Я ИДУ ПО РЕКЕ

  Как не спешил я сегодня на автобус, отправляющийся первым рейсом, но все-таки опоздал. Прибежав на остановку, я увидел только задние номера поворачивающего на основную трассу автобуса. Вот незадача! Теперь ждать еще больше часа, а за это время в подводном мире может произойти многое, включая начало клева и бесклевье, но что свершилось, то свершилось, пеняй, рыбак, на себя. Жду.
Как и следовало ожидать, мое любимое место занято рыболовом, который сегодня спал меньше меня. Есть ведь еще у меня в запасе одно местечко и неплохое, бывали там отменные поклевки и недурные уловы, поспешу-ка я туда. И опять незадача, ведь недаром говорят, что кто раньше встает, тому Бог подает. И что же дальше? А дальше продолжается река со всеми ее поворотами, изгибами, перекатами и прочими таинствами, невиданными мной и ни разу не приютившими меня местами. Давно я собирался пойти туда, куда всегда манит, в неизвестное, да вот азарт рыбацкий всегда усаживал меня на привычные и обжитые места. Была не была, пойду по реке, все равно день сегодня скомкан.
Моя рыбацкая экипировка и удочка в руках служат паролем — я свой! — и рыболовы охотно вступают со мной в контакт.
— Чего не садишься? Садись, здесь иногда поклевывает.
— А на что ловишь?
— У меня два крючка: на одном болтушка, на другом перловка, а эффект одинаковый, если клюет, то клюет на все, а уж если не клюет, то не клюет.
Я сажусь рядом с общительным рыболовом и наблюдаю за его действиями. Если ты сам рыболов, то объяснения тут не нужны, и так все понятно. Прежде всего обращаю внимание на его удочку. Ничего особенного нет, удочка как удочка, пятиметровая с проводочной катушкой, с яркораскрашенным поплавком. А вот подставки меня заинтересовали. Большинство рыболовов предпочитают подставки из металлических прутьев или из лыжных палок. У этого рыболова подставки были сделаны из срезанных в лесу черемуховых черенков. Первый, с рогулькой, чуть подлиннее и воткнут прямо в воду, у самого берега, а второй, с крючком вниз, на полметра от воды. Таким образом, на суше была незначительная часть удочки, все удилище располагалось над водой и это обеспечивало дальность заброса.
— А почему ты не применяешь подставки из проволоки?
— Пробовал, мне не понравилось, крутятся они в земле вокруг собственной оси. Деревянные понадежнее, стоят прочно и удилище не царапают.
В этот момент последовала поклевка, рыболов положил руку на удочку и когда поплавок лег на воду, сделал подсечку. Удилище согнулось, значит, что-то значительное сидело на крючке. Рыболов привычно потянулся левой рукой за подсачеком, и я обратил внимание, что рукоять подсачека лежала на деревянной подставке. А ведь это удобно, не нужно наклоняться и шарить рукой по земле в поисках подсачека. Между тем борьба с пойманной рыбой подходила к концу, и достаточно измотанный лещ показался из воды, еще пару метров он волочился по воде и оказался в подсачеке.
— Хорош, граммов 700-800 будет.
— Пожалуй, будет, а то все попадались по 300-400 граммов. Ну, иди сюда, ко мне в садок. Я тебя на автобусе покатаю, с женой познакомлю, кухню мою увидишь. Иди ко мне, друг ты мой желанный. А знаешь, кто мне помогает ловить рыбу (это уже обращение ко мне)? Видишь, чайки над водой ищут себе добычу. Вот я и приметил — схватит чайка рыбку и у меня случается поклевка. Нет чаек и мой поплавок молчит. Может, это случайность, но мне хочется верить в приметы, не осуждай меня.
Я улыбнулся его шутливому разговору с лещом и рассказу о чайках, попрощался и пошел дальше. Вот здесь река делает левый поворот, мой берег низкий, луговой и не удивительно, что здесь пасутся коровы. Быстро обхожу стадо, поглядывая, не появится ли бык. Слава Богу, нет в стаде быка, и я опять иду вдоль берега.
— Эй, рыбак, что бродишь, садись, лови. — Это компания из трех рыболовов зовет меня к себе. Подхожу и невольно оказываюсь за столом, вернее, на бревне, вдоль которого разложена немудрящая рыбацкая снедь. Отказываюсь от угощения, т.к. еще мало времени прошло после завтрака.
— А мы с ночи здесь сидим. Друг нас привез и уехал домой и заедет за нами после обеда. Вот смотри, чего мы тут напромышляли. — И рыболовы показывают садок, в котором чуть больше десятка подлещиков.
Закончив завтрак, мужики аккуратно собрали мусор и сожгли его на старом кострище, которым пользуются все лето. Само собой получилось, что разговор перешел на мусор в реке, на плывущие бутылки и пакеты. Соглашаемся, что все это варварство и губит реку и все живое в ней.
— Иногда хочется подойти к таким варварам и сказать им слова из басни Крылова — “Когда бы вверх могла поднять ты рыло, тебе бы видно было, что эти желуди на мне растут” — да другой раз и побоишься, ведь такие “рыбаки”, как правило, пьяные.
— Спасибо, мужики, за приют, за угощение, дальше пойду.
— Ну, в добрый путь, завтра или послезавтра расскажешь, что там, за поворотом.
После такого доброго разговора окружающая меня красота показалась еще прекраснее. Неожиданно впереди из-за деревьев выглянула церковь, которую я всегда вижу издали. Церковь красного кирпича, с голубыми куполами и на фоне господствующей высоты она производит незабываемое впечатление. Кстати, не я один любуюсь культовым сооружением, вон сидит женщина с этюдником и запечатлевает всю красоту на полотно.
— Здравствуйте. Не устояли перед красотой наших предков?
— Здравствуйте. Пожалуй, только очень черствый и невежественный человек не поклонится такому величию. А как у вас рыбалка?
Проникаюсь к художнице доверием и рассказываю ей о своем нечаянном путешествии, об увиденном. Все это время она продолжает рисовать.
— А вы не пробовали нарисовать нашего брата, ну что-то вроде известной картины “Рыболов”.
— Нет, не пробовала, но хочется нарисовать. Вы, рыболовы, такие терпеливые, подолгу сидите в застывшей позе, вас легко рисовать. Пожалуй, попробую. Рыбалка — это что-то вроде белой магии, в ней много таинственного. Попробую.
— Ну, удачи вам и спасибо за добрые слова. А далеко ли отсюда до Григорчикова?
— Километра два, не больше, это если по реке, а напрямую — рядом, метров 500.
Я пошел по реке, т.к. целью моего похода является исследование новых мест рыбалки. Сразу за деревней река поворачивает вправо, образуя отмели и перекаты. В самом начале одного из таких перекатов сидит, вернее сказать, стоит рыболов и ловит в проводку. Надо узнать, что и как у него получается.
— На что ловишь?
— На “бутерброд”, — с выдохом проговорил мой новый знакомый, — насаживаю мотыля и опарыша. Пробовал только на мотыля и только на опарыша, все не то, на “бутерброд” лучше.
— И как успехи, что поймал-то?
— В основном, подлещики, есть плотва и два голавлика. Да вот, посмотри сам.
Он вытащил из воды садок, а я так и обмер, в садке было битком набито, штук 30 рыбин, нижние уже давно уснули и потеряли естественный цвет.
— Куда же тебе столько? В такую жару ты и до дома не довезешь свой улов. Ты на машине?
— Нет, я на автобусе, доехал до Григорчикова и сюда пешком.
— Но это же час хода, пока идешь, рыба нагреется в рюкзаке и испортится.
— Ты, пожалуй, прав, пора кончать рыбалку. Знаешь что, возьми себе сколько нужно, не обижай меня.
Я взял себе пять рыбин, общим весом около двух килограммов. Про ловлю в проводку я слышал многократно, видел тех, кто ловит, но сам попробовал только один раз и мне не понравилось. Целый день нужно держать удочку в руках, руки устают, настроение портится. Нет, эта рыбалка не по мне, годы не те. Но то, что мой коллега добровольно и от души предложил мне рыбу, я не счел оскорбительным, тем более, что возвращался я с рыбалки пустым. К автобусу мы пошли вместе, тем более, что я не очень хорошо знал местные тропинки.
Так что же я приобрел в этом добровольном походе? Первое, в чем я убедился, так это в том, что рыбачить можно по всей реке. Что здесь есть глубины до трех и более метров, есть перекаты и отмели и везде нужно суметь приспособиться. Второе, что я решил для себя, что нет необходимости идти 4-5 км, чтобы поймать 2-3 кг подлещиков, а потом проделать весь путь обратно. Тяжеловато. Но зато я теперь знаю весь этот участок реки, знаю все повороты и омуты и при случае готов прошагать эти километры, если мои обжитые места будут заняты. А еще я увидел такие тихие и прекрасные места, что одно только посещение их приносит огромное удовлетворение. И пусть никто никогда не говорит, что бывает скучно. Вон, впереди поворот, ты был там? А что там дальше, ты видел? А я вот был и видел, и счастлив.

Евгений Башкиров 3 сентября 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑