ОСТОРОЖНО: МЕДВЕЖЬИ ЛАПЫ!

В автобусе, как всегда, гвалт, шутки и смех. Мы едем на лосиную охоту, и настроение у всех приподнятое, воспоминания о прошлых охотах сменяются анекдотами и случаями из жизни. Но как только слово берет Василий Николаевич, все моментально смолкают. Он безусловный лидер по части необычайных историй. «Слышали, как Михаил Иванович за подранком ходил?» — начинает он. Те, кто знает эту историю, начинают дико ржать, остальные возмущенно кричат: «Да тихо же, дайте послушать». Один Михаил Иванович яростно грозит Василию кулаком, потом не выдерживает и машет рукой: «Рассказывай».

— Шел обычный лосиный загон, — продолжает рассказчик. — Зверь вышел на Михаила в меру, да дрогнула рука у старого охотника, и не свалил он его сразу, а сделал подранка. Все вы знаете, что «требушинник» (зверь, раненный в живот) может уйти и на километр, и на пять километров. Времени мало, надо делать следующий загон, и решили дать Михаилу Ивановичу в помощь егеря и послать его добирать подранка. Сами же отправились дальше, договорившись о сигналах и месте встречи.

Посетовал охотник на невезенье и тронулся потихоньку по следу. Сам впереди с ружьем наготове по глубокому снегу, да еще лось выбирает самые густые места. Но ведь подранка не бросишь. Одно радовало — зверь несколько раз ложился, оставляя кровавые лужи, — значит, скоро дойдет. Прошел Михаил Иванович километра полтора, притомился, да и егерь поотстал, разбирая какие-то следы. Надо, думает, передохнуть и дождаться напарника. Впереди огромный муравейник. Решил на нем устроиться. Не доходит он до муравейника несколько шагов, вдруг из-за этой кучи вываливает здоровущий медведь. Ну, Михаил Иванович охотник старый, опытный, не испугался: «Бах!» — медведь на месте закрутился, второй «Бах» — Зверь затих. Тут на выстрелы и егерь прибежал. «Вот», — кричит, — «Хорошо, у нас и лицензия не использованная есть!»

Перекурили и решили так: егерь побежит за помощью, а Михаил Иванович пройдет дальше — лося-подранка посмотрит. Прошел охотник метров сто, а вот и лось лежит. Правда, непонятно было, то ли сам дошел, то ли медведь помог? Главное, вот они, оба зверя здесь лежат, рядом.

Повеселел Михаил Иванович. Еще бы, такая удача не часто и не со всяким бывает.

— Мы тем временем пустой загон сделали и стояли думая как, дальше быть, — продолжает рассказчик. — А тут как раз и егерь прибегает: «Мол, так и так, медведя взяли». Всем любопытно посмотреть. Плюнули на лосей и помчались на «Урале» короткой дорогой к месту, указанному егерем. Подъезжаем, а Миша счастливый стоит и лось у него, и медведь. Погрузили их — и на базу. На базе, конечно, стол, тосты. Все Михаила Ивановича поздравляют — он сегодня именинник.

Я рюмку выпил, взял егерей, ребят помоложе и пошел шкуры снимать да мясо делить (медведь тоже нам достался, лицензию мы выкупили). Шкуры сняли, мясо порубили, на кучки разложили и позвали охотников. Всё чин чинарём по жребию разделили. Надо, думаю, Михаила Ивановича выделить: какой-нибудь деликатес как отличившемуся отдельно положить. Подсказал мне старый егерь: самое вкусное у медведя (еще мой дед говорил) — это передние лапы, и, ободрав отрубленные лапы, показывает мне. Я чуть на задницу не сел. Ободранные медвежье лапы — вылитые человеческие руки, только без кожи. Но деликатес есть деликатес, и я положил их Михаилу Ивановичу в мешок, сверху на мясо. Ему ничего не сказал, пусть, думаю, будет сюрприз.

На следующий день погоняли кабанов, но впустую, и отправились по домам. Приехал домой и Михаил Иванович. Помылся, сел ужинать и решил с устатку после охоты рюмочку пропустить, а жене говорит: «Пойди мясо в рюкзаке разбери, там, Васька говорил, какой-то сюрприз есть». Не успел он рюмку ко рту поднести, слышит женский крик и звук падающего тела. Выскочил в коридор, а там дочь возле лежащей жены причитает. Михаил Иванович грозно на нее шикнул и отнес жену на диван. Мокрое полотенце на голову положил, валокордину накапал, «скорую» вызвал. Цыкнул на дочь: «Не вертись под ногами, лучше мясо в ванную отнеси, чтобы в коридоре не стояло, когда врач приедет». Послушная дочь пошла исполнять приказания. Не прошло и минуты, как снова раздался женский визг и звук второго падающего тела.

Михаил Иванович обомлел, совершенно ничего не понимая, выскочил в коридор и увидел дочь, лежащую возле рюкзака с мясом в такой же позе, что и мать Оттащив дитятко на кровать, Михаил Иванович вернулся к жене. Та уже пришла в себя и, показывая на рюкзак, с ужасом шептала: «Там, там, кошмар!»

Михаил Иванович подскочил к рюкзаку, открыл его. Только многолетний охотничий опыт и годы войны помогли ему удержаться от крика — сверху на мясе лежали две отрезанные человеческие руки без кожи! Через некоторое время, восстановив способность соображать, он понял, что это медвежьи лапы, — тот самый деликатес, на который намекали друзья-охотники. «Ну Васька, ну гад, я тебе покажу сюрприз», — мстительно подумал он.

От хохота задрожали стекла в автобусе, но Василий Николаевич предупредительно поднял руку: «Погодите, это еще не всё». Кое-как успокоив жену и дочь, Михаил Иванович решил избавиться от наделавшего столько бед деликатеса-сюрприза. Одевшись, он завернул лапы в газету; воровато озираясь, вынес сверток на улицу и выбросил в мусорный контейнер. Чувствуя огромное облегчение, он торопливо зашагал домой, не заметив пятен крови на снегу, которые накапали, когда он нес сверток на помойку. Вернувшись в квартиру, он посмеялся вместе с уже успокоившимися женой и дочерью над этим приключением и, мысленно пообещав отомстить злодею Ваське, вернулся к прерванному ужину.

В это время проходивший по двору участковый заметил на снегу подозрительные пятна. крови. Прошел по кровавому следу и, дойдя до мусорного бака, заглянул в него. Сверток растрепался, и изумленному взору стража порядка предстали две отрезанные человеческие руки. Моментально была вызвана бригада оперативников, и те очень быстро по обратному следу вычислили квартиру Михаила Ивановича. Когда группа захвата ворвалась в нее, то перед ними, как им показалось, предстали все недостающие доказательства. Посреди коридора стоял рюкзак с расчлененными частями «человеческого» тела, а рядом лежало еще и орудие убийства — ружье.

Спасла Михаила Ивановича от моментального ареста его полковничья форма, висевшая в коридоре, да еще то, что среди милиционеров оказались охотники, которые быстро разобрались в чем дело.

Веселья и шуток хватило до конца дороги. Только Михаил Иванович, улыбаясь уголками губ, молчал. Его хитроватый взгляд как будто говорил: «Смейтесь, смейтесь, лося-то с медведем убил я все-таки. Посмотрим, какими вы, весельчаки, окажетесь на охоте».


Сергей ЛОСЕВ 25 декабря 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑