Маршал Г.К. Жуков: "Я страстно люблю охоту"

бывшего мужа разыскивает

  Поля, березовые колки, большие массивы смешанного леса, речушки, озера. Красива, приветлива природа в угодьях Лотошинского охотхозяйства Военно-охотничьего общества. Основанное вскоре после окончания Великой Отечественной войны, оно за минувшие годы подарило немало счастливых мгновений многим тысячам охотников. Были среди них и прославленные военачальники, другие известные всей стране люди. Е.В.Николаев, работающий здесь егерем более сорока лет, может часами рассказывать об охотах с ними.

     — Он помнит не только, например, о том, кто с каким оружием приезжал, но и «норму» спиртного каждого после удачного выстрела, — шутит начальник хозяйства Михаил Маклахов. — А вообще сорок с лишним лет егерем — не шутка. Я бы за это орден давал. Тем более что Евгений Васильевич и сегодня все делает наравне с другими.
     ... Северная часть Лотошинского района Подмосковья. Старинное село Савостино. Небольшой деревянный дом со всеми атрибутами крестьянской усадьбы — помещением для скота и птицы, дровяником, будкой для собаки, рубленой баней в огороде. Здесь, в отцовском доме родился и вырос Евгений Васильевич, здесь они с супругой Марией Григорьевной вырастили двоих сыновей. Здесь в летнюю пору познают сельскую жизнь их внуки. А сыновья улетели из родного гнезда, правда, недалеко. Старший, Слава, живет в Красногорске, младший, Владимир, — в Лотошине. Оба в отца — охотники и рыбаки. А самого Евгения Васильевича к охоте тоже приобщил отец Василий Николаевич, известный в округе бондарь, ныне, к сожалению, покойный.
     Дело было к вечеру, поэтому глава семьи оказался дома. Со слов Маклахова я знал, что Николаев водил на тетеревиный ток прославленного полководца Маршала Советского Союза Г.К.Жукова. Прошу ветерана рассказать об этой охоте.
     — Да тут вроде и говорить не о чем, — отвечает Николаев, — на току ведь известное дело: вот твой шалаш, вот сектор обстрела...
     Чувствовалось, Евгений Васильевич из тех людей, которого не сразу «разговоришь».
     Спрашиваю: «А можно показать то место, где был ток?». Николаев пожимает плечами: мол, если есть желание, — пожалуйста.
     Около десяти километров до центральной усадьбы ехали на машине, а дальше километра полтора пешком.
     — Вот здесь был шалаш Георгия Константиновича, — показывает Николаев в сторону небольшого выступа на опушке леса. — А вот там, правее, у кустов — шалаш его водителя.
     В эти минуты Евгений Васильевич всем своим существом был, несомненно, во власти дорогих сердцу воспоминаний. Похоже, он настроился на разговор. Но прежде чем воспроизвести его рассказ, вспомним обстановку, которая существовала в то время вокруг личности Г.К.Жукова. Прославленный полководец, ставший жертвой дворцовых интриг, был в опале. В верхах отношение к нему было весьма прохладное. Но для абсолютного большинства народа Георгий Константинович оставался легендарным Маршалом Победы, национальным героем. Это проявилось и во время его поездки в Лотошинское охотхозяйство.
     Вот что, в частности, рассказал Е.В.Николаев:
     «... Было это в конце апреля 1963 года. Хозяйством руководил тогда Сергей Васильевич Дубакин. Как-то вызывает он меня и говорит:
     — Завтра приезжает к нам маршал Жуков, на тебя возлагается боевая задача — сводить его на тетеревиный ток...
     Мое состояние после разговора с начальником представить, думаю, нетрудно. С одной стороны, лестно, конечно, было сознавать, что мне поручили такое ответственное и почетное дело. С другой — немного побаивался: а вдруг охота не заладится. Да и вообще...
     Георгий Константинович приехал во второй половине следующего дня. С ним был только один водитель, наверное, он же и охранник. Марку машины точно не помню, кажется, это была «Волга» ГАЗ-21. Встретивший Г.К.Жукова начальник хозяйства обратился к нему по-уставному: «Товарищ Маршал Советского Союза...» Гость остановил Сергея Васильевича, протянул руку, представился: «Георгий Константинович». В течение двух дней его пребывания у нас мы так к нему и обращались.
     Дубакин пригласил маршала в гостиницу. Выглядела она, разумеется, скромнее, чем нынешняя. Кстати, этот небольшой деревянный дом сохранился. Сейчас в нем живет семья сотрудника хозяйства.
     Георгий Константинович разместился в одной комнате, водитель — в другой. Ужинать еще было рано, но все собрались в столовой, наиболее просторном помещении. Сергей Васильевич коротко рассказал об истории хозяйства, созданного в 1946 году, о достопримечательностях Лотошинского района. С большим интересом гость воспринял, в частности, информацию о происхождении названия районного центра, которое, согласно преданиям, связано со словом «лотошить» — торговать с лотков. В старину Лотошино было торговым центром довольно большой территории.
     Маршал тепло отозвался о природе района, подчеркнув, что она напоминает ему родные края в Калужской области.
     Большое внимание в разговоре было уделено событиям, происходившим на лотошинской земле на начальном этапе Великой Отечественной войны. Территория района была полностью оккупирована гитлеровцами. За ее освобождение отдали свои жизни тысячи воинов армий Западного фронта, которым командовал Г.К.Жуков. В районе более 60 братских могил и захоронений советских воинов.
     Георгий Константинович не говорил, был ли он в этих местах в ту грозную пору. Скорее всего они ему знакомы. Не исключено, что поездка в наше хозяйство было продиктована в первую очередь желанием посетить дорогие его сердцу места.
     Утром, примерно за час до рассвета, я пришел в гостиницу. Георгий Константинович и его напарник были уже на ногах. До тока на лесной поляне нам предстояло пройти километра полтора. Я шел впереди, маршал за мной, за ним — водитель. Учитывая возраст Жукова, темп ходьбы я выбрал средний. И должен сказать, Георгий Константинович шел без напряжения, не отставая ни на шаг.
     Накануне я соорудил на токовище два шалаша. Старался, конечно, чтобы они естественно вписывались в пейзаж и были не слишком тесными, удобными для стрельбы. Терзался сомнениями: какой предложить маршалу. Хотелось, конечно, чтобы он не остался без трофея. В конце концов остановился на ближнем по маршруту движения. Водителя посадил в другой, удаленный от первого метров на двести. А сам ушел в лес, чтобы не мешать охотникам.
     Утро выдалось чудесное — теплое, безветренное. Вскоре после восхода солнца я услышал доносящееся со стороны тока «чуфырканье» петухов, а затем два выстрела с небольшим интервалом. По громкости звуков выстрелов нетрудно было определить, что стрелял водитель, сидевший в ближнем ко мне шалаше. Я все ждал, когда же «заговорит» ружье маршала. Кстати, ружье у него было замечательное — фирмы «Голланд-Голланд». Он называл руководителя одного из союзных государств, который подарил ему это ружье. Но не помню, кто это был.
     Время шло, но выстрелов больше не последовало. Мое предположение оказалось верным. Водитель взял двух петухов, а Георгию Константиновичу выстрелить не пришлось. Чувство досады в подобных ситуациях у охотника неизбежно. Но в данном случае этого не было заметно. Жуков поздравил напарника с удачей, взял одного из косачей и откровенно полюбовался им, держа на вытянутой руке. И сказал, что получил истинное удовольствие, наблюдая, как слетались петухи на поле боя, как сходились в поединках.
     На обратном пути мы присели отдохнуть на упавшее дерево. Георгий Константинович спросил: откуда я родом, почему выбрал профессию егеря. Я рассказал свою родословную, сказал, что ружье, одностволку, отец купил мне в двенадцать лет. О профессии егеря я, конечно, в молодости не думал. Но когда предложили работать в охотхозяйстве, согласился без колебаний.
     Строгое лицо маршала озарилось улыбкой. Он сказал, что к охоте тоже приобщился с детства, только первым учителем по этой части был не отец, а дядя.
     На следующее утро я предложил охотникам поменяться шалашами. Георгий Константинович, поняв смысл моего предложения, воспринял его без энтузиазма. Но напарник маршала поддержал меня, и замена состоялась. Можете представить мое состояние после первого выстрела, который на этот раз донесся из дальнего скрадка. Я ругал себя последними словами за затею с шалашами. Но вот наконец доносится звук выстрела из ближнего скрадка. Он был единственным. Но, как потом оказалось, удачным — Георгий Константинович взял краснобрового красавца. Рассматривая трофей, он не скрывал радости. Но чувство это выражалось в свойственной ему сдержанной манере.
     Перед отъездом маршал сказал, что хозяйство ему понравилось, поблагодарил за гостеприимство, выразил надежду, что, возможно, ему доведется еще побывать у нас. К сожалению, нам больше не пришлось принимать легендарного полководца».
     Е.В.Николаев рассказал также о приезде в хозяйство Ю.А.Гагарина. На глухариный ток он ходил, правда, с другим егерем. Николаеву запомнился такой эпизод. Перед отъездом Юрия Алексеевича начальник хозяйства обратился к космонавту номер один с таким вопросом: не будет ли с его стороны возражений, если на домике, где он останавливался, установить мемориальную доску с соответствующим текстом.
     Юрий Алексеевич сказал с улыбкой: «Этого не надо делать. Я бы предложил со временем установить памятник егерю, который сохранит последнего глухаря».
     Вот я еще о чем вспомнил, — сказал Николаев перед расставанием. — Вы видели памятник — «тридцатьчетверку» на пьедестале — у поворота в нашу усадьбу с основной магистрали? Георгий Константинович останавливался возле него. Долго стоял, склонив голову.
     Мимо этого величественного памятника грех проехать без остановки. Я сфотографировал его. Глядя на него, мысленно вижу рядом великого полководца.
     Вернувшись из Лотошинского хозяйства, взял с полки мемуары Георгия Константиновича. И уже в первой главе «Детство и юность» прочитал проникновенные строки:
     «Прохор (брат крестной матери Г.К.Жукова.— авт.) часто брал меня с собой. Охота доставляла мне огромное удовольствие. Особенно я радовался, когда он убивал зайца из-под моего загона. За уткой мы ходили на Огублянку или на озеро. Обычно Прохор стрелял без промаха. В мою обязанность входило доставать из воды уток».
     «Я и до сего времени страстно люблю охоту, — пишет далее Жуков. — Возможно, что любовь к ней привил мне в детские годы Прохор».
     Тешу себя мыслью, что в признании Георгия Константиновича о страстной любви к охоте воплотились и его впечатления от поездки в Лотошинское хозяйство, от той охоты на тетеревином току.
     И еще думаю вот о чем. Окажись прославленный полководец в этом хозяйстве в наши дни, Евгению Васильевичу и его товарищам не пришлось бы краснеть перед ним. Лотошинское — одно из лучших хозяйств Военно-охотничьего общества. Здесь успешно реализуется курс на интенсификацию охотничьего хозяйства, в частности, за счет совершенствования биотехнических мероприятий, а также полувольного содержания фазанов и пятнистых оленей. Охотники отмечают высокую культуру обслуживания. Радует глаз внешний вид усадьбы. Немаловажна и такая «мелочь»: отсюда редко уезжают без трофеев.
    

Геннадий Кошуба 13 марта 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑