ВСПОМИНАЯ ПРОШЕДШИЙ СЕЗОН

Ушедший 2002 год запомнился ранним сходом снега, сухой весной, полным отсутствием половодья и необычно жарким и засушливым летом. В июне с осадками все было нормально, но июль прошел почти без дождей, во всяком случае вторая половина, так что когда подоспел срок открывать охоту с легавыми на болотно-луговую дичь, началась обычная волынка с отсрочками.


В Коломенском районе охота была все-таки открыта с 17 августа, а пяти владельцам классных легавых собак были выданы лицензии с разрешением охоты на определенном участке исключительно на болотно-луговую дичь с 10-го числа, то есть на неделю раньше. Но в число разрешенных к отстрелу видов почему-то не попал перепел. Объяснение этому ограничению мне кажется неубедительным и формалистским, так как сводится к тому, что эта птица не болотно-луговая, а полевая дичь. Хочется в связи с этим обратить внимание тех, кто составляет приказ об открытии охоты по области, что, во избежание недоразумений и бесплодных и досадных споров, следует в нем перечислять разрешенную к добыче дичь по конкретным видам.

ОПРАВДАН ЛИ ЗАПРЕТ?

Запрет на перепела при разрешенном отстреле коростеля кажется натянутым, так как водятся оба вида в одних и тех же угодьях, во всяком случае в Подмосковье, и при этом наиболее многочисленной дичью является именно перепел. Запрет на его отстрел до открытия охоты на водоплавающих необоснован еще и потому, что это наиболее многочисленная в области дичь и при этом самая недопромышляемая, так как охотятся на нее исключительно с легавой, а таких охотников в наше время крайне мало: например, в Коломенском районе в те годы, когда охота с легавой все-таки открывается раньше общего открытия, выдаваемые на нее разрешения можно всегда пересчитать по пальцам на одной руке. За последние пять лет, посвящая охоте каждый раз весь свой отпуск и выходные, я лишь однажды встретил в поле коллегу-легашатника, и то на берегу водоема в день открытия охоты на утку. Так что угрозы подорвать численность данного вида неумеренной охотой не существует никакой, перепел водится в изобилии. Зачем же эти странные ограничения? Может быть, мы бережем дичь для египтян, которые тоннами добывают перепела сетями на пляжах, на которые изнуренная перелетом через Средиземное море птица сыпется дождем? В Каире в начале зимы жаренных перепелов подают в любой забегаловке.

Но 10 августа мне, как человеку законопослушному, пришлось сделать вид, что перепела меня волнуют не больше жаворонков, несмотря на явное непонимание со стороны моей собаки. Для охоты с легавыми до общего открытия был отведен луг в пойме Оки, прорезанный сетью мелиоративных канав, используемый главным образом как сенокосные угодья. Около половины этого луга остается нескошенной.

ПЕРВЫЕ ВЫХОДЫ

Прибыв на место к 8 утра, в расчете поохотиться до наступления жары, мы с Бароном начали с прочесывания выкошенной половины как наиболее легкой для работы. Походив, однако, по жесткой, как проволока, выгоревшей под солнцем и совершенно не заросшей отавой стерне и не обнаружив ни дупелей, ни коростелей, мы ускоренным шагом переместились в восточный угол луга, в некось, сработав, но отпустив с миром перепела, сидевшего на берегу одной из мелиоративных канав. Второго перепела — это, скорее всего, был перемещенный первый — я дал отработать собаке еще через 100 метров, опять на берегу канавы. Работа собаки была необычной, какой-то неуверенной. Первым трофеем сезона в моем ягдташе стал споротый Бароном коростель. Это случилось уже около 10 утра, и затем до 13 часов собака не показала больше ни одной работы. Барон приехал домой больным от усталости, и пришлось дать ему на следующий день выходной.

Поход по оставшейся не проверенной половине луга, где обычно выпасают скот, предпринятый через день, был совершенно безрезультатным: собака не прихватила вообще ни одного наброда. На следующий день пришлось вернуться в некось, где собака опять подразнила меня перепелом. Но следующая работа, показанная по коростелю, завершилась результативным выстрелом. А самым удачным стал следующий день: три работы без выстрела по перепелам и две результативные по коростелям. Удачным был и выход 15 августа.

Итого за неделю было пять выходов на охоту, четыре из них отмечены работами собаки и трофеями в виде 6 коростелей. Все это время с самого раннего утра было жарко, столбик термометра постоянно держался около 30 градусов, и было практически безветренно, кроме 14 августа, — самого удачного в этот период дня охоты. Почва повсеместно была совершенно сухой, без росы. Определить, есть ли на самом деле на данном лугу дичь в достаточном для охоты количестве, так и не получилось, так как уверенной работы собака показать в таких условиях была не способна. Больше я на Макшеевский луг в сезоне 2002 года не возвращался.

ОХОТА НА ВОДОПЛАВАЮЩУЮ ДИЧЬ

Зная, что на пересохших мелиоративных канавах в пойме Оки уток нет, на открытии охоты по водоплавающей дичи 17 августа я попытался поискать их вдоль Коломенки. Берега этой узенькой и мелкой речки густо заросли кустарником и ядовитым борщевиком Сосновского, завалены буреломом и плавником, небольшие привлекательные для уток плесики, покрытые травой, труднодоступны. Но в этом году выбора не было, и я решил попытать счастья здесь. Увы, уток я не только не добыл, но даже и не видел за все утро. И не только я, но и добрая полдюжина встреченных коллег по страсти. Потратив на это 3 часа, я наконец повернулся к реке задом и направил стопы в поле, которое оказалось более благодарным пространством для охотничьих изысканий: за час были добыты три перепела. На следующий день я уже не пытался искать ничего нового, а пошел сразу на разведанное накануне поле, где наконец-таки отвел душу: 9 перепелов, подвешенных в торока, плюс 2 работы собаки без выстрела по тетеревам и еще одна по куропаткам. На следующий день там же было взято 10 перепелов.

Работы собаки и стрельба были необычны: поля были выжжены солнцем до состояния полупустыни — редкие, сухие и жесткие былиночки совершенно не прикрывали голую, пылящую под ботинками землю; ноги были черны от пыли, проникающей сквозь плотные брюки до самого паха. Собака работала крайне неуверенно, то прихватывая какой-то слабый запах, то снова его теряя (ветер все дни был очень слабым), попытки разобраться в набродах были малоуспешны. Почти половина всех добытых птиц были взяты не из-под твердой стойки, а будучи споротыми разбирающейся в набродах собакой. Я даже всерьез забеспокоился, не подорвал ли какой-то не замеченный мной недуг способности моего четвероногого друга. Но стоило только установиться мало-мальски постоянному ветру в один из следующих дней (24.08), как он сразу показал класс. День был жарким, мы пошли вдоль хотя и безводных, но сохранивших повышенную влажность мелиоративных канав в пойме Оки. Подняв большой выводок перепелов из более чем десятка особей, я взял 5 перемещенных, мастерски отысканных один за другим по берегу этой канавы Бароном.

НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ

Со стрельбой в этом необычном году все тоже было как-то не так. Перепела я сбиваю, как правило, первым выстрелом и лишь иногда вторым. Обычный итог — 12-13 патронов на десяток птиц. Но в августе 2002-го счет был иной: 2 или даже 3 патрона на птицу. А 26 августа я сжег 16 патронов, добыв лишь 4 птицы! С таким результатом я стрелял очень давно, в самом начале своей охотничьей карьеры. Дело в том, что, как я уже указывал, взлет многих птиц был неожиданным, без стойки собаки, и при этом непривычным по характеру. В обычных условиях перепел сначала взлетает над травой где-то на метр, а затем переходит на горизонтальный, довольно быстрый, но прямолинейный полет. Теперь же я впервые столкнулся с виляющим полетом: перепел стремительно срывался с места и сразу летел в сторону над самой землей, и при этом не прямолинейно, а делая хотя и не такие крутые, как у бекаса, но самые настоящие зигзаги. Кроме этого, трудность поиска и дразняще низкий полет дичи, которую от собаки не загораживала плотная завеса высокой и густой травы, как в прошлые годы, вывели ее из равновесия, и Барон частенько стал делать погонки, что тоже не способствовало меткой стрельбе, заставляя спешить с выстрелом и больше следить за собакой, чем за целью. Но в общем и целом охота, вплоть до введенного в начале сентября пожарного запрета, состоялась; была хотя и умеренной, но все же достаточно добычливой, чтобы не лишиться привлекательности, и отличалась спортивным характером стрельбы и трудной работой собаки: мы оба попали в непривычные, более сложные условия, что придало охоте особый азарт.

Снова охота открылась, хотя и с запретом на вход в лес, 21 сентября. В течение прошедших трех недель дожди шли почти не переставая, и, выйдя в угодья, я сразу почувствовал, что все изменилось: собака уверенно прихватывала потоки запаха во влажном воздухе, мастерски подводила десяток-другой метров и затем прыжком после стойки точно поднимала дичь под выстрел. Уверенно отыскивала перемещенных птиц и подранков. В поле я на этот раз вышел с МР-153 — непривычным для меня ружьем — только что выигранным на соревнованиях по стендовой стрельбе. Ружье очень тяжелое (3,6 кг), особенно для меня, никогда не использовавшего ружей тяжелее 3-х кг. Непривычная тяжесть усугублялась еще и «винтовочным» балансом в ствол. Со вскидкой я явно задерживался, перепел успевал отлететь на 20-25 метров, вместо обычных 8-12, но стрельба тем не менее была успешной: 3 часа охоты и 13 перепелов в тороках при 15-ти потраченных патронах. Я полностью восстановил уверенность и в собаке, и в своих собственных стрелковых способностях. Такой же удачной была охота и на следующий день, в воскресенье 22 сентября, и в следующие выходные.

Спад почувствовался только в субботу 5 октября, когда ночью приморозило до -3. Пройдя огромное поле за 4 часа, Барон лишь в трех местах прихватил запах птицы. Три стойки, три выстрела и три перепела в ягдташе. Лето кончилось. Итог следующего дня — единственный добытый на том же поле перепел — подтвердил это.

Из-за ничем не оправданного после месяца непрерывных дождей запрета на охоту в лесу до 15 октября (наверное, правильней было бы сохранить запрет только там, где продолжались торфяные пожары, а таких мест было совсем немного) на высыпки вальдшнепа я смог выйти лишь через две недели, под самый их занавес, 19 и 20 октября. Настоящих высыпок уже не было, но погода для этой дичи была еще подходящей, так что прогулка по усыпанным золотом листвы лесным полянам и вырубкам получилась приятной, и мне удалось добыть двух лесных куликов за два солнечных, ласковых осенних дня, которые и завершили сезон охоты по перу 2002. Весь он вылился для меня в 25 выходов на охоту, за которые было взято 115 штук дичи, в том числе один бекас, 2 вальдшнепа, 16 коростелей и 96 перепелов.


Сергей КОЛМАКОВ 1 января 2003 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑