Александр Благов: “Больше, чем в Москве оружия нигде не зарегистрировано”

На днях охотники получили уникальную возможность пообщаться с начальником Управления по лицензионно-разрешительной работе и контролю за частной детективной и охранной деятельностью ГУВД Москвы Александром БЛАГОВЫМ.
4 июня на прямой линии в редакции газеты “Московский комсомолец” он ответил на вопросы читателей редакции “Охотничьи издания”, посвященные обороту оружия в нашей стране.
“РОГ” благодарит коллег из “МК”, любезно предоставивших в наше распоряжение текст этой беседы

— Сколько стволов нарезного и гладкоствольного оружия и спецсредств на руках в Москве и области?
— В Москве на сегодняшний день 386 тысяч человек владеют оружием. Самого оружия несколько больше — 433 тысячи единиц, у некоторых по нескольку единиц зарегистрировано. Могу точнее сказать по видам оружия. Газового оружия — 180 тысяч, гладкоствольного охотничьего — 223 тысячи и 28 тысяч нарезного охотничьего оружия.
— Это больше, чем в других регионах?
— Да. Больше, чем в Москве, оружия нигде не зарегистрировано. Это достаточно большие цифры. Ни в одном регионе России такого количества оружия нет. Но, наверное, это и справедливо, ведь численность населения у нас в городе тоже большая — более 8 миллионов.

— Я пенсионер, офицер запаса. Живу в Москве, а дом на Украине, на лето постоянно уезжаю туда отдыхать. Как мне получить разрешение на провоз ружья?
— Вы должны оформить разрешение на право вывоза оружия у нас в управлении по адресу: улица Щепкина, 20. Вам нужно предъявить разрешение на оружие и приглашение на охоту, которое вам должна дать принимающая украинская охотничья организация, написать заявление и заплатить небольшую госпошлину. На основании этих документов мы выдадим вам разрешение на вывоз и обратный ввоз оружия.

— Звонит Михаил Васильевич. Москва, Восточный округ. У меня почти 20 лет охотничье ружье, никаких замечаний не было. В феврале очередная перерегистрация. Я сдал документы и до сих пор не могу получить новые. Хотел бы узнать, установлены ли какие-то сроки на оформление документов и что мне теперь делать?
— Оставьте ваши данные, пожалуйста. Здесь, по-видимому, недоработка сотрудников нашей службы. Вам перезвонят, и вопрос будет снят.

— Меня зовут Сергей, из Москвы. Милиция отказывает в выдаче или продлении разрешения на оружие на основании утери паспорта?
— Это не основание для отказа в выдаче лицензии или любых иных действий с оружием. Нами учитывается правонарушение, выразившееся в умышленной порче паспорта.

— Скоро вступит в действие новый Кодекс об административных правонарушениях. Будут ли по новому КоАП за утерю паспорта или, к примеру, за нарушение ПДД лишать оружия?
— Нет, не будут. В соответствии с Законом “Об оружии” мы отказываем в лицензии или разрешении на оружие гражданам РФ, совершившим повторно в течение года административное правонарушение против порядка управления (все статьи главы 19 нового КоАП) или посягающим на общественный порядок или общественную безопасность (все статьи главы 20 нового КоАП). Кроме того, статьями 20.8, 20.10, 20.12, 20.13 и 20.14 предусмотрена ответственность в виде возмездного изъятия или конфискации оружия за однократно совершенное правонарушение. Вопрос об изъятии решается судом.
— А если сейчас за утерю паспорта отказали в выдаче разрешения. Куда мне обращаться? Я проживаю в Зеленограде.
— Вы обратитесь в ОВД Зеленограда к начальнику Отдела лицензионно-разрешительной работы Сергееву Сергею Олеговичу. И запишите мой телефон. В случае если ваш вопрос не будет решен, вы мне перезвоните.
— В милиции еще требуют сдавать отпечатки пальцев. Насколько это законно?
— Категорически незаконно. Оставьте свои координаты. Мы разберемся. Все требования, которые вы перечислили, законом не предусмотрены.

— В 50-х годах гладкоствольное охотничье оружие не подлежало регистрации. Кроме того, его еще и по почте можно было пересылать. Хотя, казалось бы, режим в то время был куда строже нынешнего...
— Действительно, было время, когда гладкоствольное охотничье оружие не регистрировалось. Потом правительство приняло специальное постановление по этому вопросу, и с начала 70-х годов это оружие начало регистрироваться в органах внутренних дел. Сегодня, наверное, это оправданно. Все-таки обстановка в стране не очень спокойная. Разрешить его в свободную продажу сейчас, по-моему, преждевременно.
— Но так оно же охотничье.
— К сожалению, охотничье оружие тоже используется при совершении преступлений. Впрочем, если будет принято соответствующее законодательное решение, мы будем действовать по-иному. Мы — исполнительный орган, мы делаем то, что нам предписано законом.

— Охотник с 28-летним стажем из Владимирской области. За 28 лет я не совершил ни одного правонарушения. А даже наоборот — помогал и помогаю ловить браконьеров. Почему я должен каждые пять лет перерегистрироваться? Чтобы собрать все эти справки, мне приходится очень далеко ездить. Кто это придумал и почему именно пять лет?
— Придумали законодатели. Точнее, Государственная дума, которая принимала Закон “Об оружии”. Они учли все предложения — и Минздрава, и МВД.
— А при чем здесь, скажем, давление?
— По моим сведениям, давление не учитывается.
— Зачем тогда проходить всех этих врачей?
— Дело в том, что есть определенный перечень заболеваний, наличие которых не позволяет гражданину получать разрешение или лицензию. Форма справки 046 определена Минздравом. Поэтому сказать что-то другое я не могу.
— Ну а если у дедушки какого-нибудь слух не очень хороший, что же ему — теперь на охоту не ходить?
— Для охоты требуется прежде всего острота зрения — вот это действительно важно. Возьмите постановление правительства и Закон “Об оружии”. Там об этом четко сказано. Есть перечень болезней, которые не позволяют гражданину иметь лицензию или разрешение. Давления и слуха в нем нет.
— Но специалисты-то эти есть. И я сижу к ним в райцентре в огромных очередях.
— Это вопрос к Минздраву. Лицензия на оружие не выдается при наличии у гражданина хронических и затяжных психических расстройств с тяжкими, стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями, больным алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией, имеющим остроту зрения с коррекцией ниже 0,5 на одном глазу, ниже 0,2 на другом. Или 0,7 на одном глазу при отсутствии зрения на другом.

— Андрей из Москвы. Насколько надежно осуществляется контроль за оружием, которое находится на руках? Ведь известны такие случаи, когда оружие долгие годы не перерегистрируется и вообще выпадает из поля зрения милиции.
— Такое бывает, к сожалению. В настоящее время практически 90% оружия, зарегистрированного в Москве, находится у нас в компьютерной базе данных, и поэтому таких случаев все меньше и меньше. Но со старым оружием, годов 70-х, такое может произойти. Мы стараемся это оружие легализовать. Если владелец приходит и говорит, что ему осталось оружие от дедушки, от отца, что давно не регистрировалось, мы проводим соответствующую проверку и стараемся его зарегистрировать. Не изъять, а зарегистрировать! Сейчас мы не стремимся к тому, чтобы его обязательно изъять и уничтожить. Это делается в исключительных случаях. Если оружие сертифицировано, не находится в розыске, не применялось при совершении преступления, мы, как правило, его легализуем.

— Вас беспокоит Римма из Москвы. Не считаете ли вы, что уголовное наказание за хранение оружия, а тем более боеприпасов — устаревшее явление? Ведь в конце концов оружием может быть любой предмет — от утюга до вилки.
— Статья 222 Уголовного кодекса предполагает определенные виды оружия. Там нет ни утюга, ни вилки, речь идет об огнестрельном и холодном оружии. Все изъятое оружие, в том числе и холодное, которое труднее отличить — оружие это или все-таки предмет хозяйственно-бытового назначения, — забирается на экспертизу. А эксперт дает заключение. И только после этого решается вопрос: привлекать человека к уголовной ответственности или нет.

— Александр Дмитриевич, помогите, пожалуйста, разобраться с холодным оружием. Сейчас магазины завалены самыми разными ножами. Часть из них считается охотничьим оружием и продается по разрешениям. А часть практически точно таких же ножей сертифицирована как туристские или хозяйственно-бытовые инструменты и продается без всяких разрешений. Как должна действовать милиция, если обнаружит у меня такой внушительный хозяйственно-бытовой нож? И как действовать мне, чтобы избежать неприятностей?
— Я понял вас. Если вы с собой носите такой нож, то милиция может вас задержать с этим ножом и провести проверку. Но никакая экспертиза никогда не подтвердит, что это холодное оружие, поскольку этот ваш нож был сертифицирован как предмет хозяйственного назначения. Я же советую вам для собственного успокоения просить в магазине сертификат госстандарта на покупаемый нож.
— А это поможет?
— Во всяком случае, это ускорит процесс разбирательства. И потом, я не думаю, что вы испытываете необходимость постоянно ходить с ножом.
— Нет, он нужен только на охоте или рыбалке.
— Вы владелец огнестрельного оружия?
— Да. Охотничьего.
— Вы имеете полное право носить на охоте любой нож, любое холодное оружие, если у вас будет с собой разрешение на огнестрельное охотничье оружие. В законе так прямо и сказано: владелец огнестрельного охотничьего оружия имеет право приобретать холодное оружие, носить его, находясь на охоте, и хранить.

— Во всем мире охотятся с луками и арбалетами. А у нас нет...
— Правила охоты у нас, в России, действительно запрещают охоту с луками, арбалетами, то есть с метательным оружием. Это в правилах охоты четко оговорено. Приобретать такое оружие можно, но только для использования на спортивных объектах. Гражданин как частное лицо приобрести его не имеет права. А вот спортивные организации луки и арбалеты приобретают, и мы это оружие регистрируем. И члены этих спорторганизаций используют его на спортивных объектах.
— А как вы сами относитесь к охоте с луками и арбалетами?
— Считаю, что это интересно.

— Вас беспокоит Григорий. С чем связаны большие очереди за получением лицензий на нарезное оружие? Сотрудников не хватает?
— Ваши сведения уже порядком устарели. Дело в том, что осенью прошлого года мы добавили 218 человек на город специально для организации групп разрешительной работы в отделах внутренних дел по месту жительства граждан. И делегировали туда полномочия по выдаче лицензий и разрешений на гладкоствольное и газовое оружие. По нашим сведениям (мы совсем недавно проверяли организацию работы этих групп), там очередей нет. У нас расчетная максимальная нагрузка на сотрудника этой группы — примерно 10—15 человек в день. При такой нагрузке наши сотрудники проводят прием населения, не создавая очередей.
А лицензии на нарезное оружие теперь получают в Управлении ВД своего округа, а не как раньше — в Управлении ЛРР, куда обращалась вся Москва. Вот тогда действительно были очереди.

— Александр Дмитриевич, объясните, пожалуйста: чтобы получить разрешение на нарезное оружие, требуется пять лет иметь разрешение на гладкоствольное. Откуда взялась эта цифра? Тем более что в ближнем бою (если это как-то связано с криминалом) гладкостволка намного эффективнее. Особенно если она заряжена картечью...
— Эту цифру установили законодатели по предложению всех организаций, которые были задействованы в подготовке Закона “Об оружии”, в том числе и Комитета по законодательству Госдумы. Я считаю, что это не совсем правильно. Сейчас стоит вопрос о том, чтобы снизить этот срок до трех лет.
Лично мне кажется, что снижение срока должно происходить одновременно с повышением требований к желающим приобрести нарезное оружие. Может быть, стоит ввести какое-то особое обучение, предложить человеку, чтобы он сдал практически стрельбы из нарезного оружия, выдержал экзамен по устройству этого оружия. А срок надо снизить либо совсем убрать.

— Александр из Красногорского района Подмосковья. Как вы думаете, будет ли у нас такое время, когда обыкновенный человек сможет иметь боевое оружие, хотя бы с резиновыми пулями типа “Оса”, а не только газовое или гладкоствольное?
— Знаете, я бы хотел, чтобы у нас скорее наступило время, когда любой гражданин вообще не захочет иметь оружия для самообороны, потому что будет твердо уверен, что никто на него не нападет и он в совершенной безопасности. Ну а на самом деле мы все-таки не сторонники вооружения людей. Мы сторонники того, чтобы силы правопорядка добились такого низкого уровня преступности, при котором человек не боялся бы выходить на улицу.

— Вас беспокоит Дмитрий. Мой брат хочет приобрести “Осу”, но у него в 84-м году был условный срок (1 год) за холодное оружие. Он имеет право сейчас приобрести “Осу”?
— Если судимость погашена — да.
— А когда она считается погашенной?
— Значит, 85-й год плюс три года прибавьте — в 88-м судимость погасла. Законом приобретение оружия ему дозволено.
— И охотничьего тоже?
— Любого оружия, которое у нас разрешается приобретать по Закону “Об оружии”.

— Нужно ли разрешение на пневматический пистолет?
— Нет. Есть категория пневматического оружия, которая относится к охотничьему оружию, — это винтовки с дульной энергией более 7,5 Дж. Вот на них требуется разрешение. А вы, по всей видимости, ведете разговор о тех пневматических пистолетах, которые продаются сейчас в магазинах. На них получать разрешения не надо.

— Муж жалуется, что получить лицензию легче, чем от нее потом отказаться. У него помповое ружье, он им не пользуется, а деньги за продление лицензии платить не хочет.
— Госпошлина за продление стоит всего 10 рублей. На 5 лет.

— Меня зовут Ерошкин Леонид. Как приобрести боевое оружие для самообороны?
— Вы можете приобрести только разрешенные виды оружия, предусмотренные Законом “Об оружии”. Например, газовый пистолет, аэрозольное устройство, бесствольное оружие.
— Мне нужно не пугать, а именно для самообороны.
— Тогда купите гладкоствольное охотничье ружье. Есть укороченные виды, которые сконструированы специально для самообороны. А боевой пистолет вы не купите, он просто не продается. На законных основаниях, во всяком случае, вы его не купите. Он не разрешен к приобретению гражданам России.
— То есть я не могу заниматься самообороной?
— Можете, но с использованием только разрешенных видов оружия.

— Сейчас в Госдуме стоит вопрос о дискриминации сексуальных меньшинств. Если этот закон примут, будет ли это меньшинство иметь право владеть оружием?
— Знаете, я как-то на эту тему не задумывался... Пока закон не принят, насколько мне известно. Как будет принят, так и будем думать.
— Лишат ли охотников нетрадиционной ориентации права на охоту?
— Нет. В настоящее время Законом “Об оружии” это не определено. И вообще, я не вижу никакой связи между занятием охотой и сексуальной ориентацией охотников.

— Это Александр из Москвы беспокоит. Можно ли на законных основаниях приобретать холодное оружие, допустим, сабли, шашки, штыки?
— Можно.
— И нужно ли его регистрировать?
— Его надо обязательно регистрировать. Но в данном случае человек будет выступать уже в качестве коллекционера. Поэтому вы должны у нас в Управлении по лицензионно-разрешительной работе города Москвы оформить лицензию на коллекционирование. Наш адрес: ул. Щепкина, 20.
— А если я у частного лица покупаю, нужно ли регистрировать договор у нотариуса?
— Не обязательно. Главное, чтобы вы уведомили, что у вас в коллекции появился новый экземпляр, который мы должны внести в список приложения к лицензии на коллекционирование.
— Хранить холодное оружие следует обязательно в затупленном состоянии?
— Нет. Единственное условие — должны быть металлический сейф для его хранения и наличие сигнализации, то есть договор с вневедомственной охраной на охрану квартиры.

Владимир Кричевский 19 июня 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑