В ожидании зверя

Билан на своей премьере чуть не потерял голос

Зимой 1994 года, первый раз за 5 лет охоты с норными собаками, удалось найти и добыть двух лисиц с норы, причем дважды за один месяц. Кто-то может сказать: «Ерунда! Это обычное дело». Я соглашусь. Так скажу сейчас и я.

И тогда меня переполняла радость постижения каких-то скрытых для общей массы бессобачных охотников тайн и секретов охоты с норными собаками. Может быть, это удивительно — радоваться именно этой охоте, именно этим трофеям. А я радуюсь, мне очень приятно вспоминать, читая страницы дневника, и не комплексовать по поводу сильных эмоций от таких трофеев.
По снегу легче определить, посещается ли нора зверем, а то и точно сказать, в норе зверь или нет. На этот вершок овражка я вышел около 12 часов дня. До этого я уже проверил около десятка нор и нигде зверя не застал. Вокруг овражка поле со стерней, не вспаханное после уборки ячменя, поле с крупной пахотой, прекрасное место для лежки зайцев. Хотелось очень отдуплетиться по русаку и сказать себе: «Охота состоялась!»
Перехожу в очередной раз овражек, и мое внимание привлекает знакомое изменение рельефа — небольшой бугорок снега, усыпанный песком, когда лисица или собака отряхивается после выхода из норы. О расположении здесь лисьих нор я не знал, так как не приходилось здесь еще охотиться. Со мной были мой пятилетний кобель и шестимесячная сучонка, гладкошерстные фокстерьеры. Кобель раньше меня обнаружил нору и сразу понорился. Прослушивая отнорок, я слышу голос собаки, работающей по зверю. Строения норы я не знал. Окинув взглядом все вокруг, определил место для стрельбы сверху над отнорком. Быстро поднялся на верх овражка, расчистил место для стрельбы от снега под ногами и приготовился ждать. Все внимание я сосредоточил на том отнорке, куда понорился кобель.
Я не сказал, что это было 4 января. День был морозный и солнечный. Солнце светило очень ярко. Очень характерный день для января.
Лисица выскочила откуда-то справа. Для меня это было очень неожиданно. Лисица рванула вниз по склону и в мгновение оказалась на другой стороне овражка, расстояние для выстреле максимальное, много больше 30 метров. Трофей я не упустил благодаря только патронам — в стволах заряжены были патроны с дробью N№ 000, запрессованные звездочкой и плюс запаянные сверху раскаленной шляпкой гвоздя. Патроны заряжал сам.
После выстрелов вышел кобель из того отнорка, куда норился, и жадно начал трепать лисицу. Я забрал лисицу у кобеля и подвязал его. Меня очень удивило, как быстро вышла лисица. Нора вырыта на южном склоне овражка. Один отнорок ближе ко дну, а второй, откуда вылетела лисица, у самого верха. Если стоять наверху, то высота склона не больше 5 метров. Вот верхнего отнорка я сразу не заметил. Отверстие отнорка сливается с местностью, видимо, этот отнорок используется как запасной. В голове пронеслась мысль: «Была бы нора в форме трубы, здесь можно молодняк натаскивать».
Идти обратно чуть меньше 10 километров. Отошел от норы, снял шкурку, чтобы не нести тяжелый трофей так далеко домой. Вернулся на нору, почему — сам не могу объяснить, может, как бы снова пережить прошедшее. Кобель был отвязан, а сучонка все время крутилась под ногами. Кобель снова проверяет нижний отнорок и норится. Послушав отнорок, понимаю, что собака работает. Именно этой собаке я верю, пустобрехства за ним не замечалось. Я становлюсь на то место, откуда стрелял по прежней лисице, и чего-то жду. Сам думаю: «Я уже здесь добыл лисицу, снимал шкурку недалеко от норы, времени прошло около часа, если бы заходила с поля, увидел бы, тогда по ком работает собака?» Ругаю себя, что не подошел к норе с подвязанной собакой, теперь заторчишь здесь дотемна. Я ошибся.
По голосу слышно: кобель перемещается по норе как бы вдоль склона и приближается к верхнему отнорку. Я понимаю, что зверю некуда деваться. У кого как, а у меня сердце начало колотиться в усиленном ритме, по всему телу дрожь. Ожидание зверя, как ни странно, эмоционально сильнее, чем появление самого зверя.
Лисовин выскочил, как и первая лисичка, только уходил уже по днищу овражка. Остановить смог только вторым выстрелом. По дороге домой не смог найти объяснения, почему не вышли сразу две лисицы, тем более что нора, получается, имеет, скорей всего, под землей форму трубы. Это и удивительно, и интересно.
Тогда же я решил проверить эту нору еще раз через неделю. Однако снова удалось попасть только через три недели на ту нору.
24 января 1994 года. Удивительно, но погода была в тот день точно, как три недели назад.
Ночью мороз до -15. Утром посмотрел на термометр -10. Из дома вышел после 9 часов. Для проверки нор самое лучшее время. Небо чистое, ярко-синее. День будет солнечный.
Только с возрастом начинаешь задумываться и больше наблюдать. Тогда, признаюсь, я только слышал «Крещенские морозы», «Крещение», «Рождество», и когда все это проходило во времени — не имело значения. Может, это недостаток воспитания, а может, время было такое. Только недавно прочитал, что на Руси была примета: «Охотнику нельзя охотиться с Рождества до Крещенья — может случиться несчастье». Тогда я не знал этого, и желание дать работу собакам в последние дни охоты выгоняло на охоту в любой свободный день.
По дороге, за поселком на огородах, промазал по зайцу. Сильно не расстроился: сбил бы, пришлось носить целый день, а так лишний выводок зайчат появится в округе в следующем году.
К норе решил дойти по асфальтовой дороге, что ведет в соседнее село. Так я сэкономил силы и себе, и собакам. Лыж пока нет, все пешком.
Этот раз со мной был снова мой пятилетний кобель и трехлетняя сучонка. Подхожу к норе. Вокруг отнорка все в следах лисиц, все «подходящие» бугорки и кусты травы помечены самцами. Сразу стал на место, откуда стрелял прошлый раз. Пока снимал ошейник с кобеля, сучонка спустилась к нижнему отнорку и понорилась. Про себя ругаюсь, что работать в норе будут две собаки, но кобеля отпускаю. Он норится сразу.
В стволах дробь N№1 и N№ 0. Стою, прошли мгновения, внимание напряжено. С верхнего отнорка показывается голова лисицы, я дернулся вскидывая ружье, лисица резко скрывается обратно в нору. Думаю: «Все пропало! И собакам достанется, и сам успею замерзнуть! Идиот, куда спешил!» Только подумал — выскакивает лисица и уходит к нижнему отнорку, то есть обратно в нору. Пока вскидываю ружье, веду лисицу, следом за первой из верхнего отнорка выскакивает вторая лисица. Первым выстрелом сбиваю первую лисицу, вторым выстрелом по второй лисице не попал. Сначала казалось — промах. На деле я стрелял по траектории движения первой лисицы, а вторая ведь бежала чуть ниже первой. Вторая лисица не пошла, как чаще бывает, прочь от норы, а понорилась через нижний отнорок в ту же нору.
Выскочили собаки, и давай отрываться на лисовине. Я боюсь отойти от места, вдруг вторая выйдет. Меня немного колотит, не верю в происходящее, будто все это или во сне, или не со мной. Понимаю, что надо направить кобеля в нору, а они с сучонкой челюсти разминают на лисице. Решаюсь: быстро спустился вниз, отнял кобеля от лисицы и пытаюсь послать его опять в нору, в нижний отнорок. Он вырвался из рук, и снова к лисице. Я бросаюсь за ним и со второго раза силой заталкиваю в отнорок. Он сопротивляется вначале, а потом все понял. Сразу отнимаю сучонку от лисы, пытаюсь направить уже ее в нижний отнорок, она не идет. Я к верхнему отнорку. Слышно, как кобель работает. Сучонка норится, возможно, на голос. Быстро взбегаю на верх оврага и жду. Несколько минут слышно, что собаки работают, а потом все стихло. Прислушался, слышны только хрипы. Очень знакомый звук, вспоминаю: так хрипит сучонка, когда берет зверя.
Немного позже из верхнего отнорка показывается хвост, затем задние конечности, и сучка пытается что-то вытащить или ей тяжело вылезти из отнорка. Ничего понять не могу Спустился к отнорку, смотрю сучонка тянет лисицу за заднюю лапу. Пришлось помочь собаке вытащить лисицу. Оказалось еще, что лисицу за горло держал кобель. Возможно, он взял ее уже на выходе из норы, иначе сучонка не потянула бы и собаку, и лисицу.
Такую картину я видел впервые: кобель держит лисовина за горло, сучка за заднюю лапу. Лисовин оказался без хвоста, возможно, уже был под собаками. Потерял он его явно не сегодня. Культя хвоста хорошо заросла. Не было ни свежей раны, ни потертости.
Две практически одинаковые охоты с интервалом в три недели. Возможно, случайность, а может, просто везение. В то время меня и радовал, и интересовал результат — трофеи, добытые со своими собаками. Сказать, что дневник велся систематически и постоянно, я не могу. Только та охота вызвала столько эмоций, ранее мной не испытанных, что я не смог не оставить где-то этих переживаний.

Вадим Гладких 24 апреля 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑