Предчувствие

Устав ворочаться, Денис, не зажигая в спальне света, встал и тихо вышел на кухню. Два часа ночи, а сна ни в одном глазу. Все мысли были о еще ни разу не опробованной им ночной охоте на лису из засидки. Дениса больше привлекала охота ходовая: он был охотник добычливый и легкий на ногу. Но своих собак у него не было, поэтому лису удавалось добыть редко и большей частью случайно. Добыча этого осторожного зверя для любого охотника считается удачей.

Вообще-то охоту на лису из засидки надо правильно организовать. Выбрать место неподалеку, отвечающее нескольким требованиям, и выложить приваду. Сделать удобную и грамотную засидку. А там уж сиди терпеливо, да не спугни раньше времени. Знакомый Дениса, пожилой охотник, иной раз за вечер по три лисы добывал.

Но сегодня другой случай. Ни скрадка, ни привады выложенной. А вот одолело Дениса с вечера какое-то предчувствие, что стоит выйти ему в поле и встретит он там своего красного зверя. Знаете, бывает так: чувствуешь - твой сегодня день. Откуда что берется, непонятно, а вот есть, и все тут.

Потихоньку прикрыв дверь в спальню, что бы не разбудить своих, Денис наскоро собрался и, оставив на всякий случай короткую записку, вышел из дома. В лицо пахнуло свежестью морозной ночи. Маленький старинный городок, помнящий еще набеги ханов Золотой орды, спал.

Дойдя до крайних домов, Денис, собрал ружье, встал на лыжи и вышел в поле. Небольшой слой свежего пушистого снега поверх наста - лучшая дорога для охотничьих лыж. Не шуршит, не проминается, ход легкий, накатистый. Над головой звезды и луна в разводах облаков. Вокруг белое безмолвие, залитое мягкой синевой, яркие городские огни сзади и желтые расплывчатые точки огоньков ближней деревни. Ночью все, даже знакомое, выглядит и воспринимается иначе. Выйдя к краю широкого пологого оврага, Денис остановился. Можно было бы подождать лисичку и здесь (рыжие приходят сюда в надежде подкараулить обитающий в этом месте выводок зайцев), но легкий ветерок, от которого тут негде было укрыться, быстро выстудил бы остатки захваченного из дома тепла. И хотя Денис оделся соответственно сезону и намерениям, на ветерке надолго этого все равно не хватит.

Его путь лежал к темневшему вдали островку леса, где и задумал Денис ждать свою удачу. Мышей в этот сезон было мало, и рыжим приходилось совершать по ночам многокилометровые рейды в поисках пищи. Доставалось от них и зайцам-русакам. Денису приходилось видеть, как лисы парой охотятся на этого зверька. Одна разбирает жировку, подбираясь к лежке, другая же в это время идет как бы в стороне. Но именно с той стороны, куда косому удобнее убегать. И если ушастому удастся миновать зубов подобравшейся к лежке первой лисы, то велика вероятность попасть в зубы второй охотнице. В последнем случае у зайца, устроившегося на лежку в занесенном рыхлым снегом клеверище, все так и кончилось. Хищницам, судя по следам, удалось поймать его на первых прыжках, пока косой не успел развить спасительную скорость. Он был разорван рыжими в клочья и съеден, несмотря на обыкновение прежде закапывать добычу, а уже потом через несколько дней есть. Видно совсем оголодавшими были те кумушки, не до традиций.

Не спеша, продвигаясь кромкой оврага к леску, Денис не забывал внимательно смотреть вперед и оглядываться по сторонам. Вдруг комок из снега и травы в метрах трехстах впереди стронулся с места и резво покатился вниз. Пересекши самую широкую часть разветвляющегося в этом месте оврага и обернувшись вдруг зайцем «комок» прострекотал на противоположную сторону. Там он остановился и приподнявшись на задних лапах, вполоборота, посмотрел на плохо различимого в белом костюме лыжника. Денис шевельнулся, и заяц вместе с отбрасываемой им почти черной тенью растворился в травяном поле. Денис не сомневался, что косой, теперь невидимый для него, еще долго будет всматриваться в его сторону, опасаясь погони. Но где пешему охотнику состязаться в скорости с быстроногим, да еще и невидимым на пестром поле зайцем. Хотя и случалось Денису стрелять зайцев ночью из укрытия, но сегодня он вышел не за ними. Предчувствие вело его к определенному месту, как к месту назначенного провидением свидания. Вот и продолговатый лесной остров, отделенный от лесного массива полем шириной метров триста.

Пересекши отъем поперек по известному ему прогалу Денис, стараясь вести себя как можно тише, вышел к березкам, выбежавшим из острова в поле. Там, вытоптав в снегу небольшую площадку и прислонившись к одной из них, он и занял свою позицию. Почему это место из всех возможных показалось ему наиболее подходящим для сегодняшней охоты, объяснить было трудно. Лиса не рейсовый автобус, ходящий по расписанию по заранее известному маршруту. Но тем ни менее что- то подсказывало ему, что встреча, если ей действительно суждено состоятся в эту ночь, будет именно здесь.

Выбранное место и впрямь было хорошим. В километре справа и впереди светились огоньки и курились дымки деревни Аладьино. Между островом и деревней рос густой бурьян. А поле между леском и лесом располагалось на линии частого лисьего обхода от лисьих нор и барсучьего городка, находившихся за деревней, и барсучьего городка с множеством отнорков в лесу перед железной дорогой в полутора километрах слева. Привычка лис устраивать свой обход так, чтоб наведаться на все находящиеся по пути норы, известна.

Прошло пятнадцать минут, двадцать, полчаса. Луна скрылась за облаками, и все вокруг погрузилось в синевато-белесую муть. Холод с каждой минутой все глубже проникал под одежду. От тишины и нечеткости очертаний окружающий мир наполнялся какой-то ирреальностью. Взбрехивавшие время от времени деревенские собаки прерывали ход мыслей, возвращая в настоящее и напоминая о цели неподвижного стояния меж молочно-белых стволов берез. Беззвучно проплыла стороною сова. Денис тихо пискнул мышкой, и сова запорхала на одном месте перед березами. Денис мог достать ее кончиком ствола. Но достаточно было чуть шевельнуться, разминая немеющие в рукавицах и в валенках кончики пальцев, как хищница скользнула прочь, растворившись в синеве.

Денис посмотрел на часы. Прошло только сорок минут, а холод уже подбирался к позвоночнику. Пожалуй, с полчаса он еще простоит, а потом надо будет двигаться домой. Похоже, предчувствие сыграло с ним шутку, уведя из дома в ночь и мороз. Вспомнилось домашнее тепло, явственно ощутился аромат свежезаваренного чая с лимоном и медом... Нет, наверное, такая охота не для него. Денис, было, уже собрался, прислонив ружье к березке, сделать некое подобие разминки с прихлопыванием и притоптыванием, чтоб разогнать замедлившую свой ход кровь, как глаза уловили какое-то движение справа. Чуть повернув голову, Денис чуть было не присвистнул от неожиданности. От бурьяна в его направлении по снежному ковру быстро и плавно двигались две лисы. Одна шла вдоль кромки деревьев, другая чуть впереди и параллельно ей в метрах тридцати от края. Их неслышный мягкий ход был завораживающе красив. На фоне снега их силуэты были почти черными. Дрожа от нетерпения, не помня, как снял рукавицы, Денис дождался, когда передняя лиса, «плывшая» по снегу в десяти метрах от него, окажется загороженной деревом и быстро подвел ствол к месту, где она появилась в следующий миг. Выйдя из-за дерева, лисица замерла на ходу и в упор уставилась на неподвижного Дениса. Держа куму на мушке, а палец на спусковом крючке, дрожа от нетерпения, Денис выжидал время, которого должно было хватить, чтоб и вторая лисица приблизилась на выстрел. Но первая кума, видимо-таки углядев меж берез очертания опасности, в мгновение развернувшись на месте бросилась наутек к черневшему за полем краю большого леса. Навскидку, подведя ствол наперед хода, Денис нажал на спусковой крючок, и прозвучавший выстрел оглушил и ослепил на долю секунды вырвавшейся из ствола вспышкой. В следующий миг, отметив, что та лиса, по которой он стрелял, темнеет на снегу неподвижно, Денис быстро повернулся. И вовремя. От острова на махах уходила вторая хищница. Первый выстрел оказался поспешным. Еще два выстрела подряд, казалось, тоже не принесли рыжей вреда. Ничуть не сбавляя хода, еще какое-то время различимая, она скрылась из вида. Пятый патрон так и остался в патроннике «пятизарядки».

Подойдя к первой лисе и убедившись, что она верно бита, Денис закинул ее на развилку березки. Затем, достав фонарик, пошел смотреть результаты своей стрельбы по второму зверю. Первый выстрел он наверняка обзадил, не учтя скорости, которую успела набрать метнувшаяся от леса лиса. Но второй и третий дробовой заряд пересекли ход зверя, да и упреждение было взято нормально. Однако лиса ушла, не снижая хода. Подсвечивая след фонариком и вздыхая, Денис решил пройтись по следу до другой стороны поля и не зря. Через сто метров на снегу проявились капли крови, которые становились все гуще и крупнее. Остановившись Денис дослал в подствольный магазин еще патронов. Чем черт не шутит. Похоже, удастся добрать сбежавший из-под носа хвост. В направлении хода лисы нор поблизости не было, но были брошенные штабелем ржавые поливные трубы на соседнем поле напротив деревни. Возможно, подранок шел именно туда. Одновременно согреваясь, Денис раскатистым ходом все убыстрял движение по следу.,который в свете выглянувшей в помощь из-за облаков луны теперь и без фонаря было хорошо видно. Не выпуская ружья из рук, он пытался вглядываться вперед, чтобы издалека заметить зверя. Таким образом, ходко перескочив овражек по проселку выше пруда, он вдруг обнаружил пропажу следа. Повернувшись, Денис сразу обратил внимание на темное пятно под деревцем. Держа его на мушке он вернулся к месту поворота следа в овраг и уже по нему стал приближаться к лисе. То, что это была она, Денис уже не сомневался. Он много охотился в этих местах и сразу примечал любой появившийся новый ориентир. Приблизившись на расстояние выстрела Денис едва удержал себя, чтобы не отстреляться «на всякий случай». А подобравшись ближе увидел, что эта лиса дошла. Тронув ее стволом, Денис с облегченьем вздохнул. Не будет на его совести зря погубленного, недобранного подранка.

Утром жена, тихо поднявшись, чтобы не разбудить Дениса, вышла на кухню. Посмотрев через оконное стекло на уличный термометр, она вдруг увидела на балконе двух пушистых лис. Потерев спросонья глаза, она вернулась в спальню и разбудила мужа. Тот, увидев пред собой лицо любимой жены, улыбнулся. — Какой я сон, видел... Веруся усмехнулась в ответ: — «Вон твой сон, на балконе лежит».

Денис соскочил с постели и в чем был выскочил на кухню. Там, убедившись, что все произошедшее ночью было на самом деле, он взялся рассказывать жене о ночном приключении, причиной которого было неизвестно откуда взявшееся предчувствие. Охота, ради которой готовы мы терпеть и холод и лишения, идти на немыслимые для здравомыслящих граждан авантюры. Да не оставит нас удача!


Валерий ЛЮШКОВ 26 февраля 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑