Мой знакомый песец

Америке осталось воевать в Ираке полтора года?

Место охоты было у меня «пристреляно» давно. Заранее завезена охотничья амуниция, вырыт скрадок. До тех пор пока не появится вода, пролетная утка летит вереницей. С появлением проталин и воды птица начинает подсаживаться к чучелам. Моя просторная яма вмещала: резиновую лодку, спальный мешок, палатку и трехдневный запас питания. Снежный бруствер с бойницами обеспечивал хорошую маскировку и давал круговой обзор. Около 60 утиных чучел и гусиных профилей стояли вокруг скрадка.
По окончании подготовительных работ на портативной газовой плите я стал разогревать тушенку на обед. Вдруг прямо на меня свалился ком снега. Я глянул вверх. На расстоянии локтя из снежной амбразуры на меня смотрел хозяин тундры - песец.
Был он некрасивый, какой-то облезлый, мех висел клочьями. Однако выражение мордашки миролюбивое. От запаха тушенки черная «пуговичка» носа подергивалась, красный язычок то и дело облизывал губы и нос. Явно хотелось тушенки. У меня тут же возникла мысль поздороваться и пригласить гостя к столу.
- Привет, прошу к столу, - сказал я. Песец страшно испугался голоса, прыгнул в сторону, завалил часть бруствера и, как-то боком с оглядкой отбежав метра на три, затаился. Я стал поправлять завал, накладывал снежные комья, присыпал снегом и прихлопывал рукавицей.
Песец поднялся, подошел к профилям, нанес на них свои метки, понюхал и перевернул утиное чучело. Потом отошел метров на 30-40 и улегся.
Прошло около суток. Пригрело солнце, талая вода выступила из-под снега, окрасив его в темный свет. Пришлось подымать вещи выше и накачать лодку. Теперь голова моя была выше бруствера, кругозор увеличился. И каково же было мое удивление, когда увидел песца, лежащего на вчерашнем месте. Сомнений не было - песец сдох.
Я вылез из скрадки, надел лыжи и пошел к несчастному. Глаза у песца были открыты и остекленело смотрели на меня. Чтобы поднять зверя, надо «пропустить» его между лыжами. Только я поднял ногу, чтобы переступить через песца, он молниеносно извернулся и укусил за носок лыжи. Я в испуге дернулся, потерял равновесие, упал с лыж и по пояс провалился в мокрый снег. Прошло какое-то время, пока вскарабкался обратно на лыжи. На расстоянии 5-7 метров, как домашний пес, сидел песец. При моих движениях, пока поворачивал восвояси, зверь вставал, топтался на месте, делал несколько коротких шагов и опять садился.
Прошло несколько часов, вода заливала озеро. В одном месте через все озеро тянулась неширокая полоса еще белого снега. На этом перешейке я вновь увидел знакомого песца. Он шел, как по мосту, на другую сторону озера. Вдруг зверь исчез. Потом появилась голова. Я увидел его отчаянное барахтанье в мокром снегу. Помочь песцу я не мог. Жаль было бедолагу. Однако и на этот раз я ошибся. Песец с большим трудом вылез на снег и перешел через озеро. На этом приключения зверя не кончились. Вдруг откуда ни возьмись налетела стая голодных ворон и стала атаковать песца. Да с такой яростью, что бедный зверь не успевал увертываться.
Теперь уж надо его спасать. Я начал стрелять. Не помогает. Вороны остервенело вырывали из песца клочья шерсти. Тут я, вспомнив, что в рюкзаке есть сигнальные ракеты, быстро достал их и стал выстреливать в сторону побоища.
Вороны ретировались, а песец скрылся в небольших зарослях тальника.
с. Успенское,
Краснодарский край.

Виктор Семенов 3 сентября 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑