В окладе

Молодой лисовин, подойдя к поляне, замер и потянул носом мягкий воздух. Некоторое время он стоял неподвижно, затем, покружившись волчком, лег на рыжеющую боками кочку. Свернувшись калачиком, лис вновь прислушался. Светало. Редко падали снежинки, безмолвно обрывая свой путь в топорщащейся хвое лисьей шерсти. С каждой минутой заметнее становились торчащие из-под свежевыпавшего снега пни, и стволы деревьев неохотно расставались со своей предутренней таинственностью. Вот уже стали видны их голые ветви. Неожиданно в тишине наступающего утра сердито пискнула синица, ей ответила другая. Послышались легкие перелеты и шорох опадающей коры. Пушистые снующие комочки, то и дело перекликаясь, словно боясь заблудиться, встречали новый день в поисках пищи на ветвях дерева, под которым устроилась на отдых сытая лисица.

На рассвете два приятеля, легко шагая, быстро оставили позади засыпанные снегом улицы городка. То ускоряя, то замедляя шаги и рассматривая что-то под ногами, они двигались к темнеющей вдалеке стене леса. За спиной у каждого висел объемистый тюк красных тряпок, но от этой ноши дорога не казалась им трудной. Ноша придавала людям уверенность в успехе их дела. Всю прошедшую неделю они вечерами пришивли к бечеве лоскуты красной материи, готовили мотовила. Сколько всякого они обговорили в эти вечера.

От быстрой ходьбы на лбу у приятелей выступила испарина. Прошедший под утро снег согнал мороз и навсегда укрыл старые следы, отчего каждый встреченный отпечаток вызывал живой интерес. Вот здесь проковылял русак, видны покопки зверька, кормившегося перед дневкой. У бурьяна на меже снег прошит ровными стежками — набегала ласка. А рядом бусинка крови — все, что осталось от юркой полевки. У ласки охота сегодня была удачной. У самого леса задержались особенно долго: ровная строчка лисьего следа вела с полей к опушке и, потянувшись немного вдоль нее, исчезала, поглощенная березовым частоколом. Тот, что был пониже, в белой заячьей шапке, прошептал:

— Вот и она, смотри, на лежку подалась. Будем обрезать.

— Да облежалась, наверное, спит уже давно сытая. Может, дальше стропим? — засомневался шепотом второй.

Марлевая косынка, из-под которой в одном месте высовывался край ушанки и тесноватый в плечах халат, придавал ему сходство с тетей Дусей — приемщицей молочного завода, сухопарой и шумной бабой, у которой в одежде всегда было что-то залихватское.

— Черта лысого стропишь в этакой чащобе, подшумишь лису, да и только. Она мышь за километр слышит, а тебя-то тем более. Только сунься в кусты, лиса уже на ходу будет, увидишь ты ее потом. Обрезать надо, да пошире.

Друзья договорились о встрече и разошлись в разные стороны.

Недалеко слабо скрипнул снег. Лисица подняла голову, насторожилась. Но звук растворился в белоснежной пелене, и зверь снова спрятал свой влажный нос в теплую перинку хвоста — как сладок сон!

Лисовину снилось лето, зеленая поляна в ромашках с жужжащими насекомыми. Вокруг резвились его братья и сестры. Мать, лениво развалившись в траве, поигрывала хвостом. Лисовин пытался его поймать, вцепиться в шерсть зубами. Мать отдергивала хвост, и лисовин промахивался, тыкаясь лапами и мордой в траву. Было тепло и спокойно. Но вдруг откуда-то сбоку появилась тень. Эта тень одновременно была и звуком, точь-в-точь таким же, какой недавно испугал лисовина. Его зверь узнал бы в любом сне и наяву. Это был звук шагов.

Сон пропал, и лисовин решил перейти в более безопасное место, чтобы, дождавшись сумерек, вновь отправиться на вкусно пахнущую мышами стерню соседнего поля. Потеплело, снег сделался сырым. Брезгливо переставляя пушистые лапы, часто останавливаясь и прислушиваясь, лис шел знакомой тропой в глубь леса к заваленному мертвыми деревьями оврагу. В его склонах были вырыты норы, не раз спасавшие молодого зверя от бестолковых собак, гонявшихся за ним еще до снега.

Лисовин обогнул ореховый куст, нырнул под лапы ели и остолбенел. Даже дыхание остановилось, глаза вспыхнули красными огоньками тревоги, под рыжей шерстью забегали мурашки. Лис как ошпаренный шарахнулся назад и обернулся. Перед ним совсем рядом повисла непрерывная цепочка из предметов, которые он раньше здесь никогда не встречал. Цепочка инородным телом грубо ломала окружающую лисицу привычную обстановку леса. Она рассекала лес, она рушила его безопасность, она преграждала путь. И еще эта изгородь пахла человеком!

Не понимая, что произошло, лис в пол-оборота смотрел на страшные предметы. Не решаясь, какой стороной обойти ужасное место, зверь принялся петлять среди деревьев. Сделав по лесу большую дугу, он вновь направился к оврагу, но уже далеко в стороне от своей злополучной находки.

Стоп, зверь даже присел. Под ним медленно образовывалось желтое пятно, промочившее снег до листвы. Снова она! На этот раз изгородь даже вкрадчиво шевелила своими обрезками-пальцами, предупреждая лиса — не подходи, я опасна.

Отскочив в сторону, зверь сел и загнанно оглянулся. Розовый язык свесился из пасти, бока частили дыханием, в тоскливом омуте глаз поселился ужас. Такое в его жизни было впервые. Он не свободен, он в западне, и эта западня опасна. Все вокруг — деревья, кусты, сухая трава — стали в один миг опасными. Такое в его жизни действительно было впервые.

Где же выход? Лисовин, потоптавшись вокруг куста, наконец несмело засеменил вдоль преграды, искоса поглядывая на нее, ища хоть какую-нибудь лазейку. Что-то подсказывало ему о необходимости уйти в сторону от опасного места и больше не приближаться сюда, но паническое желание поскорее вырваться на свободу оказалось сильнее и победило этот тихий внутренний голос.

Пестрый дятел, увидев лисицу, и тревожно вскрикнув, вспорхнул повыше на дерево. В этот момент с того места, где лис на рассвете входил в лес, донесся громкий человеческий голос:

— Хоп, хоп!

Шерсть на загривке зверя вздыбилась, хвост словно взъерошенная щетка поднялся кверху. Опасное кольцо сжималось, и лисица, спеша во чтобы то ни стало побыстрее найти из него выход, почувствовала всем своим существом неотвратимое приближение ужасного.

Глаза сразу заметили это слабое движение у заснеженного можжевельника, и вся сила напряженных мышц слилась в одном прыжке. Зверь кинулся в заросли молодого осинника, росшего неподалеку, и в этот миг воздух над ним лопнул от выстрела.

Рыжим мячиком замелькал по осиннику лисовин. Впереди густой ельник, за ним спасение. Уже близко, очень близко. Еловые лапы стегнули морду и сомкнулись, пропустив лисицу. Выстрел снова порвал тишину.

Зимняя дорога, как трещина во льду, пересекла лес. Кое-где он подбирался к ней вплотную, тесня стволами елей, готовясь схватить проходящего путника или ползущую подводу растопыренными хвойными лапами. В некоторых местах лес расступался, и тогда прохожего охватывало чувство близкого простора.

Вдали послышались голоса. Вначале за стеной леса, то пропадая, то вдруг появляясь вновь. Затем голоса стали громче, и из-за поворота вышли двое.

— А все-таки мы его без времени стронули.

— Да, как ни старались — подшумели лиса, а ты говорил: «Давай потропим еще».

— Ох и чуток рыжий плут, ведь от нас вон как далеко лежал, а услышал. Если бы сунулись в частокол сразу, точно удрал бы.

— Нет, признайся, как я тебя на номер поставил? Сказал, здесь будет, и вот он красавец. Как ты его первым смазал?

— Что ты заладил: как-как . Сам не знаю. Ты бы только видел его. Весь пружина, того и гляди, скакнет в кусты и был таков. Стал я ружье поднимать медленно-медленно, но все же увидел меня хитрец. Он в осинник прыг. Я первым бум — мимо. Он как по осиннику дернет, точно мячик мелькает. Какое там целиться. Вторым навскидку уже по елкам. Тресь... Ну, думаю, маху дал. На всякий случай пошел поглядеть, где дробь легла. Глянул за елки-то, а он лежит, голубчик. Аж дух перехватило!

— Да, орать ты здоров, думал случилось что.

— А мех-то каков, а? Видал?

— Ух, хорош! Выкунел весь, огневка. Повезло тебе, не часто такой бывает. Они все больше с сединой, палевые. Вот добыча так добыча!

— К кожемяке нынче зайду.

Пальцы жадно ерошили густой лисий мех.

— Ох, хорош, ну, хорош!

Шаги затихли быстро, а голоса еще долго звучали по лесу над аккуратными строчками лисьего следа, темнеющей ямкой остывшей лежки, старыми оврагами, в склонах которых были вырыты норы. Звонок зимний лес!


С.Д.КУТЬИН 19 февраля 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑