Вот тебе и менеджер!

Как-то мне пришлось столкнуться с одной, казалось, неразрешимой проблемой. Дело в том, что в компании своих коллег, чтобы получить карт-бланш на использование определенного вида аппаратуры надо было «обработать» менеджера одной фирмы.

Прочитав на визитке мужскую фамилию, по привычке загрузившись дорогим коньяком и всем, что к нему положено, мы двинулись на переговоры. Удар нас ожидал практически сразу, когда секретарь-референт представила менеджера. Им оказалась стройная брюнетка с ногами, как сейчас выражаются, от «ушей». Глядя на эту «кровь с молоком», я понял, что здесь нам ничего не светит. Но мадам, оказалось, не столько демонстрировала свои прелести, сколько, сбив нас с толку, потихоньку начала выяснять цель нашего интереса. Объяснять ей плюсы нашего сотрудничества бросились все и с таким энтузиазмом, что я, глядя на своих молодых сотрудников, понял, что девочка явно не промах. Она с удовольствием принимала комплименты, пригубливала захваченное нами вино и потихоньку выуживала из ребят информацию, которую они ей выкладывали явно не в пользу нашей конторы. Ну прямо Мата Хари! Взяв тайм-аут для переговоров с шефом, менеджер удалилась. Наступило отрезвление у всей компании, каждый, судя по всему, думал, как он мог за такое короткое время рассказать то, о чем надо было молчать, даже уйдя с работы на заслуженный отдых.

Выйдя через несколько минут, менеджер объявила, что наше предложение будет рассмотрено только на следующей неделе. Предвидя выходные, каждый из компании посчитал своим долгом пригласить симпатичного менеджера на уик-энд, зная, что наш директор пойдет на любые расходы ради контракта. Предложения сыпались как из рога изобилия: двухдневный тур, горные лыжи, серфинг и т.д. Я скромно молчал, надеясь, что молодежь закадрит эту фифу, и я с друзьями наконец-то вырвусь на долгожданную охоту. Мыслями уже был в заснеженном лесу и стоял на номере, ожидая появления зверя... Вот слышно, как треснула веточка, качнулись кусты, я вскидываю карабин...

— А вы? -вдруг донесся до меня голос менеджера.

— Охота,— буркнул я, заранее предполагая брезгливую физиономию и предчувствуя очередной облом, если я вместо охоты с любимой командой буду вынужден все выходные крутиться с опостылевшими коллегами вокруг этой павы.

— Хочу! -ответила она с таким энтузиазмом, что все вокруг раскрыли рты от изумления. Профессиональным жестом раскрыв блокнот, она начала задавать вопросы: «Где? Куда? Что с собой?» Видя зависть в глазах коллег, далеких не только от охоты, но и от всего, что с ней связано, я отвечал с таким видом, что нормальный человек давно бы понял: не хотят его никуда брать, но она этого явно не замечала.

В назначенное время я заехал за ней и, памятуя последние наставления шефа о том, что я должен сделать все, чтобы контракт прошел, всю дорогу «втирал ей мозги» о взаимовыгодном сотрудничестве, об ожидаемой прибыли, а сам думал, как отнесется команда к появлению женщины на корабле и где искать работу в случае неудачи?

Как ни странно, ребята отнеслись к женщине довольно дружелюбно, лишь один вечно чем-то недовольный плоско сострил, мол, в Англии запрещали брать на корабль женщин и свиней. «Но вы же здесь!» — ни секунды не раздумывая, ответила она. Взрыв хохота и покрасневшее лицо зануды подтвердили, что ей в команде быть, и даже егерь, присутствовавший при пристрелке нового карабина, видя, как моя спутница после нескольких уроков довольно успешно разбивает из него бутылки1, робко сказал: «Возьми ее завтра с собой, удача будет».

Вечером за общим столом каждый из команды старался чем-то понравиться и угодить нашей гостье, но она кокетничала, в меру пила и довольно успешно ставила всех на место, так что желания более тесного контакта, казалось, ни у кого и не возникало. Проводив мадам до номера и попытавшись на прощанье ее неловко поцеловать, я напомнил, что с утра охота и если она пожелает, то может не только посмотреть, но и стрельнуть.

— Ловлю вас на слове,— закрывая за собой дверь, сказала она. Я спустился к команде, где, как обычно, разговор зашел о предстоящей охоте и т.д. Неожиданно кто-то спросил:

— Ты что, в самом деле собираешься взять ее с собой?

— Надо! — ответил я таким тоном, что больше вопросов никто не задавал.

Утром, собравшись у егерской машины и прослушав2, судя по всему, предназначенный для дамы инструктаж, мы двинулись к месту предстоящей охоты. Понятливый егерь поставил меня рядом с дамой на месте самого вероятного выхода зверя и, расставив остальных стрелков, ушел с собаками в загон. Юная Диана, как только мы остались одни тут же начала просить карабин. На все мои объяснения, что не положено, она всегда находила какое-то оправдание и напоминала о вчерашнем обещании. Я, прикладывая палец к губам, пытался объяснить, что необходимо молчать на номере. Она замолкала, но настойчиво тянула карабин к себе. В загоне заработали собаки.

— Будь что будет — решил я и отдал ей карабин3. Лай собак приближался, и через несколько минут на поляну выбежал лось. Это был настоящий трофей: красавец с тяжелой короной рогов. Будучи невооруженным, я невольно залюбовался его грациозной рысью. Мне почему-то стало жаль этого исполина, наверное, впервые за много лет загонной охоты. Я посмотрел на свою спутницу. Она, прильнув к оптике, явно любовалась лосем и не собиралась стрелять.

— Стреляй — почему-то разозлившись, крикнул я.

— Не могу — ответила она, не отрываясь от оптики.

Еще немного, и лось уйдет в заросли непролазного кустарника, а там его уже не достанешь.

— Стреляй ....! — заорал я, замахнувшись на нее, и добавил слово, которым, как правило, называют самку собаки. Раздался хлесткий выстрел, и зверь рухнул на снег. Мы подошли к лосю4. Это был действительно замечательный трофей, но от былого могущества не осталось и следа. Он лежал как-то беспомощно, собаки, не осмеливавшиеся приблизиться к нему и облаивающие его только издали, теперь безнаказанно трепали его, а он смотрел на них каким-то печальным взглядом, из которого медленно уходила жизнь.

Моя спутница склонилась над головой лося, и я увидел, как из ее глаз закапали слезинки, затем она поцеловала лося в еще теплые ноздри и прошептала: «Прости».

Когда подошли остальные члены команды, их опять встретила невозмутимая «железная леди», которая принимала поздравления, шутливо отвечала, что есть еще женщины в русских селеньях, но что-то в ее глазах изменилось.

Затем было празднование удачной охоты, баня, купание голышом в снегу, ее одноместный номер со скрипящей кроватью, шампанское и опять этот скрип кровати, который вспоминается каждый раз при выезде да и без выезда на охоту, прощание перед домом и тихое: «Ваше предложение нас не очень устраивает, но завтра контракт будет подписан. Это я вам обещаю».

Я не разделял восторга своих коллег по поводу успешного подписания контракта, не отвечал на их сальные шуточки, не накручивал, может быть, и зря, диск телефона с предложением еще раз встретиться. Я только часто вспоминал картину: прекрасное обнаженное тело с налипшим и еще не успевшим растаять снегом, баню, ее номер со скрипучей кроватью и такое тихое «Прости!».


Примечания редакции:

1 — Не заботясь о том, к примеру, что чужие собаки завтра же порежут себе лапы.

2 — Автор действительно «прослушал» инструктаж, поскольку впоследствии его неоднократно нарушал.

3 — Передача карабина в чужие руки — серьезное нарушение правил обращения с оружием.

4 — Еще одно нарушение инструктажа — сошел с номера без команды распорядителя охоты. В данном случае автор рисковал и жизнью прекрасной спутницы.


Сергей ПУЗЬКО 5 марта 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑