На уток с подхода

  С летне-осенним охотничьим сезоном, который открывается на пернатую дичь в нашей зоне обычно в середине августа, начинается первый, наиболее любимый многими охотниками этап отстрела уток — с подхода. Это самый активный и результативный период их добычи. Он основан на стремлении птиц к затаиванию.

     В августе — начале сентября утки придерживаются небольших, заросших водно-болотной растительностью водоемов: стариц некрупных рек, озеринок, лыв, мелиоративных канав. Непременным атрибутом таких мест являются кусты ивняка по берегам, создающие хорошие защитные условия. Здесь держатся еще не разбившиеся выводки и одиночные птицы, а в наиболее крепких местах — линяющие взрослые селезни. Причем линька их в этот период бывает неполной, без выпадения маховых перьев, что позволяет птицам в случае опасности подниматься на крыло.

     Склонность к затаиванию характерна прежде всего для молодняка, еще не напуганного постоянным преследованием и не набравшегося жизненного опыта. Этому способствуют и природные особенности, в частности хорошо развитая покровительственная окраска и относительно слабый запах. Известно, как трудно заметить затаившихся в зарослях прибрежной растительности хлопунцов, которые как бы растворяются в путанице стеблей и листьев, зачастую при этом погружаясь в воду и оставляя на поверхности одну голову.

     Нежелание летать свойственно не только молодым, но и взрослым птицам в период, когда они линяют либо находятся при выводке. По степени уменьшения свойства затаивания уток можно распределить в следующей последовательности: молодняк, взрослые самки и, наконец, селезни. А затаивание, как известно, палка о двух концах. Если все же птица бывает вынуждена подняться на крыло, то это происходит уже близко от охотника, а следовательно, результативно для него. Не случайно первые две группы птиц в начале охотничьего сезона становятся наиболее частыми трофеями охотников. В частности, доля молодняка в этот период в отстреле достигает двух третей.

     Августовские утки в местах, где есть возможность спрятаться, сидят очень плотно и часто не взлетают до тех пор, пока на них чуть не наступишь. При приближении опасности утки нередко стараются отплыть, пока не достигнут чистой воды или берега, после чего поднимаются на крыло. Это если они на крыле. А если хлопунцы...

     Наблюдать их реакцию мне приходилось многократно. Например, в прошлом году, когда уже была открыта охота на болотную дичь, а на уток еще нет, я шел вдоль сильно заросшей ивняком мелиоративной канавы. По краям ее нередко держались коростели, и нам с Чепом приходилось поднимать их там на крыло. В этот раз коростелей мы не нашли, а вот уток... В наиболее густо заросшем ивняком месте Чеп спустился в канаву и с лаем поплыл вдоль нее. Так он делал всегда, когда видел уток. Смотрю — в нескольких метрах перед собакой плывут какие-то седые тени. Ба, да это же кряковый выводок! Утки выплыли к наименее заросшей ивняком части канавы и вдруг как бы растворились. То ли нырнули, то ли затаились? Я отозвал собаку, и мы пошли дальше. С открытием охоты на уток мы с Чепом вновь пришли в это место, но уток уже не нашли. Возможно, выводок уже переместился, а быть может, пал жертвой браконьеров.

     Из-за склонности к затаиванию августовских уток надо “ботать”, залезая в воду самому, насколько это позволяют болотные сапоги. А если человек молодой, да к тому же погода теплая, то можно пренебречь болотными сапогами, а одевшись во что-нибудь легкое, например кеды или даже лапти, прочесать водоем и по более глубоким местам. Тяжело, но результативно. Сам такой способ не применял, но наблюдать, как это делают другие, приходилось. Иначе можно пройти кромкой водоема и не поднять ни одной птицы, получив впечатление их полного отсутствия.

     Вот когда особенно нужна любящая воду и хорошо работающая по уткам собака! Наличие ее значительно облегчит жизнь охотнику и повысит результативность охоты. Я уже не говорю о резком сокращении числа подранков. Доктор наук Я.С.Русанов, когда-то специально занимавшийся изучением этого вопроса, на массовом материале установил число потерянных птиц при охоте без собаки: для чирков — 41%, для крякв — 47%, для прочих уток — 35 %. При охоте с собакой этот показатель во всех случаях не превышал 4-6 %. Таким образом, охотник без собаки теряет в 6-8 раз больше уток, чем его собратья по страсти, пришедшие на водоем с четвероногими помощникоми.

     Открытие охотничьего сезона на уток старается не пропустить никто. Кстати, немало охотников этим и ограничиваются, расчехляя ружья лишь на два дня в году. Но открытие — дело святое! Поэтому едут на охоту все, даже самые занятые и не особенно заядлые. И с этого времени вплоть до начала-середины сентября охота с подхода будет основным элементом охотничьего действа. Она будет продолжаться до тех пор, пока перелинявшие старые и окрепшие молодые птицы не покинут зарослей водной растительности и не переселятся на чистые плесы, где подойти к ним на выстрел становится проблематичным. Как только это произойдет, ходовая охота кончается, уступая место охоте с чучелами.

     В 1998 году охота с подхода завершилась для меня 22 сентября, в 1999 — 2 сентября, в 2000 — 19 сентября. Почему такая разница во времени — объяснить не берусь. Может быть, это связано с погодными условиями, может быть, в основе этого явления лежат иные причины. Тут бы нужен анализ многолетних наблюдений.

    

Борис Михайловский 5 сентября 2001 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑