Вятская снасть для ловли налима

Но ему хорошенько попортили нервы

Заняться изобретательством моего коллегу по ВНИИОЗ Алексея Бердова заставили обстоятельства. В силу уже ныне забытых причин он не использовал свой отпуск, который обычно приурочивал к весенней или осенней охоте. А его нужно было отгулять именно в том году. Между тем, время неумолимо приближало год к финалу. И вот дирекция “вытолкала” Алексея в отпуск в конце декабря. Почти как по старому анекдоту.
Декабрь — не лучшее время для рыбалки. Было время, когда в декабре вообще не рыбачили. Но чем заняться еще? Тем более, что дача-дом в деревне Новожилы, что в Кировской области, где Алексей обычно проводил отпуска, стоял как раз на берегу Вятки. Весной во время половодья вода подходила прямо к крыльцу дома. Так что можно бы было, сидя на крыльце, ловить рыбу на удочку. Да кто в это время на удочку ловит?!
Как многие вятичи, Алексей был человеком промыслового склада, предпочитая ловить рыбу крупную. Так, летом он обычно рыбачил на подергушу, вытрелевывая щук и судаков, а зимой любил ловить налимов. Небольшой залив Вятки от дома Алексея находился метрах в ста. В этом затишном месте без течения и с глубинами от одного до двух метров неплохо ловился средних размеров ерш, которого практичные вятичи именуют “пищевым”. Кажется — что еще надо?! Удобно — порыбачил, замерз — сходил домой погрелся, выпил чайку и опять вернулся на водоем. Но ловить ерша Алексей считал пустой тратой времени. Раньше еще этим делом увлекался, а теперь... Теперь ловил ерша лишь столько, сколько было необходимо, чтобы использовать как наживку на налимниках. К их конструкции, как главной теме этой заметки, мы теперь и подходим.
Но вначале несколько слов о соавторе изобретения налимника новой конструкции. Им был тоже мой коллега по ВНИИОЗ Василий Федорович Кувалдин. Бывший военный летчик, участник Великой отечественной войны, склонный к конструированию человек. Им, в частности, была создана в институте машина по обработке кедровых орехов, что, впрочем, к теме данной заме0тки отношения не имеет. У нас во ВНИИОЗ Василий Федорович был хорошо известен как заядлый рыбак. Была у него одна особенность, которая отличала от других представителей этого беспокойного племени. Он всегда таскал с собой во время рыбацких походов огромный рюкзак со всякой всячиной, порой никакого отношения к рыбалке не имевшей. Например, зачем на рыбалке полотенце? Тем более, что как-то вместо него Василий Федорович захватил интимную деталь женского туалета! Мой друг Николаич, рассказавший мне эту историю, однажды наблюдал и такую, связанную с ним сцену. Они вместе ждали в Кирове на вокзале электричку, чтобы ехать в наше охотхозяйство рыбачить на Чепцу. Из подошедшего состава стали выходить пассажиры. Василий Федорович, чтобы успеть занять место, не стал дожидаться, когда все выйдут из вагона, и полез в него. А мужчина он был, надо заметить, крепкий, поэтому встречный поток пассажиров с успехом преодолел. За плечами у него возвышался, как всегда, огромный рюкзак, поверх которого был прикреплен не вошедший внутрь якорь. Дело было летом, и по-видимому, он предполагал порыбачить в проводку с резиновой лодки. Так вот, этим якорем он “зачекерил” выходившую женщину и втащил ее обратно в вагон. При этом она дубасила его кулаками по спине и отчаянно верещала. Зрелище было уморительное.
Ловля налима зимой была для Василия Федоровича, как и для Алексея, самым любимым занятием. Это их сблизило и они стало частенько ездить на рыбалку вместе. Так было и в те декабрьские дни. Василий Федорович был тоже человеком промыслового склада и обычно ставил много налимников. А к каждому из них нужен, как известно, груз. Последний обычно отливался из свинца, добываемого из старых, отслуживших свой срок аккумуляторов. Но для деревни поиск этого чуда электротехники был проблематичен, а возить из Кирова многочисленные свинчатки было тяжеловато. Поэтому мои герои, оказавшись волей судьбы декабрьским вечером вместе в деревне, стали думать об изменении конструкции снасти, позволяющей исключить применение свинцового груза. И придумали.
Грузом для новой снасти стала служить проволока. Она же имела и второе предназначение — как мотовильце. Проволока, диаметр которой составлял 2-3 мм, сгибалась в виде мотовильца. Общая длина этого изделия была где-то 40 см. Концы проволоки расплющивались и в них пробивались отверстия. Через последние пропускалась и привязывалась жилка диаметром 0,3-0,4 мм с крючком на конце. Длина каждого поводка должна была составлять половину общей длины снасти, в нашем случае 20 см. Длиннее было нельзя, иначе посаженные на крючки ерши могли бы запутываться между собой. Короче — тоже нежелательно, ибо ухудшались возможности перевозки снасти. Длина поводков с крючками должна была быть сбалансирована так, чтобы при легком сгибании проволоки крючки можно было сцеплять между собой для удобства транспортировки (Рис). К одному из концов проволоки наряду с поводком привязывался также капроновый шнур, на котором эта снасть и опускалась под лед. На льду поперек лунки помещалась срезанная здесь же на водоеме ветка, к которой и привязывался другой конец шнура. Все это сооружение засыпалось снегом и оставлялось на ночь. После окончания рыбалки снасть приводилась в транспортное положение, для чего крючки сцеплялись между собой, а на мотовильце наматывался шнур. Желательным элементом являлся также контейнер, например, обычный полиэтиленовый пакет, в который каждая снасть завертывалась. Делалось это для того, чтобы крючки при перевозке не цеплялись за шнуры соседних снастей.
Первые же попытки применения налимников новой конструкции показал их высокую уловистость. Отпускное время позволяло обоим моим героям рыбачить не только в выходные дни, да и ходить подальше от дома, в частности, на старицу Вятки. В один из таких походов они поставили 40 налимников на двоих и за одну ночь сняли с них порядочно налимов весом от 300 г до 2 кг. Налимники ставили в те же лунки, в которых ловили ершей. Попутно вспомнился рассказанный мне Алексеем эпизод из их совместной рыбалки с Василием Федоровичем. Ранее я уже отмечал, что последний имел странную привычку возить с собой на рыбалку не имеющие к ней никакого отношения предметы. Как-то на упомянутой уже старице Вятки они попали на дикий клев ерша. Рыбалка их “засосала”. Алексей тогда поймал за день 12 кг, а его напарник — 16 кг “королей водоема”. Было морозно и выловленные ерши моментально застывали на снегу. Такие скрюченные, с топорщащимися верхними плавниками они занимали много места. Поэтому когда после окончания рыбалки их стали собирать и складывать, то традиционные емкости вроде рыбацких ящиков оказались моментально заполненными. И вот тогда Василий Федорович из глубин своего рюкзака извлек ... женские колготки! И набил их ершами полностью! Чем дал повод для подтрунивания всем рыбакам, оказавшимся в тот раз на водоеме.
Налимники новой конструкции быстро завоевали популярность и широко распространились среди сотрудников института, увлекающихся рыбной ловлей. Сделал эти простые в изготовлении снасти и я. Они служат мне по сей день.

Борис Михайловский 13 февраля 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑