Плохо организованная охота — занятие опасное

  Своим рассказом, ярко иллюстрирующем обилие горе-охотников среди тех, кто впервые взялся за охотничье оружие, хочу продолжить обсуждение довольно-таки серьезной проблемы, затронутой Сергеем Пузько в статье «Горе-охотники» («РОГ» №7, 14-20 февр. 2001 г.).

     Вадим рос крепышом, был начитан, смыслил в литературе и истории, с детства был заядлым спортсменом и рыбаком. Мечтал поступить в престижный университет и стать впоследствии учителем истории, актером или, что было особенно популярным в то время, космонавтом. Но его мечтам не суждено было сбыться. Его отец, прослуживший к тому времени в армии добрых 20 лет, решил, что Вадиму надо попробовать себя на военном поприще и поступать в Смоленское зенитно-ракетное училище. Тот, не колеблясь, согласился, ведь отцовское слово — закон. Окончив училище с отличием, Вадим по долгу службы исколесил добрую половину просторов нашей необъятной Родины, именовавшейся тогда СССР.

     В конце концов в 1982 году судьба забросила его в ГДР, где тогда дислоцировались многочисленные советские войска. Вадиму тут же в подчинение была дана рота солдат, а на следующий день казармы военной части, располагавшейся вблизи Потсдама, были ими уже заселены и освоены. Прошло еще полгода, и пришло время всеобщего 200-километрового марш-броска в леса Восточной Германии. Рота Вадима тоже отправилась в поход, предварительно проверив амуницию, почистив оружие и одежду.

     Горячее летнее солнце провожало военнослужащих в долгий путь и немного успокаивало и радовало солдат, хотя им было далеко не до радости и веселья: ведь им предстоял долгий и трудный путь, цель которого одна — вернуться живыми. Перед одной из ночевок Вадим заметил многочисленные кабаньи следы, что тут же пробудило в нем охотничий азарт — никто ведь не будет против лакомого кусочка бекона в подобных условиях. С мыслью о предстоящей охоте Вадим и лег спать. Звезды начали загораться то здесь, то там, вот и Полярная, указующая на север, вот и Большая Медведица, причудливо изогнувшаяся и норовящая преградить дорогу Млечному Пути. Пришло время отбоя, и вскоре лагерь крепко спал после всех переживаний трудного дня.

     Вадим проснулся ни свет ни заря, часа в четыре, но было уже светло. Быстро оделся и побежал к соседнему лагерю, к тамошнему командиру — другу Женьке. Насилу растолкав его, объяснил ему, что и как, и тот сразу ошалело вскочил. Мысль поохотиться здесь его давно прельщала, благо места в ГДР звериные: и зайца много, и кабанов-сеголетков, и летающей дичи — вальдшнепов и тетеревов — достаточно...

     Друзья быстро собрались, захватили два автомата-калаша и отправились в лес. Сначала они пересекли высокие кусты, затем по поваленному бревну перебрались через ручей и только затем вышли к опушке. Тут же им послышался громкий шум и шелест листьев в лесу: видно, свиньи недалеко бродят. Держа оружие наизготовку, приятели мелкими перебежками засеменили к лесу. Вадим предложил забраться на деревья и оттуда вести обзор. Женька согласился и пошел вглубь леса к ближайшей высокой липе. Но не успел он дойти до нее, как Вадим увидел крупного кабана за его спиной и тут же соскочил с дерева. Видимо, заметив какое-то движение, свинья на мгновение замерла, угрожающе хрюкнула и побежала в лес, оповещая сородичей о приближающейся опасности. Было понятно, что животные ушли и преследовать их бесполезно. Военные, ничего не говоря друг другу, раздосадованные, повернули к лагерю. Обидно — встать так рано, чтобы упустить кабана из-под носа. Но ничего — бывает. Первый блин, как говорится, всегда комом. Шли назад той же дорогой. Вот пересекли ручей, вот вошли в прибрежные заросли осоки и камыша и вдруг... услышали автоматную очередь. Видно было, что стреляли в них: комья грязи вылетали из-под ног и кусты ложились, срезанные пулями, ну прямо как в боевиках. Вадим что есть силы оттолкнулся ногами, прыгнул в сторону, на землю и из последних сил закричал: «Отставить!» Стрельба тут же умолкла. Друзья еле живые поднялись, испуганно переглянулись и побежали сквозь заросли к лагерю. Первое, что они увидели, был солдат с автоматом наперевес. Тот ошарашенно смотрел на Вадима и Женьку и не мог пошевелить языком, лишь судорожно сглатывал. Его оторопелое лицо было искажено гримасой страха и отчаяния.

     Только через несколько секунд Женька понял, что солдат был из его роты и накинулся на него с кулаками, начал бить его прикладом по спине и кричать: «Ведь у вас не должно быть патронов, сволочи! Где вы их откопали? Да ты знаешь, да ты знаешь, что я с тобой сделаю?» — задыхался мирный в повседневной жизни командир. Благо, Вадим во-время подоспел и оттащил его от испуганного до смерти солдата.

     «Не горячись, не горячись, все обошлось, — успокаивал Женьку Вадим. — Ты во всем виноват. Дисциплины, я смотрю, в твоей роте — никакой». «Да ведь он нас убить мог, охотник чертов!» — орал Женька, силясь вырваться из его стальных объятий. «Не вини его, это в нем охотничий азарт проснулся. Он просто подумал, что это кабан шурует по кустам. Вот, думает, угощу-ка я командира свининкой», — поставил точку Вадим и оказался прав: солдат действительно принял их за кабанов... Женька замолчал и начал смеяться сквозь слезы, слезы испуга.

    

Владислав Селезнев 26 апреля 2001 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑