Мутация

Изменения, происходящие в нашей жизни, затрагивают и все то, что прямо или косвенно связано с охотой. На страницах периодической печати, в частности в «РОГ», стали появляться статьи авторов, негативно относящихся к обществам охотников. Они представляют общества как неких узурпаторов права граждан на охоту. Другие авторы, напротив, утверждают, что иной системы, регулирующей вопросы, касающихся охоты, на сегодняшний день нет.

О том, что структура обществ охотников вполне работоспособна, и может работать эффективно свидетельствуют следующие факты. В начале 90-х годов поголовье копытных было таким, что говорить о закрытии охоты на лося, например в Московской области, из-за его малочисленности было бы просто смешно. Охотничьих баз, где можно было остановиться, чувствуя себя комфортабельно, было больше, чем есть на сегодняшний день, да и охоты на самую многочисленную пернатую дичь были богаче.

Для того чтобы разобраться, почему на сегодня охотники отмечают заметное ухудшение как условий проживания на охотничьих базах, так и самих охот, следует сравнить объем функций, выполнявшихся силами обществ охотников ранее, и на сегодняшний день.

1. Школа юных охотников

Начало 90-х годов. Во многих обществах охотников с юношами и девушками, недостигшими 18-летнего возраста, но желающими стать охотниками, занимались опытные охотники. Общества приглашали для чтения лекций юношам ведущих специалистов в области охотоведения и биологии. Молодые люди выезжали в охотничьи угодья, на стрелковые стенды.

2003 год. Школ юных охотников нет.

2. Прием новых членов

Начало 90-х годов. Чтобы вступить в общество охотников, кандидат за время годового кандидатского стажа участвовал в течение четырех дней в биотехнических мероприятиях, слушал курс лекций по охотничьему минимуму, получал рекомендации у двух охотников со стажем не менее трех лет, сдавал экзамен по охотничьему минимуму, оплачивал вступительный и годовой взносы.

2003 год. Чтобы вступить в общество охотников системы МООиР, достаточно сдать зачет по охотничьему минимуму и заплатить взносы.

Таким образом, каждый вступавший в общество охотников до 90-х годов понимал, что он получает моральное право охотиться лишь после того, как лично поучаствует в сооружении солонцов и кормушек, заготовке сена и веников, доставке в угодья подкормки, изготовлении искусственных гнезд и нерестилищ, посадке кормовых полей, ремонте и обустройстве баз. То есть сначала помогает охотничьим видам размножиться и лишь потом получает возможность охотиться на них,

3. Охрана угодий

Начало 90-х годов. При каждом обществе охотников существовали рейдовые бригады общественных инспекторов, которые регулярно по графику выезжали в угодья для патрулирования и пресечения случаев браконьерства и нарушений правил охоты.

2003 год. Рейдовых бригад общественных инспекторов у обществ охотников не существует.

4. Истребление вредных животных и птиц

Начало 90-х годов. Существовавшая тогда балльная система оценки деятельности обществ охотников стимулировала каждого члена общества к истреблению вредных птиц (серая ворона) и животных (волк, бродячая собака).

2003 год. На сегодняшний день работа по истреблению вредных животных и птиц продолжается в большей степени по инерции, так как рядовой охотник все меньше в этом заинтересован из-за высокой стоимости охот на копытных и их малой численности. Ведь именно загонная охота на копытных за разумную плату и была тем стимулом, ради которого ее соискатели занимались биотехнией больше положенных по уставу четырех дней в году, истребляли вредных птиц и животных, участвовали в охране угодий. Да и трофей, голова добытого животного, по канонам того времени доставался без дополнительной платы стрелку, после выстрела которого зверь лег.

5. Дисциплинарно-товарищеская комиссия (ДТК)

Начало 90-х годов. ДТК работали и разбирали на своих заседаниях поступки нарушителей правил охоты и браконьеров. Самым тяжелым для нарушителей решением ДТК было лишение его охотничьего билета и исключение из членов общества.

2003 год. Сегодня ДТК в обществах не работают, так как из-за изменения ситуации с получением охотничьих билетов (можно выписать билет Минсельхоза или стать военным охотником) смысл лишения права охоты методом лишения билета общества охотников потерян.

Теперь сравним функции, выполняемые обществами охотников в начале 90-х годов и в 2003 году.

Начало 90-х годов

— Работа с молодыми охотниками

— Воспроизводство дичи (биотехния)

— Постройка и поддержание охотничьих баз

— Постройка и поддержание стрелковых стендов

— Прием новых членов

— Охрана и патрулирование охотничьих угодий

— Выдача путевок на охоту

— Лишение права охоты

— Кровное собаководство

— Соревнования по стрельбе

— Соревнования по рыболовству

— Сбор взносов

2003 год

— Прием новых членов

— Кровное собаководство

— Соревнования по стрельбе

— Соревнования по рыболовству

— Сбор взносов

— Оформление именных разовых лицензий на охоту

К 2003 году утеряны важнейшие функции обществ охотников (воспроизводство дичи и ее охрана), в том числе утеряна и функция постоянного присутствия в угодьях членов обществ. Сокращение функций произошло с нашего с вами молчаливого согласия, произошло не сразу, а постепенно, но результат очевиден — эти изменения дискредитировали систему обществ охотников изнутри. Что же нам предлагают взамен? «РОГ» №7 (447) 12—18 февраля 2003 г. «Нужен ли нам единый охотбилет?» Автор статьи Михаил Санков — «Данное положение дел никак не вписывается в систему будущего.»

Какое же будущее рисует нам Михаил Санков с позиции Московского клуба «Сафари»?

Сначала нам следует получить единый государственный охотничий билет, дающий возможность «получить необходимые знания (какие?), навыки, воспитания этики (как окончание института)». Мы-то этике у дедов да у отцов наших учились, да, видно, не той.

Потом нам следует организоваться в клубы либо по интересам, либо по принадлежности к ведомствам. М.Санков рекомендует нам организоваться в клуб под названием «Прочие москвичи», потому как в клуб «Чиновники высшего разряда» нас с вами вряд ли примут.

Далее ждать, пока арендаторы охотничьих хозяйств (аутфитеры) позволят нам с вами у них отохотиться, и не просто ждать, а копить деньги, чтобы платить за день охоты не двадцать рублей, а 100 долларов.

Ну и верхом цинизма этого подготовителя материала являются его сожаления по поводу местных охотников из нашей глубинки, привыкших охотиться в «любимом овраге». Если член Московского Клуба «Сафари» может позволить себе охоту стоимостью более чем 100 долларов в день, за которые его кормят и предоставляют ночлег, довозят до места охоты, тропят для него зверя, да еще и страхуют на случай выстрела не по месту, то местный дед в «любимом овраге» с не меньшим удовольствием за двадцать рублей сам тропит матерого русака, со слезами на глазах слушает зарев своей выжловки и встает на верный лаз. Но в памяти у каждого из них останется не то, какую сумму он потратил и как его за эту сумму обслужили, а все-таки выстрел, после которого у члена Московского Клуба «Сафари» появится новый трофей, а у дедова внука новая шапка.

А чего стоит заявление М.Санкова о том, что утки и голуби, являясь пролетными видами, в охране не нуждаются. А мы-то, глупые, и искусственные гнезда для крякв, и дуплянки для гоголей строили, и ворон в поймах отстреливали, и хлопунцов берегли. Да мы-то ладно, дальше «любимого оврага» не выезжаем, а вот зачем тогда международный Союз Охраны Перелетных Птиц нужен, непонятно.

Ну и, наконец, в разделе «Что бы хотелось видеть» «.....маленькая справочка:.. в Танзании...браконьерские деревни бомбили с самолетов».

Понятно, что мы, знающие, как было, понимающие, почему стало хуже, мешаем «новым охотникам» своим присутствием в угодьях.

Вот и предлагает М.Санков путем отмены членских билетов общественных организаций лишить миллионы граждан возможности бесконтрольного хождения с ружьем. Но рассуждает М.Санков только с позиции охотника за трофеями, которому нужен контроль в первую очередь для того, чтобы взвесить или замерить добытый трофей. Ведь именно от этих измерений зависит сумма, которую охотник оплачивает.

Необходимости взвешивать и измерять уток или зайцев нет, вполне достаточно контролировать способы и сроки охоты, а также нормы отстрела.

Известно, что именно деньги охотников за трофеями помогли сохранить некоторых африканских животных, так почему нет желания у «новых охотников» сохранить исчезающих трофейных животных России, например амурского леопарда. Нет, они лучше будут вывозить свои деньги в Африку, а нам с вами рекомендовать поменять свое отношение к обществам охотников.


Владимир КУРГАНОВ 14 мая 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑