Доверившиеся людям

ДВУНОГИЕ ЗВЕРИОднажды весной, подходя утром к станции метро «Речной вокзал», я обратил внимание на нестройный многоголосый хор тонких голосков птенцов синицы. И с радостью подумал: как хорошо, что в многолюдном городе ей удалось вывести своих птенцов, и теперь родители учат их летать и самостоятельно разыскивать корм. На следующее утро в то же время, проходя возле того места, я услышал те же голоса. Они рождались где-то в ветвях невысокой ветлы. Мне показалось странным, что синица, обычно кочующая со своим выводком, так долго оставалась на одном месте. А подойдя ближе, все понял и был этим очень удивлен. Оказывается, гнездо с недавно вылупившимися птенцами находилось во врытой в землю трубе, высотой сантиметров пятьдесят, предназначавшейся для сооружения ограды вокруг маленькой детской площадки, примыкающей к северному вестибюлю метро. Вдоль границы этой площадки было посажено несколько кустов и еще не разросшихся деревьев. Столб находился в двух метрах от тротуара, по которому ежедневно проходило большое количество людей. По обеим сторонам высятся многоэтажные дома, рядом газетные, книжные, овощные и другие киоски. Всегда шумно и многолюдно.

На четвертый день, как обычно идя на работу, я не услышал веселого птичьего гомона. Труба была заткнута перевернутым гнездом. Птичья доверчивость обернулась для них трагедией.

Года три тому назад близ нашего дома по Ленинградскому шоссе синицы устроили свое гнездо в железной трубе, врытой в землю и служащей опорой для проволоки, отгораживающей от проезжей дороги зону с посадками. Здесь птенцы смогли прожить несколько дольше — их днем охраняли пенсионеры.

Обычно птенцы находятся в гнезде 16-20 и более дней. В данном случае конец их существованию положили жители примерно на десятый день появления птенцов на свет. Как-то вечером школьники засунули в трубу палку и задавили там всех птенцов. За что? Как это назвать, чем это объяснить? Особой храбрости или силы, чтобы осуществить эту гнусность, здесь не требовалось. Чем провинились эти малютки перед своими палачами? Излишне говорить, что все птицы и звери наравне с людьми имеют право на существование.

Некоторые объясняют разорение гнезд, обрывание цветов и другие негативные поступки отчасти незнанием того, что каждое дикое растение или животное есть ценность, принадлежащая всему народу и неприкосновенная. Помимо чувства жалости к живому должно быть воспитано чувство ответственности.

Нельзя забывать, что срывая цветущий ландыш, ломая ветку черемухи, разоряя гнездо, мы обкрадываем самих себя, убиваем в себе самые сердечные и тонкие порывы нашей души, наконец, лишаем себя возможности воспользоваться плодами, насладиться сладкоголосием птиц, любоваться ими.НАШИ ДРУЗЬЯ И ИХ ВРАГИХорошо известно, что синицы чрезвычайно полезные птицы. Своим птенцам родители приносят корм примерно 300-400 раз в сутки, уничтожая за время кормления около восьми тысяч насекомых, главным образом вредителей. Причем в году бывает два выводка.

А сколько пользы можно извлечь из наблюдения за птицами, отдыхая на природе! Я вспоминаю, как в детстве мы с братом в лесу под корнями старой березы обнаружили гнездо синицы, сидящей на кладке. Завидев нас, она приподняла нижнюю часть тела, распустила хвост, растопырила крылья, выгнула шею, широко раскрыла рот и зашипела, как змея. Она изменилась до неузнаваемости и в полумраке своего убежища казалась действительно страшным чудовищем. Наверное, молодой лисенок, увидев ее в таком виде и услышав змеиное шипение, убежал бы в страхе. Если бы она слетела надолго с гнезда, яйца остыли бы и пропали.

Вот почему так нежелательны факторы беспокойства этих птиц весной и ранним летом, во время гнездования, когда они сидят на кладках или выкармливают птенцов. Поэтому в турпоходах не следует сходить с проложенных дорог и тропинок, забираться в густые заросли кустарников, то есть туда, где чаще гнездятся птицы.

Одна ласточка не делает весны, но одна синичка указывает на ее приближение и приход. Еще в феврале с первыми волнами теплого воздуха, ослаблением морозов, в мягкий, особенно солнечный день или оттепель можно услышать звонкое и веселое дзиньканье. Это синица, ее характерное «ци-ци-пи, ци-ци-пи, ци-ци-пи».

Вы, наверное, наблюдали, как зимой прилетали к вам на кормушку синицы. В сильные морозы они распушены, как мячики: так им теплее. Возьмут семечко и начинают его долбить. Ножки замерзнут, сперва одну подожмет, потом другую. И наружного термометра не надо, и так ясно — мороз.

Чуть потеплело, большинство синиц сразу откочевывает в лес. Остаются те, которые еще зимой нашли себе убежища поблизости или обоснуются на гнездование где-нибудь в этих местах. Часто уже в конце марта они начинают разбиваться на пары, самец подыскивает подходящее место для гнезда, что очень трудно, и пением приглашает самочку. Синицы — дуплогнездники, и у них много конкурентов. Главное — это напористые воробьи, первыми занимающие искусственные жилища, с такими противниками синицам не справиться. Много кладок, птенцов, а в зимнее время, особенно в сильные морозы, ослабленных от бескормицы и взрослых синиц гибнет от ворон, сорок, а также от хищных птиц. Прошлой зимой мне случайно трижды довелось увидеть из окна квартиры, как ястреб-перепелятник ловил синиц, а когда начал таять снег, перед домом на участке примерно в сто квадратных метров я насчитал семь останков синиц, главным образом их оперение.

Найдя наконец какой-нибудь заброшенный скворечник, дупло или трубу, устроив теплое гнездо, состоящее из пуха, перьев, волос, сухих стеблей травы, в конце апреля — начале мая синица откладывает семь-двенадцать, редко семнадцать яиц и сидит на них примерно две недели. В это время синицы ведут себя очень тихо и незаметно.

Большой урон наносят сопутствующие людям сороки, вороны, бродячие кошки и собаки. Дело в том, что певчие птицы обычно маскируют свои гнезда и подолгу незаметно сидят в них. Но когда человек спугивает птиц, место нахождения гнезда обнаруживают вороны, сороки и уничтожают кладки.

Вылетевшие птенцы с родителями начинают кочевать из сада в сад, с дерева на дерево, осматривая каждую веточку. Летом мы их видим редко. А с наступлением пасмурных дождливых дней из лесной глуши к человеческому жилью вновь прилетает наша знакомая синица и своим свистом напоминает о приходе осени. С приближением зимы, словно предчувствуя надвигающиеся морозы и связанные с ними трудности, синицы с некоторой грустинкой, но вполне оптимистично, выводят: «жить-жить, надо жить!»

В Москве несколько видов синиц, много и других полезных птиц. И все они требуют нашей заботы и внимания. Надо больше делать синичников с размером лотка 3-3,5 см для дуплогнездников, а для птиц, которые сами сооружают себе гнезда, устраивать близ домов живые изгороди или группы насаждений из кустарников, желательно колючих. Такие участки реже посещаются людьми, и в них создаются более благоприятные условия для гнездования птиц и выведения птенцов. Никогда не забывайте о наших пернатых друзьях. Подкармливайте их, оберегайте и радуйтесь их песням.НЕМНОГО ЛИРИКИДля птиц, остающихся зимовать в средней полосе, не так страшны морозы, как бескормица. Я часто сижу у окна и слежу за вереницей синиц, подлетающих к кормушке, ждущих очереди, когда можно будет влезть в дверочку пакета из-под молока и достать семечко подсолнуха.

Вспоминаю свою последнюю командировку в Западную Сибирь. На прямой самолет из Москвы в Сургут билетов уже не было. Пришлось лететь через Тюмень. А оттуда вылет задерживался. Наступила ночь. Я поднялся на второй этаж аэропорта и устроился возле кадки с пальмой. Тут стояли и другие вечнозеленые растения. Они как бы отделяли зал ожидания от буфета. Недалеко молодая женщина кормила грудью младенца. Рядом с мужчиной крепко спал мальчик, положив голову на отцовские колени. Еще дальше, как цыплята вокруг наседки, расположилась группа школьников со своей старой учительницей. Некоторые спали, кто-то дремал, и только учительница чутко слушала вести из репродуктора. Объявляли вылеты на Салехард, Нижневартовск. Какие-то самолеты приземлялись. Только о нашем рейсе ничего еще не было известно.

Часто слышалось хлопанье дверей внизу. Выходили и входили пассажиры, и вместе с ними в помещение врывались белые струи холодного зимнего воздуха. В это время стояли сильные морозы. Неожиданно за спиной я услышал тихое пение синицы: «ци-ци-пи, ци-ци-пи, ци-ци-пи, лу-дить, лу-дить». Удивление мое возросло, когда я увидел и других пернатых обитателей. Стал наблюдать. Когда в буфете от столика отходили люди, туда сразу слетались воробьи. Они вели себя уверенно, чувствовали себя хозяевами. Деликатные синицы вели себя очень скромно — не решались садиться на стол, а подбирали крохи с пола. Схватив корочку, они уносили ее на зеленое дерево и там заканчивали свою скудную трапезу. А потом в благодарность звучали их непритязательные песенки. Как же мало надо этим крохотулькам — немного корма и тепла.

Только часа в четыре объявили посадку на наш рейс до Сургута. Я вышел в темноту ночи. Мороз крепчал, ветер усилился. Под его порывами наш самолет, величиной с троллейбус, как мне показалось, раскачивался из стороны в сторону. Он весь дрожал, как дрожит большая стрекоза. Я примостился у иллюминатора. Возникло опасение, что он не взлетит из-за ветра. Но вот заработал мотор, самолет задрожал сильнее, побежал по дорожке и взлетел. Внизу промелькнули огни аэропорта, остались внизу и сзади постройки, потом потянулись леса, заснеженная пойма реки. Иногда можно было увидеть горящий факел на буровой, поселки нефтяников, в некоторых домах уже зажегся свет. Люди просыпались, вставали. И я почему-то вспомнил синичек. Не обижайте их!

Анатолий Кузнецов 21 ноября 2001 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑