ПИКНИК УДАЛСЯ!

Будущей зимой стоит носить луноходы и строгие костюмы

  Открытие охоты для любого охотника - праздник. И неважно где вы его встречаете. Или у таежного костра в узком кругу самых верных товарищей, или в шумной компании друзей во время коллективного выезда на охоту. В последнем случае открытие охоты превращается еще и грандиозный пикник. Одно только застолье чего стоит! На длинном импровизированном столе есть все, что душе угодно: шедевры ликероводочной продукции, великолепные закуски собственного приготовления вкупе со всевозможными сладостями и вареньем. Вот только с дичью не всегда бывает здорово. Конечно, если речь идет об открытии осенней охоты на уток, то тут обычно все в порядке. После первой зори уток и всякой мелочи все в той или иной степени настреляют, и к полудню стол буквально ломится от дичи жареной, тушеной, копченой и т.д. и т.п.

Иное дело - открытие весенней охоты на гусей. Помню, сколько раз мы ни ездили на открытие, никогда первая зоря не была добычливой. Самое лучшее, чего удавалось достичь, так это один гусь на всю команду! И в этом нет ничего удивительного. Гусь - не утка и расстреливать себя с близкого расстояния толпой стрелков, наводняющих в открытие угодья, не дает. Первое время мы пытались охотиться на гусей классически: и гусей на полях высматривали, скрадки рыли и множество профилей выставляли. Тщетно! Препятствовала гулкая непрерывная канонада всякого рода соседей, загоняющая гусей в поднебесье. Со временем мы к этому привыкли и настоящую охоту на гусей переносили на более поздние сроки, когда основная масса стрелков разъедется по домам. Все же кому-нибудь из нас в открытие обязательно удавалось гуся заполевать (как правило, случайно), и этого нам вполне хватало, чтобы поддержать веселье за столом в кругу наших местных друзей-охотников, ведь гусь - птица крупная.
Отправляясь на открытие весенней охоты на гусей во второй декаде апреля 2002 года, мы и не сомневались, что все пойдет по традиционному сценарию. Тем более что с самого начала события начали развиваться в точном соответствии с ним. Охоту в этом году открыли очень рано. В силу особенностей нынешней весны все крупные водоемы, на которых обычно отдыхают пролетные стаи гусей, в районе предстоящей охоты оказались подо льдом. И только лишь река, протекающая в обширной низменности, разлилась довольно широко, хотя и в меньшей степени, чем обычно. Именно на одном из её разливов и скопились гусиные стаи, остановленные резким похолоданием, наступившим в это время в северных районах России. В результате в данное место съехались охотники не только со всего района, но, пожалуй, со всей области, а также масса охотников из Москвы.
Когда мы подъезжали к месту охоты, то, к своему величайшему удивлению, увидели, что все поля, примыкающие к пойме реки, буквально усеяны машинами, людьми во всевозможных маскировочных одеждах (леший, кикимора и проч.) и... гусиными профилями! Поскольку дело было часов в 7 вечера, то видели мы и гусей. Поднявшиеся с разлива стаи на большой высоте мотались то туда, то сюда, тщетно выискивая место, где бы можно присесть на жировку. Но сесть им было решительно негде! Покружив с полчаса, вся масса птицы перегруппировалась и, образовав стройные косяки, постепенно растаяла за горизонтом в удивительно чистом холодном небе.
В нашем лагере на берегу разлива собралось более 20 охотников: наша команда в составе 5 человек, еще одна команда из Москвы из 7 стрелков и примерно 10 местных охотников. Быстро разбив лагерь, московская семерка и большинство местных охотников отправились на поле готовить гусиную охоту на утренней заре. Понимая полную абсурдность этих усилий, мы остались в лагере, а с нами остались еще несколько наших местных друзей, которые в принципе на охоту утром и не собирались по той же причине. Посовещавшись, мы приняли следующее решение.
Четыре года назад мне, моему брату Саше, а также нашему другу Александру Посудину во время байдарочного похода довелось охотиться в данном месте, и поэтому мы его хорошо знали. В том месте, где мы разбили лагерь, прямо напротив него река разливалась на два рукава, омывающих довольно-таки большой остров, поросший лесом и кустарником. Рукав, на берегу которого мы остановились, представлял собой основное русло реки. Другой рукав, за островом, сильно заросший, переходил в большой залив шириной в несколько сотен метров. Огибая остров, русло реки соединялось с заливом, и здесь между дальним концом острова и берегом его ширина составляла примерно метров 200. Тогда, в 1998 году, мы, поставив лагерь как раз на дальнем конце острова, обратили внимание на то, что гусиные стаи присаживаются в заливе и на русло реки прямо напротив нашей стоянки. Сейчас мы не видели, где сидели гусиные стаи, улетевшие на жировку, но заметили, что поднимались они откуда-то из-за острова, то есть вполне возможно с того самого залива.
Значит, еще в темноте нам нужно занять позицию на дальнем конце острова, установить на воде плавающие гусиные чучела (правда, всего у нас их было пять штук), а самим спрятаться в прибрежных кустах у самого уреза воды, которых там благо предостаточно. На рассвете гусиные стаи, поднимаясь с воды, плавно набирают высоту, то есть могут налететь на нас на расстоянии верного выстрела. Далее на полях их должен встретить мощный заградительный огонь, вследствие чего часть птиц повернет обратно к месту ночевки. Вот здесь-то и должны сработать наши чучела и манки, тем более что среди нас был один охотник Андрей, мастерски владеющий искусством подманивать гусей.
Добраться до острова проблемы не составляет, так как у нас две резиновые лодки, причем одна с мотором. Помешать нам могло только одно обстоятельство: гуси вообще могут не вернуться ночевать на разлив, что при таком скоплении народа было вполне возможно, тем более что гусей было не видно и не слышно до самой темноты, когда уже с полей вернулись наши друзья и когда все уселись за праздничный стол (без дичи) отмечать предстоящее открытие. Только после того, как все уже разошлись по палаткам и машинам, я, Саша, Василий и один местный охотник Олег подошли к воде и стали напряженно прислушиваться. И мы услышали тихое гоготание. Примерно оттуда, где должен находиться залив. Гусь вернулся! Теперь у нас есть шанс, и им нужно воспользоваться.
Предрассветные сумерки. Головная лодка с пятью стрелками и еще с одним нашим товарищем Володей во второй лодке на буксире, осторожно лавируя среди затопленных кустов, выруливает на русло. Кусты остались позади. Впереди широкая водная гладь, светящаяся отражением крупных, ярких звезд в черном небе, освещающих нам путь. Василий прибавляет газу. Рассекая воду, наши лодки устремились к намеченной цели. Обогнув остров, выбираем самое узкое место.
Высаживаемся после того, как расставлены чучела. Лодки тщательно замаскированы. Мои товарища прячутся в кустах у самой воды. Мне же куста у воды не хватило, а потому приходится отойти метров на 40 в глубь острова, чтобы найти подходящий куст.
Небо на востоке засветилось алым светом. На берегу вокруг нас загремели выстрелы. Стреляют пока не очень часто. Видно, самые нетерпеливые. А гусь действительно сидит в заливе и «переговаривается» без тени смущения, как будто ничего не происходит. Видать опытный, знает, что ему делать.
Стало совсем светло. Гогот все громче и громче. Табуны с шумом снимаются с воды и летят в сторону берега мимо нас справа налево, но... точно над серединой русла реки! Не достать. Над берегом они уже на большой высоте. Воздух задрожал от десятков, а может, и сотен выстрелов! Клинья разбились на мелкие стайки и заметались из стороны в сторону. Одна из них поворачивает назад. Идут точно на наши чучела. Андрей начинает манить изо всей мочи. Гуси, плавно снизившись, накатываются на нас на высоте метров 40-50. Ниже сегодня не налетят. Понимая это, Василий, Андрей, Саша, Володя и Олег открывают по ним ураганный огонь. Гуси резко взмывают вверх и вправо. Один завертелся в воздухе, теряя перья и отчаянно пытаясь удержаться в полете. Нужно ускорить его падение. Поймав птицу на мушку, жму спуск. Гусь камнем падает к ногам моих товарищей, взревевших от восторга! Почин есть!
А дальше все пошло по продуманной схеме. Еще три стайки гусей нам удалось подманить и отстреляться по ним. Два гуся упали в наши кусты, а два утянули на воду, но так и остались лежать на ее поверхности, покачиваясь на длинных медленно катящихся волнах, гонимых легким утренним бризом. Вытащив из кустов лодку, я поплыл подбирать их.
С середины реки мне открылась замечательная панорама. Берега реки вокруг нашего острова были буквально усеяны стрелками. Судя по всему, они подтянулись сюда, увидев результаты нашей стрельбы и надеясь воспользоваться нашим умением манить гусей. Между прочим, одному из них это удалось.
После того как мы, поняв, что дальше охотиться в такой обстановке особого смысла нет, да и для оформления праздничного стола дичи набито достаточно, отплыли с острова, то увидели, что прямо у нас по курсу на середине реки лежат битый гусь, а на берегу напротив него стоит охотник. Увидев нас и решив, что мы его гуся обязательно подберем (как никак он выбил гуся из одной из тех стай, по которым мы тоже стреляли), мужик что было сил бросился в кусты за лодкой, спустил ее на воду и, изо всех сил работая веслами, поплыл к гусю. Видя это, Василий сбавил обороты до минимума, замедлив ход. «Первый» охотник, добравшись до гуся, быстро кинул его в лодку и попытался скорее убраться с дороги, но, видя, что мы ему дружно аплодируем, притормозил и в радости поднял руки к небу. Ему тоже улыбнулась удача.
Вернувшись в лагерь, все занялись делом. Часть охотников пошла чистить гусей, Саша с Володей занялись коптильней, а Андрей с Олегом и еще с одним местным парнем Сашей пошли вдоль берега реки в поисках подранков, которые могли утянуть в сторону берега после наших выстрелов.
Трех гусей мы закоптили. Василий наладил мясорубку, мы, вырезав из двух гусей грудки, сделали великолепные котлеты, коих получилось аж две сковородки. А тут Андрей с товарищами принесли еще одного гуся (добитого подранка), так что пришлось доставать третью сковородку. То, что от гусей осталось, тоже не пропало - мы сварили из них отличный суп.
Итак, к прибытию основной группы наших друзей стол был накрыт по самому высшему разряду. Прибыли они только после полудня. Результат у них был такой, какой был у нас до этого всегда, - один гусь на всю команду. Добыл его охотник из московской семерки, который собственно и привез сюда своих товарищей, так сказать их «начальник». Закинув на плечо свой полуавтомат «Браунинг-Голд», он важно прошелся по лагерю, демонстрируя всем свой трофей. Конечно, все его с успехом поздравили. Но тут он обратил внимание на стол, уставленный невиданными блюдами, но, несомненно, приготовленными из сегодняшних трофеев, а его друзья нашли метрах в 50 яму, полную гусиных перьев. И важности у него как не бывало! Мы тут же пригласили всех к столу, и праздник открытия начался! Вот тут-то и произошло самое удивительное. Все дело в том, что лагерь наш был расположен так, что машины и палатки разместились среди прибрежных кустов, к которым примыкало большое, уже давно не паханное и не засеенное поле. И вот как только были произнесены тосты за открытие охоты и за удачу, к нашему столу снижаются пять гусей! Все ближе, ближе, и наконец, они приземляются на поле в 50 метрах от нас! Все сидевшие за столом замерли. Произошла немая сцена: налитые стопки застыли в воздухе, дыхание остановилось. Вся сцена продолжалась не более минуты. Наконец кто-то не выдержал и вдохнул. Гуси плавно поднялись и не спеша, набрав высоту, потянули в сторону разлива.
Долго после этого никто не мог прийти в себя. Но вот «начальник» срывается с лавки и через несколько мгновений возвращается со своим «Браунингом». Кто-то из его друзей прибегает с манком. Андрей вытаскивает из машины гусиные чучела (именно чучела, а не профили) и расставляет их прямо на поле. И кто бы мог подумать, что все это было не напрасно!?
Кто-то в очередной раз произносит тост «За удачу», и тут прямо на наш стол летит гусиная стая! Летит достаточно высоко, чтобы стрелять. Все замирают, «начальник» прыгает со своим «Браунингом» в ближайшие кусты, а его друг начинает работать манком. Гуси делают круг, разворачиваются и... снижаются прямо над столом!
Затаившийся в кустах «начальник» вскакивает во весь рост и четыре раза подряд палит по гусям. Попал! Один гусь чуркой стукается об землю рядом с ним, второй, теряя перья, тянет по наклонной в сторону разлива, и ему удается дотянуть до воды. «Начальник» же появляется во главе стола с гусем над головой. Все аплодируют. После этого счастливчик лезет в машину, и достав оттуда бутылку какой-то особенной водки, пускает ее по кругу. Со звоном стукаются кружки и стопки. У нас сегодня действительно УДАЧА!
Что же случилось с гусями? Видно, их так настегали, что им уже просто надоело летать, и они были готовы сесть куда угодно, лишь бы передохнуть. Охотники во время застолья для них действительно безопасны. Но выходит, что не всегда.
Так что пикник именуемый «Открытие охоты», в этот раз получился незабываемым.

Александр Стефанович 3 сентября 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑