ГДЕ ОСЕНЬЮ ЗИМУ ВСТРЕТИТЬ

Первое знакомство с Сямозером состоялось еще в апреле. Торопились на последний лед, а попали в хорошую зиму. Только что снегопадов не было. Ночевка в палатке при 15°–20°С мороза, когда во сне холодно дышать и мерзнет лицо. Утром глазунья из перемерзших яиц плюс пара банок тушенки для калорийности. После такого термоядерного завтрака до вечера ничего не хотелось кроме чая. Лед на озере был больше похож на метровый толщины гранитную плиту и без отличного ледобура можно оставить все здоровье. Либо сидеть на одной лунке несколько дней подряд.

В общем, с последним льдом мы поторопились и раньше конце апреля можно не дергаться. Зато потом — каждый день на вес золота. Солнце, как в Домбае, рыба на мормышку просто кидается, природа просыпается и хочет жить. Это надо видеть.

Сейчас же на дворе унылая московская осень. Ноябрьские каникулы. Город запутался в межсезонье — то дождь, то снежная слякоть. Идея встретить зиму в Карелии очень пришлась по душе.

Сели в «УАЗик»-батончик и уехали. Ночь провели в дороге, меняясь за рулем. По свету уже ехали мимо Ладоги. Еще пара часов и мы на месте.

— Костя, а продукты будем закупать там же, в ... м-м, Эсс... ну как ее?

— Эссойла. Что ты никак не запомнишь?

— Слово звучит непривычно. Не ассоциациируется ни с чем.

— А ты возьми и раздели его на два английских: «эсс» и «ойл». Проще простого.

И так и эдак повертел в уме.

— А может что-то получше есть? Как вообще название переводится?

— Не знаю. В финском не силен.

Кстати, тут иногда интересные названия встречаются. Летом добирался я на местном рейсовом автобусе. Проезжает он мимо дачного поселка Суна с одноименной речушкой. Автобус останавливается, водитель повернулся в салон: «Кому в Суну — выходить, кому за Суну — приготовиться».

Пока мы с Костиком резвились, вспоминая разные курьезы, быстро пролетели последние километры и из-за очередного поворота показалась Эсс... ну как же ее опять?.. ах да — ойла. На центральной площади сразу несколько хороших магазинов. Набили три коробки продуктами, напитками и на берег озера. Темнеет в ноябре рано. Разбирались на стоянке и готовили ужин уже в плотных сумерках. Но — да здравствует технический прогресс! — затарахтел привезенный генератор на полтора киловатта и лагерную стоянку залил яркий электрический свет. И всю ночь салон нашего микроавтобуса будет прогреваться тепловентилятором. Вполне можно жить! Да и газовая плитка на две конфорки неплохо заменит костер.

Поутру начали разбирать свое рыболовное хозяйство. Взяли все, кроме — ну надо же — на что ловить. Один увлекся «спортивною рыбалкой» и взял только безмотыльные снасти, а другой в суете последних дней просто забыл. Даже если на безмотылку будет хорошо клевать, то как добыть мелкого живца-окунишку без мотыля? Никак. На безмотылку мелочь не клюет, а крупного живца щука игнорирует. Пропали наши жерлицы.

Что бы приспособить такое? Может, волокна мяса из банки говяжьей тушенки? Не подсаживается никак или слетает с первой же поклевки. А что если?.. Точно — маленький кусочек тушенки, подмотанный, так сказать, «армированный» обычной ватой уже прочно сидел на крючке мормышки, и через час пяток жерлиц стояло на лунках, настороженных словно противопехотные мины. Тронет щука живца и тотчас взлетит флажок. Но пока это мечты. Надо еще найти ее — щуку-то. На озере размером десять на тридцать километров пяти жерлиц явно маловато. К обеду где-то вдалеке Костя заметил нескольких рыбаков.

— Я пойду попрошу червей. Хоть пяток.

— А не мало?

— Да у них, наверняка, навозный червь. На мотыля местные по разным причинам не ловят. А червя, если подсаживать кусочками, хватит надолго. Да и рыба клюет тоже неплохо.

Охота пуще неволи. Попробуй заставить кого-нибудь пройтись в тяжелой одежде шесть километров из-за пяти червяков. Только друзей потеряешь. А тут сам вызвался. В общем, все как и положено — первый день на малознакомом водоеме тратится на всевозможные эксперименты.

На второй день с утра пораньше нас разбудили приехавшие друзья-петрозаводчане.

— Э-эй, москвичи, вставайте! Всю рыбу проспите.

Как хорошо, что они нашли время порыбачить с нами. В распахнутые дверцы салона врывается ночной мороз и поневоле процедура одевания укладывается в две-три минуты. Еще несколько минут, пока на плитке закипает кофе для завтрака и в термос, и в утренних сумерках выходим на озеро. На переметенных участках поскрипывает снег под ногами, дыхание в зимнем воздухе вырывается белыми облачками пара и оседает инеем на усах и бороде. Но пока идем, холода не ощущается. Даже жарко от нетерпения в предвкушении хорошей рыбалки. Наши друзья, как местные, идут на определенную точку. Идти почему-то всегда далеко. Разве близко может клевать? Но вот, кажется, добрались. Теперь каждый, повинуясь внутреннему голосу, отходит в свою сторону на 20-30 метров и бурит первую лунку. Именно здесь у него будет клевать лучше всего. Благо, мотыля захватили. Мне мотыль не нужен, поэтому где сверлить первые десять лунок для «черчения» — безразлично. Сегодня их будет еще много. Оглянулся — вокруг бесконечная ледяная пустыня и берег угадывается лишь по темной полоске леса на горизонте. Да и то пока нет снегопада. Почему же мы пришли именно сюда? Неужели здешней рыбе именно этот гектар люб из многих десятков квадратных километров озера?

Ладно, все равно рыбья душа — потемки. Пора «ближе к телу». Захрустел под ножами ледобура лед — есть луночка. И еще. И еще... Теперь отвлекаться и рассуждать уже некогда. Ловля на «безмотылку» дело тонкое.

Клев у всех начался около десяти утра. К двенадцати каждый выстроил свою линию жерлиц. С часу до двух у рыбы, а значит и у нас, перерыв на обед. Потом клев возобновился и затих за час до начала сумерек.

Мороз сковывал озеро все более толстым льдом, и время от времени нарастающее напряжение вдруг взрывалось артиллерийским залпом, неожиданный толчок чуть не скидывал с ящика, и прямо на глазах змеистая линия сдвигающихся ледяных торосов убегала за горизонт. Ну и ну. Как же велика мощь природы.

А мы тем временем таскали рыбку из лунок. Из сравнения стало ясно, что местная рыба к рыболовным новинкам относится достаточно консервативно и всем «козам» и «чертикам» откровенно предпочитает жирного, алого мотыля. То есть соотношение где-то один к четырем. Хотя весной будет наоборот. Опять же много жерлиц — нужен постоянно свежий живец. А флажки взлетали достаточно регулярно и мы бегали всей компанией, чтобы просто поболеть за удачника. И сегодня и в последующие дни клевало только на определенных жерлицах. Видать, даже у щуки-единоличницы и то какие-то общественные тротуары имеются. А может, и магазины, куда они ходят за едой.

У Миши уже под вечер наконец-то взлетел флажок. Он сам ловил в сторонке и его жерлиц было отсюда не видно. Просто поднял голову — а Михаил несется во весь опор. Бросил свою удочку, подхватил пешню и за ним.

Почему-то подумалось, что последняя щука может оказаться самой крупной. Подбежал:

— Надо разбивать лунку?

— Да нет. Что-то она не хочет идти.

Леска в его руке заходила. Туда-сюда. Будто непослушная собачка на поводке решила куда-то сорваться. Но вот она опять успокоилась.

— Черт! Одним багориком не заводится — растопырилась поперек. И как заорет благим матом, аж уши заложило:

— Иваны-ы-ыч! Багор неси!

Издалека послышался дробный топот. Нет, не успеет. Слишком далеко, и щука может сойти. Удерживая одной рукой леску и багорик, другую запустил по локоть в лунку и долго там что-то делал. Вот взгляд снова стал осмысленным, прояснился.

— Ага — подсадил получше!

Резкое движение багориком и щука вылетела на лед.

Вах-вах-вах! Как красива. И уж больше четырех кг — это точно. А вот и Андрюша Иваныч поспел. Весь запыхался. Но тоже рад и улыбка до ушей. Пару кадров традиционного фото с хвостатой красоткой и пора складываться. Уже вечер.

Добрались до лагеря, и наши друзья засобирались. Им с утра на работу. Ничего не поделаешь.

— Миша, ты не за рулем вроде. Может, отметишь с нами свой замечательный трофей. Не зря ведь день на рыбалке провел.

Сложная гамма чувств отразилась на лице.

— Водку? Нет... не откажусь!

Оставшиеся два дня мы снова рыбачили на пару. Флаги взлетали часто, так что набегались достаточно. И тяжелый мешок со щуками домой прихватили. Возвращались на поезде. Очень удобный N№17/18. Сели, поужинали и спать. А с утра уже в столице. Можно сразу и на работу.

Клевые точки и щучьи «тропы» мы загнали в навигатор и ни с кем, кроме друзей, этим секретом не поделимся. Ищите и тоже обрящете. Кстати, в Сямозере и судака ловят. Если он на Ахтубе вкусный, то здесь это просто деликатес.



Владимир САГАДИЕВ 11 декабря 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑