СОЙКА

Красивую эту птицу можно увидеть и в лиственных, и в смешанных, и в хвойных лесах в любой сезон. Но она очень осторожна и потому попадается на глаза нечасто. Обычно, проходя лесом, где живут сойки, то там, то здесь встретишь одну или несколько этих птиц, но, завидя человека, они быстро скрываются в чаще, и вновь отыскать их почти невозможно, лишь услышишь их громкие картавые выкрики, предупреждающие всех лесных обитателей об опасности...

Большую часть года сойки ведут кочевую жизнь, но к весне они возвращаются на гнездовые места и образуют пары. В это время, в марте — апреле, на фоне звонких голосов синиц, поползней, пищух нередко слышится и негромкое пение сойки. В нем, помимо странных, как бы булькающих звуков, можно неожиданно услышать и знакомое кукареканье петуха, и лай собаки, и скрип телеги: сойка — превосходный имитатор. Кроме того, в лексиконе соек-самцов есть особый крик «кийаа», удивительно сходный с криком хищной птицы канюка. Обычный же крик сойки — громкое и резкое «рэк, рэк» — имеет множество оттенков, в зависимости от ситуации. Им птицы призывают друг друга, выражают свое неудовольствие или беспокойство, предупреждают своих собратьев об опасности. Перед вечером они становятся особенно крикливы, как, впрочем, и многие другие лесные птицы.

Весною сойки любят совершать токовые полеты: поющая птица взлетает над лесом и, описав замысловатую петлю, быстро падает в чащу. Полет сойки быстр, но тяжеловат, и больших расстояний она не пролетает. На открытом месте птица летит волнами, то часто взмахивая крыльями, то замирая в полете. Присев на дерево, сойка держится очень прямо, быстро поглядывает по сторонам и изредка подергивает хвостом. Охотно спускается на землю: здесь она резво бегает и скачет в поисках корма.

Сойки всеядны: они едят насекомых и их личинок, которых довольно часто выкапывают из земли, там же находят слизней и улиток, подбирают по проселочным дорогам хлебные зерна, горох и овес, охотно кормятся желудями, орехами, ягодами и грибами. Осенью сойки иногда устраивают запасы, пряча желуди и ягоды под корни и в щели деревьев. О своих «тайниках» сойки иногда забывают, и эта их повадка оказывается очень полезной, например, для размножения дуба. Впрочем, это не значит, что у сойки такая уж худая память: желуди она может добывать зимой даже из-под снега, если он неглубок.

Вместе с тем, сойка — одна из самых злостных разбойниц, наряду с вороной и сорокой. Она часто нападает на мелких птиц и особенно любит грабить их гнезда с кладкой или птенцами, хватает при случае и несмышленых слетков. Мелкие зверьки и лягушки тоже входят в ее «меню».

Но «у себя дома» сойки — милые, заботливые папы и мамы. Вот, например, влюбленная парочка: Он, присев рядом с Ней, трогательно топорщит хохолок и распушает «воротничок», кланяется и клекочет в полном самозабвении. Она же снисходительно пощелкивает клювом и, принимая ухаживания, тоже кланяется и взъерошивает перья, но ее манеры чуть-чуть сдержаннее... Их сокровище — гнездо — располагается в густой чаще леса. Сойки строят его на высоте от полутора до десяти метров, помещая его обычно между стволом и отходящим от него вкось суком. Оно имеет вид большой плоской чаши. Наружную часть гнезда сойка строит из тонких прутиков, а лоток выводит из нежных корешков, сухих травяных стеблей и шерсти. Очевидцы рассказывают, что на первых порах постройка гнезда продвигается медленно: птицы не торопятся. Они ломают ветки и часть употребляется на закладку основания, а остальное небрежно разбрасывают. Потом строительство идет более энергично, при этом соблюдается строгая очередность. Пока на гнезде трудится одна птица, другая занята сбором строительного материала. Собрав достаточное количество, птица возвращается к гнезду, но строить начинает только тогда, когда партнер, в свою очередь, отправится за ветками. Если он этого почему-либо не делает, сойка обиженно бросает ветки и скрывается.

Строительство происходит в апреле, а в конце этого месяца и в начале мая идет откладка яиц. Их бывает в полной кладке от четырех до восьми. Затем шестнадцать-семнадцать дней тянется насиживание, начинаясь обычно после откладки первого яйца. В мае или начале июня появляются у соек птенцы. Вылупление птенцов обычно растягивается на два-три дня. Они появляются слепые и голые, с темно-красными ртами. Малютки необычайно вялы: даже рты они раскрывают лишь тогда, когда родители прикоснутся к ним клювами. Первое время их кормят маленькими гусеницами, которых собирает самец и вручает находящейся с птенцами супруге. Покормив, самка терпеливо ожидает «сдачи»: наконец, один-два из насытившихся птенцов, заерзав, подымают гузки и с большим облегчением откладывают помет, заключенный в белую маслянистую капсулу, которую мать, подхватив, тут же проглатывает... Однако неделей позже родители предпочитают обращаться с такими «подарками» несколько иначе: уносят их подальше от гнезда и, выбросив, чистят клюв о ветку.

Сойки-родители добывают корм довольно далеко от гнезда, в радиусе от ста до пятисот метров. Наполнив добычей рот и пищевод, они летят к гнезду. Если в нем уже подросшие птенцы, то разыгрывается бурная сцена: малыши гурьбой устремляются навстречу родителям, отчаянно размахивая крыльями, на которых уже сияют ярко-голубые с черными пестринами «зеркальца». Родители, отрыгивая порцию за порцией, «угощают» по очереди то одного, то другого птенца. Корма хватает на всех.

Нужно сказать, что в гнездовое время сойки становятся очень скрытными и молчаливыми. Можно провести несколько дней у их гнезда, спрятавшись в укрытии, и за все время не услышать ни единого громкого крика. Для общения друг с другом птицы используют в этот период очень тихие звуки. Почти беззвучны и птенцы сойки в первую неделю своей жизни. Но когда возраст малышей приблизится к десяти дням, тишина, царящая вокруг, нарушается их голосами, хриплыми и шелестящими. Они раздаются тогда при каждом кормлении и день ото дня становятся все громче и резче. Но нужны по-настоящему серьезные причины, чтобы громкий голос подали старики. Например, у подросших соек, еще пребывающих в гнезде, развивается способность издавать при сильном испуге пронзительный «крик ужаса». Услышав его, родители тотчас появляются на помощь. Они стремительно бросаются на врага, испугавшего птенцов, сопровождая свои воздушные атаки целым набором звуков от гнусавого крика до бульканья.

Птенцы сойки сидят в гнезде обычно девятнадцать-двадцать дней. Покидая гнездо, они не умеют еще летать, но лапы их к этому времени становятся очень цепкими, благодаря чему слетки могут держаться даже на тонких веточках. Первое время они сидят на ветвях вблизи гнезда, а затем, перепархивая с ветки на ветку, выводок начинает осваивать окрестности. Вначале молодежь не отваживается забираться особенно далеко, но постепенно отходит все дальше и дальше от родного дерева. Но как бы они ни разбрелись днем, к вечеру все птенцы собираются вместе и, выбрав подходящее дерево, устраиваются на нем спать. Такие совместные ночевки существуют у молодых соек довольно долго.

После вылета молодых из гнезда сойки словно снимают с себя «обет молчания» и вновь становятся шумными, крикливыми птицами.

В 23–24 дня детвора может уже перелетать от дерева к дереву, хотя полет их пока отличается неуверенностью, напряженностью. Но вот молодые окрепли, и семьи начинают кочевать по лесу, проникают на опушки и вырубки, а ранними утрами навещают и лесные поселки, где подбирают отбросы, копаясь в мусорных ящиках.

Сойки рано приобщаются к разбою. Особенно часто гибнут от их налетов гнезда мелких певчих птиц. С середины июля молодые сойки уже настолько самостоятельны, что совершенно не нуждаются в помощи родителей, но несмотря на это, семьи не разбиваются.

Осенью, объединяясь по нескольку семей вместе, они образуют небольшие стайки. В это время сойки регулярно вылетают кормиться желудями. Подчас с раннего утра до позднего вечера они держатся на дубах, срывают желуди, улетают с ними и прячут. Зимой кочевая жизнь соек продолжается, пока с первыми весенними днями стаи не начнут разбиваться на пары... Однако часть соек из более северных районов может осенью мигрировать к югу, а в конце зимы совершать обратный пролет. Эти сойки иногда летят небольшими стайками птиц до двадцати в каждой. Интересно, что птицы тех стай, которые прибывают из северных безлюдных мест, отличаются поразительной доверчивостью от своих более «цивилизованных» местных собратьев, привыкших опасаться человека.

Итак, сойка считается «самым главным разбойником леса», основным разорителем гнезд лесных птах. «Страшнее сойки птицы нет»,— так считает, наверняка, любой дрозд, славка, пеночка. «Нет звуков безобразней, чем крик сойки»,— поморщится иной прохожий, заслышав осенью ее скрипучий голос. Но... трудно найти более милого и симпатичного семьянина, чем эта же самая сойка.

Михаил ШТЕЙНБАХ 25 декабря 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑