Почему нас держат за поджигателей?

Kаждый год я с легавой провожу свой отпуск в поле. Каждый год он перед самым своим началом зависает в неопределенности, и почти каждый год мне приходится его оттягивать всеми правдами и неправдами на две-три недели, потому что охотничий сезон, на день открытия которого намечено его начало, практически почти никогда в срок не открывается. Каждый год посреди лета устанавливается «необычайно» жаркая, засушливая погода, и вместе с ней возникает «пожароопасная обстановка».

Лето 2002 года не стало исключением. Надо признать, правда, что на этот раз лето действительно было необычайно знойным и засушливым. И, тем не менее, я все равно не понимаю, почему пожары связывают с охотниками. Я не хочу повторять все аргументы на этот счет — я уже излагал их год назад (см. «РОГ» N№ 6/2002). Вынужден все же повторить главный вопрос: почему позволено публично выдавать нас за злостных пироманов, которые затаиваются до открытия охотничьего сезона, чтобы собраться в урочный день на каком-нибудь пересохшем торфянике и разложить там огромные костры под ритуальное гудение охотничьих рожков и пальбу в воздух, поджигая торф сразу в многочисленных местах?

Именно такая картина возникает в воображении, когда читаешь прессу или слушаешь радио и телевидение. Включив телевизор в начале сентября, я услышал, как автор репортажа из Можайского района Московской области, чтобы подчеркнуть всю серьезность сложившейся ситуации, с искренней тревогой в голосе заявил, что в районе продолжают появляться новые очаги пожаров ДАЖЕ НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО НА ОХОТУ В РАЙОНЕ НАЛОЖЕН ЗАПРЕТ.

Первый заместитель министра природных ресурсов РФ Валерий Рощупкин заявил на пресс-конференции 9 сентября, что 8О% всех пожаров возникли по вине человека, и связал увеличение числа очагов возгорания в августе в Подмосковье в 2,5-3 раза по сравнению с июлем с открытием охотничьего сезона. Мол, Минприроды рекомендовало отложить или вообще отменить открытие охотничьего сезона в этом году, но на местах не прислушались к его рекомендациям — и вот результат. То, что рост количества возгораний при продолжении засушливой и жаркой погоды совершенно логичен и неизбежен при том состоянии лесов и торфяников, в котором они пребывают, первый эамминприроды опустил. Ему нужен был стрелочник, чтобы, не дай Бог, не начали задавать вопросы по состоянию дел, которые находятся в его ведении. Потому что в реальности первопричиной пожаров в Подмосковье в последние десятилетия является катастрофическое состояние тех самых природных ресурсов, которыми ведает министерство г-на Рощупкина и которое ничего не делает, чтобы исправить последствия бездумного «улучшения» природы в 50-60-е годы путем спрямления рек и осушения болот.

Попробуйте найти в охотничьей литературе XIX или первой половины XX века упоминание о катастрофических пожарах в Мещере. Лесные пожары, конечно, всегда были. Но они и случались реже, и носили не столь угрожающий характер. Если сегодня пожарные противостоят стихии с современными средствами тушения огня, мощной техникой и даже с водяными «бомбардировщиками», то, что могла противопоставить стихии в позапрошлом веке горстка мобилизованных земством крестьян, вооруженных ведрами и лопатами? Сомнительно, чтобы такие авторы, как М.Пришвин, К.Паустовский, В. Бианки и десятки других, которых в равнодушии к природе никак не упрекнешь, проигнорировали бы такое грозное явление, как торфяные пожары.

Объяснение этому достаточно простое: самое страшное в современных торфяных пожарах то, что огонь уходит с поверхности в толщу торфа на глубину в несколько метров, где его не достать никакими средствами. Но в неосушенном болоте этого не случается, так как уровень грунтовых вод расположен практически вровень с поверхностью, и даже в засушливые годы обнажается лишь поверхностный слой. Никаких тлеющих на глубине 4-5 метров очагов во влажном болоте быть не может.

Поэтому дремучие леса Мещеры вполне благополучно дожили до середины XX века, и охотники, вовсю палившие на торфяных болотах по уткам и бекасам с Петрова дня, то есть в самый разгар июльской жары, угрозой для них не были. Все это длилось, пока до них не дотянулась рука «улучшателей» природы. Может быть пора подумать о том, как эту природу вернуть в первозданное состояние? Сделать это нетрудно: нужно только повысить уровень грунтовых вод, перегородив осушительные канавы, чтобы заболотить обратно те пространства, которые Господь сделал болотом.

Что нам дало осушение верховых болот, кроме пожаров и оскудения охотфауны? Торф является низкокалорийным топливом, и большинство электростанций, которые строились под него, давно уже переделаны под природный газ. Можно, наверное, подумать и о том, что этот торф, если он действительно кому-то еще нужен, можно добывать, не осушая больших пространств, как это делалось до эпохи «исправления» природы и спрямления рек.

К счастью, не все думают так, как замминприроды г-н Рощупкин. Самым непосредственным образом отвечающий за борьбу с огненной стихией, министр по чрезвычайным ситуациям С.Шойгу, докладывая президенту о состоянии дел, не стал валить на стрелочника, а указал на состояние торфяников, вызванное бесхозяйственной и хищнической их эксплуатацией. Не позволил себя обманывать и губернатор Московской области Громов, который в разгар пожаров указывал опять-таки на катастрофическое состояние заброшенных торфяных разработок и практически полную утерю инфраструктуры пожаротушения на них.

При чтении газет и просмотре телевидения у меня складывалось впечатление, что большинство ответственных за пожарную безопасность чиновников, а вслед за ними целый хор журналистов с готовностью кивали на охотников как на виновников пожара. Дошло даже до того, что Центральное телевидение обвинило в пиромании губернатора Рязанской области В.Любимова, открывшего охоту 17 августа.

Ясно, что положение охотников само собой не улучшится. Нам всерьез необходимо вести настоящий бой, не спуская безответственным писакам и телевизионным болтунам беспочвенных обвинений и, тем более, не позволяя высоким чиновникам министерств, несущих самую прямую ответственность за состояние дел в этой области, сваливать свою вину на нашу голову.

Пока эту борьбу публично осмеливаются вести только несколько авторов исключительно от своего собственного имени. Лично у меня нет иллюзий по поводу веса моих статей. Я никогда и ничего не поджигал. Костры в лесу летом никогда не разводил по той простой причине, что летом они попросту не нужны, да и не хожу я летом на охоту в лес — не на кого там в это время года охотиться.

Весомее прозвучало бы выступление представителей общественности, избранных от сотен тысяч членов охотничьих обществ, а потому и к министру вхожих, и с депутатским корпусом имеющих контакты, и пресс-конференцию созвать способных. Тем более что избраны они в первую очередь именно для того, чтобы отстаивать интересы охотников, а не «вести хозяйство», в котором зачастую кроме самих штатных руководителей этих хозяйств и десятка привилегированных клиентов никто не заинтересован.

Какие интересы могут быть важнее, чем защита самого права на охоту? Сколько копий ломается, какие озера чернил проливаются на страницах «РОГ» по поводу дележа права на раздачу охотничьих билетов! Потому что только монополией на выдачу документа, удостоверяющего право охоты, можно привязать охотника к такому обществу, которое палец о палец не ударит ради реальной защиты прав своих членов. Стоит только какому-нибудь высшему чиновнику заикнуться о «защите интересов государства», как руководство крупнейших охотничьих обществ берет под козырек, игнорируя то обстоятельство, что их выбирали совсем не для защиты государства, во-первых, а во-вторых, что высшим чиновникам свойственно отождествлять свои корпоративные интересы с интересами государства. Запрещая открытие охоты вовремя 8 лет из 10, они не с пожарами борются, а только создают видимость такой борьбы. Отказываясь от сопротивления, охотничья общественность с каждым годом лишь усугубляет свое положение и закрепляет негативные тенденции: если до сих пор открытие охоты откладывали на конец августа, то в этом году был уже установлен срок до 15 октября, и никто не подумал его пересмотреть, когда в конце первой декады сентября полили дожди, которые не прекращались до зимы. А Минприроды рекомендовал вообще охоту в этом году не открывать.

Не хочется огульно обижать всех, кто выбран в руководство охотничьих обществ, — многие у себя на местах пытаются что-то сделать. Но большинство боится бороться со сложившейся тенденцией откладывать открытие сезона, как только градусник в середине июля «неожиданно» на две недели задержится где-то около +25. Совершенно независимо от охотников в лесах и на торфяниках обязательно начнутся возгорания. А если они добьются открытия сезона в срок, их обязательно обвинят в поджигательстве.

Но руководству таких крупных организаций, как МООиР и уж тем более имеющих статус всероссийской организации Росохотрыболовсоюза или Военно-охотничьего общества бояться таких обвинений не пристало. Тем более что они все равно звучат. По телевидению охотников в поджигательстве обвиняют, ДАЖЕ НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО ОХОТА ЗАКРЫТА!


От редакции: Проблема, поднятая в статье С. Ф. Колмакова давно требует серъезного обсуждения. И хотя до открытия летнего сезона охоты еще далеко, решать ее надо сейчас. Необоснованно ущемляются права охотников, особенно охотников с подружейными собаками. И не только в Подмосковье, но и по всей России. Вопрос этот не нов: прямо скажем — сразу после памятного 1972 года сроки охоты у нас в России определяют не Правила охоты, а лесники и «пожарники». Это нонсенс. Такого нет ни в одной другой стране мира. К сожалению, многие руководители Охотуправлений продолжают идти на поводу у работников этих служб, забывая что в настоящее время охотничье хозяйство России находится в ведении министерства сельского, а не лесного хозяйства. Так кто же защитит законные права охотников начинать охоту в установленные Правилами охоты сроки? Очевидно, и Охотдепартаменту, и их региональным подразделениям (Охотуправлениям), и обществам охотников надо занять определенную позицию и отстаивать ее на самом высоком уровне. В связи с этим может быть стоит разработать новое положение о порядке открытия сезона охоты, с учетом интересов охотников и реального положения с пожароопасной обстановкой в конкретных угодьях. Редакция «РОГ» ждет откликов от охотников и всех заинтересованных организаций.

С.Ф. КОЛМАКОВ 19 февраля 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑