Охотничий промысел и охотничий туризм

Eжегодно с приближением весны охотничий мир начинают будоражить слухи о запрещении весенней охоты на камчатского медведя. На наш взгляд, слухи о падении численности медведя в большинстве районов Камчатки и измельчании особей не вполне отражают ситуацию. Если сравнить официальную добычу в целом по Камчатке в период с 1985 по 1991 год и за последние 8 лет, то добыча увеличилась лишь на 11%.

Абсолютные цифры отстрела медведя по Камчатке за 1999 и 2000 годы, приведенные выше, укладываются в рамки научных рекомендаций. Процент отстрела на Камчатке, обоснованный наукой, вполне соотносится с таковым на Аляске (10% от предпромысловой численности, которая оценивается по всей Камчатке в 14-15 тысяч особей). Доля же Корякского округа в общей добыче за период с 1992 года неуклонно снижается и в среднем за эти годы составила 35%. В абсолютных цифрах отстрел медведя в Корякском автономном округе, начиная с 1992 года (год создания самостоятельного управления охотничьего хозяйства в КАО), как это видно из таблицы, уменьшился почти вдвое.

Одновременно на Камчатке идет очевидная перестройка структуры промысла медведя в пользу увеличения доли трофейной охоты. Особенно четко это прослеживается в Корякском автономном округе. Это и понятно. Ведь продав отстрел медведя иностранцу, охотник «теряет» только шкуру этого медведя, которую мог бы использовать для продажи. Мясо и желчь все равно остаются ему же.

За 10 лет трофейной охоты измельчания трофеев в северных районах полуострова не произошло. Численность же популяции, напротив, по данным Камчатского охотуправления, и по нашим собственным наблюдениям, выросла. В то же время перепрофилирование промысла медведей с чисто промыслового отстрела в целях получения шкур и мяса на трофейный отстрел в лучшую сторону повлияло на структуру и численность популяции бурого медведя. За счет омоложения популяции заметно возрос воспроизводственный потенциал. Вместе с тем омоложение нисколько не привело к измельчанию особей. Добываемые старые самцы уже давно внесли свой вклад в генофонд и уже в силу своего возраста должны уступить свое место более молодым.

Процент больших трофеев (с длиной шкуры 270-280 см) в 1992 году не превышал 15-20% от общей добычи, таким же остается и сейчас. Отдельные трехметровые особи были единичными 10 лет назад, таковыми и остались. Основной размер отстрелянных медведей — 250-265 см, что, по камчатским меркам, — средние трофеи. Добываются ежегодно трофеи с длиной шкуры, едва превышающей 2 м, но довольные организацией охоты, обслуживанием и русским гостеприимством клиенты возвращаются еще раз.

Главным фактором охраны (а соответственно, и причиной уменьшения незаконной добычи) сейчас является наличие весной охотничьих лагерей у всех охотпользователей, что сводит на нет любые факты браконьерства. После окончания сезона охоты, когда сходит снег, возможности передвижения по угодьям существенно снижаются, и добыть медведя становится весьма затруднительно.

Сейчас на Дальнем Востоке и в Сибири браконьеры массово истребляют медведя ради продажи китайцам медвежьих лап. Этот вид браконьерства неизбежно возникнет и на Камчатке, а охотник будет нелегально добывать десятки зверей вместо одного-двух, отстреливаемых законно сейчас. Таким образом, экономическая сторона промысла медведя переместится в тень, в отличие от существующей ситуации, когда все пользователи работают легально, под контролем всех имеющихся у нас государственных служб, выплачивая налоги. Охота на медведя, равно как и любая другая охота, использует возобновляемые ресурсы, что является вполне обычной практикой во многих странах мира.

На Камчатке в настоящее время уже создана необходимая инфраструктура охотничьего туризма, обеспеченная опытными и профессиональными кадрами егерей и менеджеров. Большинство организаторов охот имеют современное полевое снаряжение, технику, и уровень организации и сервиса камчатских охотничьих лагерей не уступает аналогичным лагерям Аляски.

Охота с участием иностранных туристов стала для местных жителей практически основным источником обеспечения своих семей. Многие из них занимаются и обслуживанием рыбаков-туристов в летнее время. Благодаря этому в большинстве районов Камчатки сохранились кадры охотников-промысловиков и их круглогодичная занятость. Учитывая многолетний опыт работы этих людей, сейчас они являются высококвалифицированными профессиональными охотничьими гидами.

Не закрытие охоты, а разумное ее регулирование и проведение — вот путь к стабильно высокой численности популяции бурого медведя на Камчатке. Впрочем, не только медведя и не только на Камчатке, эта прописная истина известна всем специалистам-охотоведам.

Охотничий туризм в России, и в частности на Камчатке, превращается в цивилизованный бизнес, приносящий выгоду государству и его гражданам, как непосредственно занятым в работе с туристами, так и работающим в сопутствующих сферах.




А.А.ТУРУШЕВ, А.А.СИЦКО, руководители ЗАО «Иянин Кутх и Стальноголовый лосось», с. Тигиль, Корякский АО 23 апреля 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑