Открытие сезона

Отдыхая в отпуске у родителей на Семеновщине - это север Украины, я часто брожу со своей старенькой двухстволкой по лесам. В одном из таких походов я встретил местного охотника, разговорившись с ним, узнал, что зовут его Владимиром Васильевичем, он оказался таким же большим любителем зверей, как и я. В собранной им в течение 30 лет библиотеке можно найти любой материал об обитателях леса. Сам он продолжительное время изучает повадки диких зверей, особенно хищников. Слушая рассказы о природе и животных, я не переставал удивляться его наблюдательности и любви к окружающему нас миру.

Зимой, когда день становится коротким и быстро наступают сумерки, я часто захожу к нему в гости и прошу рассказать какую-нибудь охотничью историю. И вот в один из зимних вечеров мы сидим в его доме, горящие дрова тихо потрескивают в печке, излучая тепло. Атмосфера, царящая в доме, в окружении книг и охотничьих трофеев располагает всех к задушевной беседе.

Свой рассказ об удачной охоте на волков Владимир Васильевич начал с истории о волчьей стае, за которой он вел наблюдение. Героем его рассказа стал волк, которому он дал кличку Матерый за его силу, выносливость и необычный ум для хищника. Продолжительное время ему удавалось уходить от облав и оставаться невредимым.

Матерый обходил свои владения, ставил метки на деревьях, корнях сваленных ветром громадных тополей и с нетерпением ждал появления своей подруги волчицы, с которой он расстался во время урагана. Но Матерый не знал, что ее придавило упавшее дерево.

И вдруг он уловил запах чужака, оставившего свою метку. Матерый понял, что здесь прошла волчья стая. Он прибавил в скорости, надеясь догнать сородичей. Стая шла по направлению непроходимых брянских лесов. Матерый прошел трусцой Змеиные горы, пересек шлях на Климов, прошел урочище Каганщину.

А стая петляла по лесу в поисках пищи. По запаху он уловил, что она уже рядом. В урочище Таежном Матерый настиг стаю, состоящую из вожака, трех переярков, волчицы и прибылых волков. Стая остановилась и стала смотреть на чужака. От нее отделился вожак и двинулся в направлении Матерого. Глаза его горели злостью, кожа на носу собралась в гармошку, губы приподняты, пасть оскалена, уши прижаты к загривку. Шерсть на загривке стала дыбом. Он, рыча, стал приближаться к Матерому. Но тот тоже принял угрожающий вид и приготовился в любую секунду отразить атаку своего врага. Вожак бросился на матерого, стараясь вцепиться ему в горло, но тот ловко увернулся, однако клыки вожака неглубоко полоснули его плечо. Он не знал, что равных Матерому в поединках нет, все схватки его с другими волками заканчивались победой Матерого. Используя отработанный годами прием, он резко наклонился вниз и нанес сокрушительный удар вожаку по груди всей своей массой. На шее поверженного противника сжались железные челюсти Матерого. Сжимая их все сильнее и сильнее, он глубже вонзал в тело свои клыки. Вожак, окровавленный, лежал на снегу, а Матерый, сжимая челюсти и напрягая всю мощь своих мышц, рвал и терзал своего врага.

Голодная стая, почувствовал запах крови, бросилась на своего, теперь уже бывшего вожака... Но Матерый отогнал их и сам стал утолять голод. Насытившись, он позволил стае доесть остатки.

Незаметно стемнело, и Матерый в поисках добычи со своей новой стаей отправился к ближайшему селу. Подойдя к селу, волки, поджав хвосты и дрожа за свою шкуру перед человеческим жильем, остались на опушке леса и затаились. А Матерый в поисках пищи уже обходил один двор за другим. Непривычная тишина пугала его, но голод брал свое.

Учуяв волка, залаяли собаки.

Матерый поднял голову и почувствовал запах птицы. Это оказались кости курицы, выброшенные из ближайшего дома. Поживившись ею, он перепрыгнул изгородь и продолжил свой путь вглубь села.

Послышались человеческие голоса, деревенские собаки подняли лай. Некоторые из них выбежали из подворотен и бросились в строну волка. Те, что поумнее, не приближались близко, а Матерый стал удаляться по направлению к затаившейся стае. Часть собак с лаем бросилась преследовать волка, не понимая, чем это для них кончится. Крепкий молодой и злой пес не отставал от Матерого. А стая с нетерпением ждала добычу. Схватка была жестокой, пес огрызался, но против стаи голодных волков - бесполезно. Его сразу же растерзали на куски.

Матерый знал каждую дорожку и просеку в лесу. Места, где можно удачно добыть пропитание для всей стаи. Поэтому, возглавив ее, он повел волков к скотомогильнику. Но там их ждала неудача. Несколько суток пришлось голодать.

Волки охотились всей стаей. Если сопутствовала удача, был большой праздник. Добычей в большинстве становились косули, реже подсвинки, зайцы, лисы. Посещали скотомогильники, ловили по селам собак. А с наступлением рассвета до темноты забирались в глухие места на отдых.

Инстинкт подсказывал Матерому, что скоро наступит время волчьих свадеб. Волчица выбрала вожака. Пришла пора любви... А через два месяца волчица на сухом месте среди болота сделала нору под корнями повалившегося дерева. У нее родились волчата. Волчица отлучалась от них лишь на очень короткое время - попить воды или когда приходил Матерый и приносил в желудке мясо, которое отрыгивал, чем и питалась волчица. Через две недели она уже покидала логово и в нору, к волчатам, залезала лишь кормить их. Однако от логова никуда не отходила.

Переярки крутились около логова и отлучались лишь за тем, чтобы поохотиться. Волчица с Матерым и переярками охраняла волчат, чтобы их не съели другие хищники. Так продолжалось полтора месяца.

С наступлением темноты волк с волчицей уходили на промысел вместе и возвращались только к рассвету. В это время волчат охраняли переярки. Перед тем, как появиться возле логова, первый, кто вернулся с промысла (волк или волчица), начинал выть. Им отзывались переярки, а за ними скулили волчата. Скоро волчата стали есть отрыгиваемое Матерым и волчицей мясо, а затем придушенную, но еще живую добычу. Это была птица, зайчата. Так продолжалось, пока волчата не подросли до 4-5 месячного возраста. Потом их стали брать на совместную охоту стаи.

Через некоторое время к стае примкнули и другие волки.

Быстро летит время. Вот уже стал падать и первый снег. Стая лежала в ельнике на отдыхе. Первым поднялся Матерый, он потянулся, и вся стая, как по команде, уже стояла на ногах. Вожак тронулся в путь, стая последовала за ним. Шли трусцой по направлению к скотомогильнику. Проверили, выбросов павшего скота нет. Матерый повел стаю к селу, через перелески, в надежде поднять косулю или зайца. Растянувшись цепью, волки проверяли участок за участком, но удача сегодня от них отвернулась. Началось поле с озимыми. Все усиливаясь, дул ветер. Посыпалась снежная, колючая крупа.

Стая проходила мимо скирды соломы. Вдруг рядом со скирдой взревел двигатель и фары осветили стаю. Удирая, волки разделились на две группы.

Автомобиль преследовал волчицу с прибылыми. Стреляли на ходу. Волчица во весь дух неслась в сторону леса. Выстрел - картечь просвистела рядом. А после второго выстрела волчица ощутила удар и сильное жжение в животе, но она домчалась до леса вместе с прибылыми. Пробежав с километр, волчица упала от боли. Прибылые, не понимая, что происходит, остались с раненой волчицей.

Голод не давал покоя. Направились в урочище Каганщину. Стали преследовать косуль, но тем удалось оторваться. Стая разбрелась и не спеша двинулась в направлении густых лесопосадок. Матерый шел впереди.

Вдруг шум заставил всех насторожиться. Переярки гнали зверя. Шум приближался прямо на вожака. Он увидел, как недалеко бежит косуля. Матерый, собрав последние силы, в прыжке вцепился клыками в тело косули. Кубарем полетели в снег. Волки бросились терзать косулю, но вожак разогнал сородичей и принялся за трапезу, отрывая и глотая кусок за куском. Утолив голод, отошел от косули. Стая, рыча между собой, набросилась на косулю. Добычу съели полностью.

Немного отдохнув, Матерый с переярками ушел на поиск волчицы и своего выводка по направлению к Змеиным горам. Следов нигде не было. Стая снова вернулась к логову. Волчица с прибылыми здесь не появлялась. Снег прекратил падать и лежал белым ковром. От логова Матерый повел стаю почти тем же следом, что и охотились, надеясь встретить свой выводок.

Близился рассвет. Нужно было подыскивать место для отдыха. Начало светать, Матерый и переярки остановились в густом, непроходимом молодом сосняке.

Бригада охотников во главе с Владимиром Васильевичем ждала снега. Наиболее нетерпеливые, особенно Алексей - любимец бригады, несколько раз выходил из дома и всматривался в небо. Когда же? Когда же пойдет снег? И вот по небу поплыли тяжелые свинцовые тучи, из которых как вата стали падать первые пушинки снега, ложась мягким ковром на землю. Снег покрывал крыши домов, ветки деревьев, кустов, пожелтевшую траву.

На рассвете бригада охотников на автомобиле выехала в район Змеиных гор. Не доезжая урочища Каганщина, увидели на снегу свежие следы волков. Начали преследовать по следам, обследуя квартал за кварталом. По подсчетам охотников, было восемь волков. Следы терялись затем опять появлялись, и трудно было определить место лежки волков.

Где-то около полудня подъехал местный лесничий и, осмотрев следы, сказал, что волков было по всей вероятности не восемь, а четыре, и они прошли по своему следу дважды. Все взвесив, высказал свое мнение, что волки предположительно залегли в молодом сосняке, в полутора километрах от этого места.

Соблюдая абсолютную тишину, охотники стали выдвигаться в указанный район. Квартал, который нужно было обложить, оказался большим и для полного обклада не хватало флажков. Решили сделать ворота, а где не хватает флажков, поставить засаду. А одного из охотников, Олега, отправить по следам волков в загон. Засаду поставили так, чтобы ветер дул на стрелков. Стали обкладывать флажками. Флажков хватило, чтобы протянуть по просеке и дороге буквой «Г».

Стая волков, насытившись, лежала на дневке. До их слуха доносились звуки колесившего вокруг автомобиля. Потом все стихло. Через некоторое время волки услышали свист, движущийся по их следу. Уши стали улавливать подозрительный шум. Матерый вскочил, а за ним и переярки. Раздался выстрел, картечь просвистела рядом с Матерым, не задев его. Он бросился в сторону, но увидел развевающиеся на ветру красные лоскутки. Матерый рванул вперед, ища выход. Пробежав метро 800, уже почувствовал спасение. Вдруг снова прогремел выстрел и сразу удар по шее, груди, острая боль... Переярки в панике после выстрела уткнулись во флажки и метались вдоль них, боясь перепрыгнуть. Но страх преодолен, и вот первый волк пролез под флажками, потом второй, третий. Все трое оказались на свободе.

Алексей стоял, прислонившись к дереву, и только глазами водил вправо-влево. Без единого движения телом. Любовался выпавшим снегом и, как любой охотник, ждал своей удачи.

Внезапно недалеко мелькнуло что-то серое и скрылось за белым убранством. Алексей, напрягая зрение, стал всматриваться в ту сторону. Из ветвей сосенок, облепленных снегом, перелетела сойка. Прозвучал выстрел, и сразу параллельно засаде, метрах в ста, промелькнул волк. Алексей тихонько, крадучись, пришел и стал на след, где прошел волк. Минут через двадцать после выстрела он снова увидел волка, который подлез под флажки и выскочил из оклада. Прозвучал выстрел с номера в засаде. Алексей увидел, как волк, оглядываясь на свист загонщика, направлялся к флажкам. Подлез под ними и ушел из оклада. Через минуту по следу полка вышел загонщик. Поговорили. Алексей рассказал о том, как ушли под флажками три волка, а стрелять было опасно. Загонщик сказал, что убит очень большой волк. Потом прошел вдоль флажков, убедившись, что волки ушли из оклада, снял Алексея и других охотников с номеров.

Так бригадой охотников был отстрелян первый волк сезона.

Виктор Матора 25 июля 2001 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑