ФИЛОСОФИЯ ДРЕВНЕЙ ОХОТЫ

Чтобы не показалось спорным название статьи, я привожу определение из энциклопедического словаря: «Философия — форма общественного сознания, мировоззрения, взгляд на мир и на место в нем человека». А может ли традиция наших предков иметь философское звучание? Мудрость и знание шли к людям двумя путями — через традиции и обычаи и с избранными через учение. Значит, традиция есть носитель мудрости.

Охота с ловчими птицами — это целый пласт древней культуры туркмен. Ловчая птица украшала походные шатры Огузхана, участвовала в царских охотах сельджукских султанов, была главным героем в десстанах, эпосах и легендах, написанных сотни лет назад.

Множество фактов в мировой истории показывают присутствие в знаковой символике государства образов хищных птиц. Мудрый Огузхан все свои двадцать четыре тамги — родовые знаки обозначил видами пернатых, пять из которых считались ханскими — это символ беркута, сапсана, кречета, балобана и ястреба. И вот что интересно — за всю историю человек на охоту брал именно этих ловчих птиц, помогающих в ловле. Они были носителями государственной символики.

Книги, написанные для правителей, описывали национальные виды охот. Глава 19 книги «Ковус-наме» (1081 год) называется «Об охоте». «... Если тебе нравится охота, то бери с собой ловчую птицу и быстроногую тазы. И ты не будешь знать горя и печали».

Философия религиозных учений более конкретна в подходе к описанию ведения охоты с ловчими птицами. Законодательный канон мусульман — шариат — разъясняет необходимые условия дрессировки сокола и собаки и напуска их на охоте. Дозволенные и запретные методы добычи дичи и зверей детально регламентируются согласно исламским нормам бытия.

В произведениях классиков туркменской литературы Азади, Махтумкули Фраги, Сейиди, Зелили часто встречаются образы птиц:

Мы не птицы — он и я,

Знай, владыка бытия

Нас послал в твои края

Испытать тебя, Али!

Сокол с голубем взвились,

Из мечети унеслись

И, летя все выше в высь,

Скрылись в голубой дали!

Махтумкули Фраги. Стих «Голубь»

Поэт Байрам (1871-1925) философски отнесся к своему горю по поводу отлета ловчей птицы:

Зачем судьбу теперь корить?

Зачем теперь мне дальше жить?

Как слезы горя осушить —

Лишился, брат, я ловчей птицы.

Байрам, конечно, ты поэт,

Каких не видел божий свет,

Но и тебе отрады нет —

Лишился, брат, я ловчей птицы.

Процесс соколиной охоты — пример принципов демократии в человеческом общении. Там, вдали от дома, на лоне дикой природы все равны. За общим столом собираются стар и млад, люди разных профессий и рангов, которых объединяет любовь к природе. В нелегкие дни прошлого в жизни туркменского народа сокол был добытчиком пропитания, а в период мирной и благополучной жизни ловчая птица была помощником в прекрасном времяпрепровождении на охоте.

Наставник многих сокольников у нас, в Туркменистане, 76-летний Аннаман Мовлямов во время Великой Отечественной войны вместе с отцом, занимаясь соколиной охотой, помогал прокормиться многим семьям у себя в ауле. Он рассказывает, как вечерами к ним в дом приходили дети, в семьи которых он отдавал дичь. Они приносили кусочками мясо для птиц. Дети просили покормить мясом сокола, чтобы он и завтра мог поохотиться.

Чем древнее, тем подлиннее, чем подлиннее, тем истиннее — так говорили наши предки. Древность туркменской школы воспитания ловчей птицы была гарантией ее подлинности, в силу чего она сохранилась в природной истинности.

Традиция наших предков — охота с ловчими птицами не стала теорией, она имеет практическое воплощение в жизни нашего народа, который сегодня может созерцать и гордиться своим искусством.



председатель национального клуба сокольников Туркменистана,
г. Ашхабад

Ата ЭЕБЕРДЫЕВ 23 октября 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑