Показательная тяга

  Такого раннего открытия весенней охоты в Московской области еще не бывало. Пусть и зима была на редкость короткой, и весеннее тепло пришло раньше обычного, все равно — слишком рано открыли охоту. Обычно для меня окончание сезона подледной рыбалки органично переходило в короткий и столь волнующий период весенней охоты. А тут одно наложилось на другое. 6 апреля, в солнечный и морозный день напоследок вернувшейся зимы, я исправно таскал плотвичек на льду Сенежа. Выход на тягу совсем не вязался с окружающей обстановкой и представлялся как полное недоразумение. Словом, для меня открытие весенней охоты случилось лишь 11 апреля, когда оставалось только четыре дня от разрешенной десятидневки.
Есть у меня дачная избушка в Ступинском районе Подмосковья. К участку близко примыкают неплохие вальдшнепиные угодья, среди которых мною особо отмечены две лесные полянки . 11 апреля приехали мы с сыном на место примерно за час до начала тяги. Надо сказать, что сын к своим 23 годам не пристрастился к охоте, хоть и таскал я его по лесам и водоемам аж с трехлетнего возраста. Но так получилось, что за двадцать лет ни разу не взял его на тягу. Так что в этот выход мне очень хотелось показать сыну эту охоту во всем ее очаровании.
Накануне вернулось тепло. В лесу совсем не было снега, просохла земля, а на освещенных солнцем прогалах дружно зацвели лилово-розовые медуницы. Погода стояла прекрасная. Вечер был тихий и ясный, заливались дрозды, по всем признакам ожидалась неплохая тяга. Оставалось решить, какое из двух намечаемых мест предпочесть. Неподалеку начиналась большая Г-образная сеча, гораздо дальше находилась заболоченная полянка, примыкающая к лесной дороге, поросшая ивняком и ограниченная с одной стороны стеной ельника. На сече я ни разу не стоял, а вот на полянке вальдшнеп тянул как по ниточке, и в хороший вечер на выстрел налетало 3-4 птицы. Времени на раздумья не оставалось, и сын положил конец сомнениям, сказав, что хочет «увидеть процесс».
Итак, повернули в сторону полянки. Торопливого хода туда минут сорок. И вот, изрядно взмокнув, мы на месте. На часах 20.30. Вот-вот начнется тяга. Усадил на зрительское место сына и встал рядом у сросшихся берез. Постепенно стихли дрозды, опустились сумерки. Совсем близко с другой стороны ельника ударил чей-то дуплет, и, набирая высоту, прошла пара кряковых. Вдали с разных сторон прокатилась череда выстрелов, но не слишком часто и недолго. Похоже, тяга в этот вечер была слабой. У нас же вовсе полная тишина, хоть и на проверенном месте. Вот тебе и «показательный процесс». Ушли мы ни с чем.
Следующим утром сын уехал, обещав вернуться за мной в воскресенье. Оставалось три дня охоты. Вечер 12 апреля также был теплый и ясный. Решил сходить на другую знакомую полянку. Идти неблизко — не меньше часа. Около 21 часа дальние редкие выстрелы отметили начало тяги. Дождался первого вальдшнепа и я. Приближающееся со стороны густолесья хорканье мигом вывело из расслабленного состояния. Еще пара секунд, и вальдшнеп будет на верном выстреле. Показавшийся над кромкой густого мельчатника долгоносик перед самой поляной вдруг выдал замысловатый и совсем неожиданный пируэт. Он резко спикировал и исчез за елкой, развернувшись в дальнем конце поляны, пронесся над самой землей и уселся на кочку в семи метрах от меня. Вальдшнеп замер и как-то враз перестал быть объектом охоты. «Неправильного» и сидячего я не стреляю. Разглядывал его несколько секунд, пока он легко и как-то неправдоподобно стремительно взлетел, выровнял полет над ельником, тут же захоркал и скрылся. Этим эпизодом и завершился второй вечер охоты.
Терять было нечего, оставалось проверить ближнюю сечу. В субботу 13 апреля на тягу вышел пораньше, чтобы определиться с новым местом. Несмотря на выходной день, поблизости никто не появился. Сначала встал на углу Г-образной сечи, потом решил перебраться на ее середину. Зона стрельбы там была, безусловно, шире, правда, место совершенно открытое. И как нередко бывает, когда ничего уже не ждешь, вдруг образуется охота. В 20.45 с дальнего конца сечи, ровнехонько посередине, словно по невидимой оси, прямо на меня налетел вальдшнеп. Ничто не мешало стрельбе, и все же вчистую промазал. Вскоре дважды повторилось то же самое. Явно ощущал себя «не в ружье». Такое случалось со мной на открытии сезона после больших перерывов в стрельбе. Пока размышлял, стороной, за пределами разумного выстрела, протянули еще два вальдшнепа. И все же возможность исправиться представилась. В 21.15, когда начало темнеть, так же открыто налетел последний, шестой по счету, вальдшнеп. Видимо, настрела по первым трем мне оказалось достаточно. Бит вальдшнеп был чисто, упал на открытое место. Эту тягу можно было признать для здешних мест очень хорошей, а на фоне двух предыдущих вечеров — и вовсе отличной. Видимо, сейчас вальдшнеп гораздо охотнее тянул на большой сече, чем на лесных полянах.
В последний день охоты, 14 апреля, приехал сын. Сводить его на показательную тягу логично было бы на ту же сечу. Правда, были и сомнения. Не раз случалось на второй день после удачной охоты вставать на прежнее место и оставаться с нулем.
Тем не менее отправились мы на вчерашнее место. Опять вышли пораньше и, как оказалось, не зря. Вчера не было никого, а тут двое охотников уже стояли на просеке перед самой сечей и еще двое нагоняли нас по дороге. Мы свернули на свое место, а эти двое прошли чуть дальше. Сын уселся на большой пень рядом со мной, и «процесс пошел». Солнце скрылось за кромкой старого смешанного леса на краю сечи. Утихли переговаривающиеся соседи. В 20.40 с дальнего конца сечи, точно так же как и вчера, протянул первый вальдшнеп. Острокрылый силуэт на открытом пространстве был виден издалека. Вроде только что был далеко, и вот уже совсем рядом. Внешне плавный и неспешный полет очень быстр — эта обманчивость присуща, пожалуй, только вальдшнепу. После выстрела долгоносик комочком упал в сухую траву. «Есть!» — выдохнул сын, на глазах которого полностью прошло все действо. К счастью, вальдшнеп был бит чисто и трепыхнулся всего раз, пока мы подбегали к нему. Я сам очень не люблю добивать подранка, а портить этим первое впечатление сыну тем более не хотелось.
Сразу же зашевелился, нервно затрещал в кустах ближний сосед, явно приближаясь к нам. «Подползает..,» -тут же отреагировал сын. Но в этот момент один за другим вальдшнепы потянули со стороны соседей. Загремела беспорядочная стрельба — дальний сосед палил из автомата буквально очередями. Один ошалевший вальдшнеп, виляя, долетел-таки до нас, но и мой дуплет не достиг цели. Последний в этот вечер вальдшнеп тоже протянул от соседей, правда, в стороне от них. На меня он налетел почти в штык, но после выстрела, падая по дуге, воткнулся в соседнюю кочку, при этом даже не шелохнувшись.
Всех добытых вальдшнепов стрелял патронами своей зарядки с дробью №6, вместо обычно применяемой семерки. В целом получилось неплохо, подранков не было. В общем, тяга удалась, показал сыну «процесс» в полной мере. Даже соседи особо не помешали, хотя пару-тройку тянувших в мою сторону вальдшнепов они перехватили.
Еще не стемнело, когда мы по снежнику, сохранившемуся вдоль края сечи на границе старого леса, выбрались на дорогу. «На следующий год опять пойдем сюда на тягу», — как о твердо решенном деле заявил сын.

Рифат Кулхаметьев 25 июля 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑