ГЛУХАРИ ИЗ-ПОД ГОНЧЕЙ

Плохой нынче год. И для зверей и птиц, и для человека. Ранняя, очень жаркая весна, крайне засушливое лето причинили много страданий всему живому в средней полосе России. Для охотников так это просто беда — мелочи нет совсем, утки мало, всё в дыму. Но все плохое когда-нибудь кончается. Вот и закончилась изнуряющая засуха, постепенно наполнились колодцы чистой водой. Нам пришлось на собственном опыте в средней полосе ощутить, что такое пересохшие колодцы с мутной солоноватой водой на дне. Прошел сентябрь. Прошли хорошие дожди. Зверям и птицам в лесу стало легче жить и дышать в прямом смысле этого слова. Для охотников наступил долгожданный день открытия охоты с гончей на зайца. Я уже второй год участвую в увлекательнейшей из охот, а так и не уловил для себя хотя бы четкие азы всего происходящего. Тут, как в моей любимой хирургии, без хорошего учителя, постоянной практики и терпения на мгновенный успех рассчитывать не приходится. Все приходит постепенно и довольно медленно. Мне очень повезло, я встретил людей, для которых охота — это сама жизнь. Они не всем и каждому открывают свои секреты, делятся своим опытом и угодьями. Вот и на этот раз у меня появилось “окно” в рабочем графике, все больные поправились, и можно собираться на первую в этом году охоту с гончей.

Петр, мой друг и наставник в охотничьем деле, первый гончатник на всю округу, времени просто так не теряет. Для него нет времени, когда нельзя ходить в лес. С Разгуляем, так зовут его выжлеца, он работает постоянно. К моменту открытия охоты собака находится в прекрасной форме.

Погода перед выходом была плохая, лил очень сильный дождь. По всем приметам, удачи нам было не видать. Но день назначен, и мы идем на осенний праздник при любом раскладе и любой погоде. Незаметно скоротали вечер в разговорах о своих прошлых удачах и поражениях, строили планы на завтра и вообще. Настроение было приподнятое. Ночь пролетела незаметно. Встали затемно, быстро собрались И в лесу были в сумерках. Дождя не было, дул сильный ветер, холодало на глазах. Все это только стимулировало и подогревало интерес к предстоящей охоте.

Быстро добрались до места. Я уже стал немного узнавать места, и названия разных уголков в угодьях для меня постепенно перестают быть непонятными, как речь папуасов. В дороге я трижды с трудом оставался за рулем и не выскакивал для стрельбы. С веток с жутким треском срывались огромные глухари и летели строго впереди машины с небольшой скоростью, садились впереди на ветки и, дождавшись, когда подъедем ближе, взлетали и летели дальше. Согласно теории о цикличности количества дичи в угодьях, мы делали вывод, что поголовье боровой дичи находится на подъеме.

Составили план действий, заняли места согласно давно отработанной схеме по перекрытию возможных траекторий на пути зайца. Как я уже упоминал, особого осмысления действий опытного гончатника у меня нет, и поэтому места я занимал согласно указаниям сверху. Выслушал, в который раз, наставления по поведению во время гона и вне его. Мелочей нет. Каждая прописная истина выстрадана не одним поколением охотников. Так еще их повторим: когда гона нет — можно разговаривать, курить, кашлять, ходить, но все это делать тихо и осторожно. Но как только услышал долгожданную мелодию, все заканчивается. Особенно нельзя шевелить ногами — это сразу отпугнет зверя. Вроде все просто и понятно. И после этого многие начинающие охотники найдут для себя ответ на простейший вопрос: почему зайцы часто выскакивают на опытных охотников и пробегают очень далеко от них?

Ждать долго не пришлось. Разгуляй поднял зайца, и началась охота. Лес был мокрый и холодный. Периодически происходили сколы. Гон затихал, но не прекращался. Я стоял на своем номере на пересечении дороги и просеки и ждал. Внимательно прислушивался к звонкому и чистому голосу нашего верного помощника и такого же страстного охотника. Для Разгуляя это второй сезон, но для гончей это только начало его охотничьей карьеры. Гон сместился далеко в сторону от наших выбранных позиций. Потом прекратился. Мы с Петром решили поменять места. Пройдя довольно густой лес, мы вышли на поляну, окруженную плотными посадками 20-летних сосен с густым подлеском. Собака лазила где-то близко, мы периодически слышим топот и треск сучьев. Внезапно мы услышали треск веток и хлопанье крыльев огромного петуха. Он был метрах в сорока на небольшой высоте и улетал от нас. Инстинкт на этот раз оказался быстрей осознанных действий. Моментально я вскинул ружье, сделал упреждение на два корпуса и нажал на курок. Выстрел был точным, петух бит чисто. Трудно передать чувства, которые меня в те мгновенья обуревали. Я тихонько приплясывал вокруг своей чудо-добычи, что-то говорил и не верил. Никак не мог поверить в свое охотничье счастье. Глухарь был великолепен. Огромных размеров, угольно-черные перья, ярко-красные брови, пестрое брюхо, мохнатые лапы. Как во сне я положил трофей в рюкзак. И далее моя охота превратилась в постоянный просмотр одного и того же видеоролика с моим участием, но разными акцентами. Я анализировал свое поведение в момент взлета, как я вскидывал ружье, как делал поводку, как стрелял. В конечном итоге я прочувствовал все свои действия от начала до конца в замедленном темпе. В это время мы ходили по лесу, слушали гон, но меня там не было. Постепенно я остыл, стал более адекватно оценивать окружающую обстановку и вернулся в лес.

Время близилось к обеду. Гон был рваным из-за неустоявшейся тропы и молодости нашего выжлеца. Подстоять зайца никак не удавалось. Мы решили передохнуть сами и дать отдых нашему неутомимому помощнику. Расположились около машины, достали свои припасы. Разговорам и эмоциям, казалось, не будет конца. Я чувствовал себя на седьмом небе от счастья и гордости за меткий выстрел.

После обеда было решено обследовать дальний угол за канавой. Моментально собрались и двинулись к намеченной цели. Мы и 50 метров не отошли от машины, как с березы сорвалась молодая копалуха. Я не успел даже рта раскрыть, а уже практически одновременно прозвучали два выстрела. Птица упала, стала быстро убегать в лес. Как-то у всех одновременно сформировалось одно решение: подранка не добивать, а попытаться догнать. Казалось, мы бежали быстрее ветра, но она мелькнула в чаще деревьев и исчезла. Обшарили весь лес в радиусе двухсот метров. Как в воду канула! Петр, как самый опытный из нас, решает привлечь к поиску гончака. При этом он аргументирует свое решение конкретным случаем из своей богатой охотничьей биографии: гончая нашла подранка глухаря через 6 часов после выстрела. И сделала это очень быстро, без особого труда. Хоть наш гончак был молодым, мы возлагали на его чутье большие надежды. Пока он был в полазе, значительно левее места падения подранка, мы продолжали обшаривать местность вокруг. Собака появилась минут через пятнадцать. Дали ей понюхать перья, след был взят, и собака отправилась на поиски. Но погоня как-то быстро закончилась — не хотел он бегать и искать. Охота прекратилась сама собой. Оставить подранка в лесу не позволяла нам охотничья совесть, и все наши мысли были направлены на поимку столь почетного трофея. Практически сразу после возвращения Разгуляя мы обратили внимание на небольшие следы свежей крови на его теле. Тщательное обследование каких-либо повреждений не выявило. Вокруг пасти крови и перьев не обнаружили. Сообща решили, что повреждение на теле есть, но в хирургическом лечении собака не нуждается. Оставалась одна надежда на молодого дратхаара. Но он был дома. Далее все произошло довольно быстро и прозаично. Через час мы были уже с другой собакой в этом самом месте. Плотным челноком она начала обследовать место. Хозяин направлял его туда, где, как сам предполагал, может находиться птица. Но молодой пес самостоятельно изменил маршрут поиска. И двинулся туда, куда мы его никак не собирались направлять Он двинулся назад относительно всех маршрутов нашего поиска и увел совсем в другую посадку, левее места падения подранка. Мы все почувствовали, что наши поиски на правильном пути. Внезапно Граф перешел на потяжку и сделал стойку. Бросок к месту. То, что мы увидели в следующий миг, повергло нас в шок. На мху лежала голова глухаря и два крыла. Это все, что осталось от уже не нашей добычи. Чуть поодаль мы нашли кучу перьев. И только теперь до нас дошло, откуда у гончака на теле свежая кровь. На этот раз он оказался быстрее и ловчее нас. И это был его законный трофей.

Души наши успокоились. Подранок наш не остался в лесу погибать мучительной смертью. Мы все вместе его добыли, а съел его самый расторопный из нас. Вот закончилась моя первая осенняя охота. Вечером был перелет, было много стрельбы, были трофеи, но это совсем другая история.


Андрей ФИЛИППОВ 11 декабря 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑