацию...» будет свидетельствовать о вашем признании нарушения законодательства России. Факты и только факты! Желаю вам удачи. Будьте здоровы и богаты!


С уважением, Валентин БОДУНКОВ 4 июня 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑