«НОЧНЫЕ ПОЛЕТЫ» СРЕДИ БЕЛА ДНЯ

Tем же вечером все собравшиеся объявили Великий Рыболовный Фестиваль — да здравствует спорт! Нашелся и весьма известный в рыболовных кругах спонсор — организатор соревнований, пожелавший раздавать призерам «слонов». И, как оказалось, весьма достойных. За такие стоило побороться.

...Всем, знакомым с рыболовным спортом, давно известно — чем более значимые соревнования и хорошие призы, тем более мерзкие погода и клев рыбы. Исключения не было и в этот раз. Холодный северный ветер, мрачно-серое низкое небо и сыплющаяся сверху водяная пыль. Новоявленные спортсмены, ежась от холода и сырости, расселись по лодкам и уплыли за своей рыбой удачи. Все затихло. Можно прогуляться несколько часов. На всякий случай прихватил спиннинг. Но унылое полоскание твистера на пронизывающем ветру отбило через час всякое стремление к рыбалке. Вон вдалеке еще одна одинокая фигура на берегу. Хоть пойти пообщаться, про клев спросить. Подошел поближе — м-да. Лучше не спрашивать. Донки, уходящие в воду, молчат и, судя по безнадежному взгляду пенсионера, давно. В садке лежат на боку три-четыре «фанерки».

— День добрый!

— Здравствуйте, — охотно откликнулся он. — Видите, — жест в сторону садка, — нет сегодня клева.

— Да уж, погодка не балует.

— Это точно. И вообще — мало рыбы стало.

Помолчали вместе обдумывая эту глубокую мысль. Мужик решил ее развить.

— Сельди — уже два года нет вообще. Сколько ее раньше было — как пойдет косяком, так черпай чем хочешь. Да и судака меньше. Раньше, бывало, две удочки с живцами поставишь, так двух судаков и возьмешь. А три — так и третьего сразу. А сейчас — э-эх!

Разговор мужика становился все оживленнее.

— Бывало, сеть заведешь — четыре-пять тонн рыбы за раз. Теперь же и переметы, и невода, и сети плавные и ставные, а рыбы — совсем нет.

— А сомов-то ловили?

— А то как же. Донку если забудешь, так считай, пропала. Обязательно утащит.

Умолк, провожая взглядом базовскую моторку.

— Сейчас, вона, ездят с базы. У них и лицензии есть — и на сома, и на сазана. Да на все. Так повыбили начисто сомов. Не осталось уж.

Махнул рукой.

— Э-эх — нет рыбы! Да и откуда ей взяться... Холодно стало — вот она вся на ямы и скатилась. А вы сами-то откуда?

— Да вот с базы этой. Приехал порыбачить.

Мужик как-то сразу подтянулся и напрягся, вспоминая — чего он там про базу наговорил. Теперь разговор развалился надолго. Ну ладно.

— Ни хвоста вам, ни чешуи, а мне пора на обед.

— Ну и вам счастливо.

Ближе к сумеркам начали подтягиваться рыбачки на моторках. По условиям соревнований в зачет шло не количество, а только самый достойный экземпляр. Это спасало от избиения многочисленную мелочь. Но все равно из-за плохой погоды крупной рыбы было мало. Лишь в первой лодке две хороших щуки по 2,5 кг, а потом все от одного до полутора килограммов. Подтвердил свой класс Андрей. Его кукан с дюжиной судачков в среднем на полтора килограмма выглядел очень товарно.

— Стас, ты не видел никого с хорошей рыбой?

— Да. Мы видели ребят с сазаном килограммов на семь.

— А скоро будут?

— Вот это вопрос: в тот момент празднование по поводу поимки призового экземпляра было в разгаре. За время, пока мы проплывали мимо, они успели дважды сдвинуть бокалы.

Но сенсация сегодня все-таки состоялась. Хрупкая с виду девушка Лена привезла на регистрацию самолично пойманного сазана на девятнадцать двести! Может, многие лавливали и более крупных, но эта рыба была поймана на соревнованиях. В этом случае вообще килограмм за два должен идти.

На следующее утро мы со Стасом уплыли на заливное озеро за щукой. Стас — из команды аборигенов, а потому вне зачета: слишком хорошо знает местную рыбалку. Щук таскали, как окуней. Некрупных, но регулярно. Один Стас до обеда надергал восемнадцать штук. Из счастливого небытия вывел резкий громкий хруст. На голову посыпались ветки и сухие листья. Что такое? Какой-то орлан-белохвост обзавидовался, загляделся сверху и влетел в верхушку ветлы. Кое-как выровнялся и полетел прочь от такого конфуза.

У спортсменов сегодня — как вчера. Щуки, жерехи, судаки до трех килограммов. Для этих мест такие результаты можно было бы и не упоминать. Конечно, приятно глядеть на тяжелый кукан или набитый садок, но... к зачету нужны трофейные экземпляры. Поэтому после вчерашнего сегодняшний Леночкин сазан около четырнадцати кило не котировался. По принятой «системе очков его «переплюнул» окунишко на восемьсот граммов.

Под вечер приплыл внезачетный Алексей и небрежно так бросил:

— Если хочешь — посмотри там судака. На пять четыреста.

Казалось бы, только весом поболее, но разглядывая его вблизи, понимаешь — это уже РЫБА! Из тех, что обычно рвут леску или разгибают крючок и, сверкнув громадным блестящим боком под бортом лодки, исчезают в глубине, оставляя на память лишь горькое, как полынь, разочарование.

Совсем стемнело. Публика, переодевшись, отогревается в ресторане с чашкой кофе, а может, и не кофе. Открылась дверь и из промозглого мрака появился Сергей Викторович. Дошел до центра зала, перекинул с руки на руку двустволку (для убедительности?) и, не повышая голоса, произнес:

— Судак крупный пошел. Мы поймали несколько больших.

Развернулся и ушел, оставив после себя тишину. Четыре судака общим весом около семнадцать килограммов, из которых самый крупный за шесть — это результат. В общем, сегодня аборигены спортсменов «сделали». Легко.

Третий день соревнований ничем выдающимся не отметился. Все та же непогода, ветрено. Трофеи уже привычные — от двух до четырех килограммов. С отчаяния, наверное, начали ловить спиннингом карасей — буффало и лещей.

— Как поймали-то?

— Да вот... поймали.

Лаконично. Должно быть, какое-то ноу-хау.

Сазан вообще не клевал весь день. К половине пятого завечерело и компания сазанятников с полным нулем начала собирать удочки. Дольше всех копалась наша Леночка и последнюю удочку не успела убрать. На нее и клюнул сазанчик — первый и последний за сегодня. «Всего лишь» на одиннадцать двести. А весь жерех, вопреки прогнозам и традициям сезона, как в воду канул. Хотя почему «как»? Именно туда и канул.

Последний день соревнований. Шутки в сторону. Первый экипаж стартовал в пять утра. И уже к завтраку сделал серьезнейшую заявку на победу. Судаки — на шесть сто и пять двести. В течение дня практически все экипажи регистрируют хорошую рыбу, хотя погода по-прежнему отвратительная и клева нет. Просто значительно увеличилась активность спортсменов и, как следствие, улучшились результаты.

Пристает очередная лодка. Из ящика свисает огромный хвостяра. После взвешивания в протокол заносится: толстолобик — 14 кг.

— А на что поймали?

— На малька.

Вот тебе и «вегетарианец».

Пожалуй, на этом в соревнованиях можно поставить точку, и на следующий день все расплываются на лодках половить для души, а заодно и для дома. Погода уже с утра теплая, легкий южный ветер. На градуснике +17-19°С. Рыбалка в курортных условиях. К вечеру все возвращались с полными куканами, садками, ящиками, просто складывали в мешки. Щуки, жерехи и судаки, судаки, судаки...

От пристани, еле волоча ноги, пошел Володя.

— Что, Володенька, не весел, что головушку повесил?

— Да судак под конец достал так, что я от него уже отбивался. Поставил глубинный «Haeco»-вский воблер, может, покрупнее будет. Все равно — полтора-два, полтора-два..., как из пулемета.

— А кому сейчас легко?

Скоро первые крепкие ночные заморозки намертво скуют лужи и болотца, и тогда всю Волгу заполонит судак. Везде и в любых количествах. И горе тому, кто останется без джиг-головок. Так что запасайте побольше. Весом от 25 до 40 граммов из расчета восемь-десять штук на день рыбалки. И силикон любых любимых ваших цветов: желто-красный, персиковый, перламутровый, зеленый с золотыми блестками... В общем, любой.

И напоследок две новости. Первая — хорошая. Местные власти, обеспокоенные небывалым ростом браконьерства и вандализма «дикарей», планируют взять этот процесс под контроль. Для чего намечается направлять приезжающих отпускников на обустроенные кемпинговые площадки. Нормы вылова и размер рыбы будут ограничиваться выдаваемыми лицензиями. Вторая новость — плохая, вытекает из первой. За нахождение в кемпингах и выдачу лицензий с вас будут брать хоть и небольшие, но все-таки деньги. Подобное практикуется во всем мире, да и у нас на Кольском. Если хотим сохранить рыбалку на Нижней Волге, то придется пойти на подобные жертвы, хотя сама мысль расстаться со своими кровными зачастую непереносима для загадочной и далеко не бедной русской души.

На том и прощаюсь. Удачи вам в делах и увлечениях. До встреч.



Владимир САГАДИЕВ 4 декабря 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑