ЛОВЛЯ ШАКЛЕЙ НА ВЯТКЕ

Грот на случай конца света начали строить около Северного полюса норвежские ученые

  Ловлей уклеек (или как вятичи называют ее — шаклеи) я увлекся несколько лет назад, когда яму на Ломихе (р.Вятка у Загарского моста) замыло и крупная рыба-лещ, сопа, густера — там почти перестала клевать. До этого же я занимался ловлей только их. Применял четыре-пять донок-конусов и на обслуживание этих снастей у меня уходило все время. В период интенсивного клева, пока ставил четвертую-пятую донку, на первой уже звонил колокольчик. Приходилось проверять снасти через каждые тридцать минут. Если пропустить это время, то черви, используемые в качестве насадки, уже обычно бывали съеденными рыбьей мелочью и конуса стояли вхолостую. Так что времени на ловлю шаклеи не было совсем. Я даже удочку для этой цели не брал.
Но вот уже года три как клев на Ломихе стал плохим. Колокольчик теперь звонил редко и появилось свободное время, которое нужно было чем-то заполнить. Однажды в период такого бесклевья я, слоняясь по берегу Вятки, обратил внимание на ловившего неподалеку мужчину. Подошел к нему и увидел, что он то и дело таскает удочкой шаклею. Присел рядом с ним и стал наблюдать за процессом лова. Выше того места, где стоял рыбак, у него была брошена верховая кормушка. Он подбрасывал крючок с насадкой к ней и почти сразу следовала поклевка. Мы разговорились и он, видя неподдельный интерес к этому виду ловли, предложил мне порыбачить вместо него. Я охотно согласился и пока он перекуривал и завтракал поймал на его удочку с десяток рыбок.
Неудивительно, что уже в следующий же свой приезд на Ломиху я помимо донок был вооружен удочкой для ловли шаклеи. В том месте, где мне обычно приходилось рыбачить у обрыва, был участок с тихим течением и так называемым “уловом”, т.е. обратным ходом воды. На границу этих двух водных потоков я и бросил верховую кормушку, набитую сухарями. Потом снарядил удочку, насадил опарыша и “процесс пошел”, как говорил один наш известный политический деятель. Шаклея стала клевать без отбоя. Порыбачив так с полчаса, я клал удочку, проверял донки, насаживал свежую приманку, забрасывал конуса вновь и продолжал увлекательную ловлю шаклеи. За полдня такой рыбалки я обычно налавливал около сотни этих голубовато-зеленых со спины и серебристо-белых с брюшка рыбок. Вес их был, конечно, не велик, в среднем, примерно, 10 г. Ну, а в итоге это вытягивало где-то на килограмм.
Чтобы попасть на Ломиху мне приходилось затрачивать на дорогу 2-2,5 часа. Это время слагалось из поездок на двух видах общественного транспорта и полуторачасового пешеходного перехода. Когда это касалось 3-5-килограммового улова лещей и сопы, то затраты такого количества времени и сил можно было считать оправданными. Но ходить так далеко только ради шаклеи казалось бессмысленным. Ее можно было наловить рядом с домом на той же Вятке. И вот, когда ловля донками на Ломихе совсем не стала себя оправдывать, я решил сменить место рыбалки на более близкое и доступное.
И такое место вскоре нашлось. Тоже на Вятке, неподалеку от старого моста через эту реку. Теперь, чтобы попасть на рыбалку, нужно было всего двадцать минут проехать на автобусе, а потом еще такое же время пройти пешком. И ты на месте! И все это — в черте города. Безусловным преимуществом нового места, кроме близости и легкости попадания, было то, что я стал иметь возможность брать с собой на рыбалку внуков: Машу — шести лет и Костю — двенадцати. Наладил три удочки и теперь мы могли рыбачить все вместе. Обычно это происходило так. Выезжали первым шестичасовым автобусом и к семи часам бывали уже на месте. Поднятые с кровати в начале шестого, дети вели себя на рыбалке по-разному. Маша после нескольких забросов, ничего не поймав, оставляла удочку и ложилась спать на прогретый солнцем песок. А потом, проснувшись, развлекала себя как могла. Так в одну из последних поездок она зарыла в песок свою обувь, а когда мы стали собираться домой, нашла лишь одну сандалию. И хотя к поиску ее напарницы были подключены мы с Костей и сосед-рыбак, добираться ей до дома пришлось в одной обутке! Пока в ее активе пойманной рыбы нет.
Костю ловля шаклеи увлекала. Правда, опарышей на крючок насаживал ему я. Но поскольку они держались довольно прочно и менять их после каждой поклевки не приходилось, с этим можно было мириться. Костя вел постоянный учет пойманной им рыбы и всякий раз старался перекрыть свой предыдущий рекорд хоть на несколько шаклеек. Из-за жаркой погоды, установившейся в последние дни, мы рыбачили лишь до 10 часов утра, т.е. всего три часа, и сейчас его рекордный улов за этот небольшой отрезок времени равен 43 уклейкам.
Для ловли шаклеи на новом месте мы выбрали участок реки со сходными, как и на Ломихе, условиями, т.е. со слабым течением. В первые выходы даже не применяли кормушку, но потом, с ухудшением клева, стали использовать и ее. Отчего интенсивность ловли возросла, но стали попадать более мелкие рыбки, часть из которых приходилось даже отпускать обратно в родную стихию — на доращивание! По сравнению с Ломихой, новое место имело и минус — тут совершенно не ловилась чехонь. В то время как на старом — вперемежку с шаклеей попадала и эта верховая рыба. Обычный ее вылов составлял примерно 1 к 10-15 уклейкам.
Лучший клев шаклеи отмечался в установившиеся при антициклоне ясные солнечные дни со стабильным давлением в пределах 743-753 мм ртутного столба. В прошлом году ловить шаклею мы начали 11 июня, в этом — 9 числа того же месяца. Весь июнь и в самые первые числа июля попадалась рыба с икрой и молоками. После последней рыбалки 5 июля с.г. нерестящейся рыбы уже в улове не отмечено.
Река Вятка не относится к числу чистых водоемов, во всяком случае водой из нее, даже кипяченой, мы никогда на рыбалке не пользовались. Не живут сейчас в этих местах и раки, хотя этой весной одного такого бедолагу с единственной клешней как-то поймали рыбаки в сетку. Шаклея тоже предпочитает чистую воду, но выживает и в мутной, благодаря тому, что держится в поверхностных слоях водоема, лучше обогащенных кислородом. Но вот грязная вода, по-видимому, способствует заражению шаклеи лигулезом. Во всяком случае такая рыба встречается. В прошлом году этим гельминтом было заражено 10% пойманной мною рыбы, в этом году — пока только 1%.
В Машины обязанности дома входил учет всей пойманной нами с Костей рыбы. Вся остальная работа ложилась на мои плечи: я ее чистил, жарил и устраивал общий ужин для всей семьи. Хорошо прожаренная шаклея съедалась полностью, кроме голов, которые с большим удовольствием потреблял мой пес — русский охотничий спаниель Чеп. Внутренности рыбы я выкладывал в пакет для выращивания опарышей. Так что производство было безотходным и все были довольны. А у меня к этому были и дополнительные основания, поскольку осуществлялась намеченная мною задача — сделать из внука рыбака.
В переведенной с финского “Книге любителя-рыболова” (М., 1984) отмечена рекордная для этой страны выловленная уклейка весом 100 г! Самая крупная из числа пойманных мною за два последних года уклеек весила 24,5 г и имела длину 118 мм (с хвостом — 143 мм). Так что вятским уклейкам до финских еще расти и расти!

Борис Михайловский 28 августа 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑