Альфред Брем и его "Жизнь животных"

«Выйдя во двор, леопард начал носиться взад и вперед, прыгая при этом словно обезумев, потом ложился, потягивался, зевая и оскаливая страшные зубы, громко фыркал, побрызгивая слюной, и свирепо поглядывал по сторонам. Всем своим видом он показывал, что разорвет в клочья каждого, кто осмелится приблизиться к нему. Обезьяны с тихим визгом взбирались на стены и колонны, козы тряслись от ужаса, а страусы начинали метаться по своим клеткам, лев же рычал и бросал на леопарда гневные взгляды». Так рассказывал об увиденном в Африке араб-зверолов по имени Халил, и целое поколение подростков запоем читали его приключения. Причем самое интересное, что это были не выдумки словоохотливого авантюриста, а самые настоящие научные доклады, которые автор облекал в цветистую форму, и рассказчика звали не Халил, а Альфред Брем, а книга, которой зачитывалось поколение школьников во всем мире, называется «Жизнь животных».

В предисловии к своему сочинению «Жизнь животных», которая публиковалась с 1864 по 1869 гг., Альфред Брем писал: «Наши ученые мужи довольствуются лишь предельно точным описанием внешнего вида животного и анатомического строения его тела. Иногда создается впечатление, что они считают ненаучным уделять больше внимания повадкам животных». Для Брема причины необоснованного и одностороннего подхода были очевидны.

«Наши светила-зоологи, - писал он, - обычно служат украшением университетских кафедр или заседают на научных конференциях. Они занимаются систематизацией предоставленного в их распоряжение зоологического материала, которого так много, что у них просто не остается времени для того, чтобы наблюдать за жизнью зверей и птиц. Не говоря уже о том, что непременным условием наблюдений за живой природой служит жизнь путешественника и охотника».

Но несмотря на столь скептическое отношение к своим коллегам, предпочитающим тепло кабинетов тяготам бродячей жизни натуралиста, Альфред Брем сопровождает свои наблюдения данными, почерпнутыми из их научных работ. В числе тех, кого он благодарит в предисловии к своей книге «Жизни животных» директора зоопарков в Кельне, Франкфурте, Дрездене, Вене, Амстердаме, Роттердаме, Антверпене, Брюсселе, Париже, Марселе и Лондоне.

ЭЗОП XIX СТОЛЕТИЯ

Альфред Брем не мог стать ученым типа К.Лоренца, еще не пришло время для четко разработанной методики исследований поведения животных. Брема некоторые сравнивают с Эзопом XIX столетия, забавлявшим публику рассказами, баснями об увиденном им во время экспедиций.

Его концепция, казавшаяся тогда революционной, не утратила своего значения и по сей день. Так, Брем воспринимал все живое как единственное целое. Можно увидеть, что за его цветистыми описаниями скрывается понимание того, что живая природа — это нечто большее, чем просто сумма составляющих ее элементов. В его описаниях Голубого Нила видны уже зачатки экологического сознания.

Его жизнь проходила непосредственно в контакте с дикими животными, за которыми, прежде чем поймать их и укротить, Брем внимательно наблюдал. Это позволило ему за время путешествий составить детальное описание их повадок и социального поведения. Брема нередко упрекали в антроморфическом толковании душевных переживаний животных. Мы можем видеть, что, однако, именно в этом состоит сила его рассказов, которые поражают свежестью его восприятия и непосредственностью автора.

БИОГРАФИЯ

Альфред Брем родился 2 февраля 1829 года в городке Роттендорфе в Тюрингии. Его отец был пастором и довольно известным орнитологом. И Альфред с самого раннего детства сопровождал отца в прогулках. Он рано научился наблюдать за птицами, делать препараты, зарисовки и охотиться. В родительском доме Альфред Брем впитал и идеи романтической натурфилософии. В то время отношение к природе уже менялось. На смену отчуждению, высокомерию и ориентации лишь на ту пользу, которую она может дать человеку, приходит осознание эмоциональной связи между природой и людьми. Альфред Брем стал первым, кому удалось в сочинениях представить жизнь животных в совокупности с их средой обитания.

Несмотря на увлечение естествознанием, Брем сначала собирался стать архитектором. В четырнадцать лет он покидает родительский дом и отправляется в Альденбург, где поступает в училище и получает специальность каменщика. Через два года поступает в Академию художеств в Дрездене. В 1846 году Брем неожиданно прерывает занятия архитектурой. В гости к его отцу в Ротендорф приезжает известный охотник и орнитолог виттенбергский барон Иоганн Вильям фон Мюллер, который собирается в экспедицию в Африку, где намерен был провести несколько лет. Барону, который был всего на пять лет старше Брема, был нужен ассистент, который обладал бы соответствующими знаниями. Влекомый жаждой приключений юноша, у которого знаний было более чем достаточно, немедленно отправился в путь. А путь этот лежал через Вену, Афины в Каир, затем по Нилу в Хатум - столицу Судана.

ПЕРВЕОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

После многочисленных и нередко опасных приключений, болезней, в том числе малярии, путешественники через два года вернулись в Каир. В 1849 году барон фон Мюллер вынужден был прервать свою экспедицию из-за нехватки денег. Он вернулся в Германию, привезя с собой огромную орнитологическую коллекцию. Альфред Брем остался в Каире один. В дельте Нила он наблюдает за жизнью птиц, описание которых стало его первой публикацией, появившейся в журнале «Нау Маги». В октябре 1849 года, еще до возвращения из Африки, двадцатилетнего А.Брема избирают вместе с бароном фон Мюллером членом старейшей в Германии Академии естественных наук «Леопольдино». Оставшись в Африке, А.Брем называет себя Хамилом и в одиночку отправляется на берега Голубого Нила. И лишь через три года он возвращается в Германию и привозит не только кипы дневниковых записей, но и около 1,5 тысяч контейнеров с чучелами животных.

Сохранилась акварель, на которой запечатлено возвращение А.Брема на родину: он восседает верхом на верблюде в окружении слонов, антилоп, африканских коз, жирафов и носорогов.

Не исключено, что художник обладал буйной фантазией. Однако известно, что Альфред Брем по приезде подарил берлинскому зоопарку несколько зверей, которые у него жили дома в Африке, в том числе и укрощенную им львицу по имени Бахиди, которую он сам на цепи выводил на прогулку в Каире.

О продолжении занятий архитектурой уже не могло быть и речи. А.Брем полностью посвящает себя естествознанию. Он слушает лекции в Йене и в Берлине. В его кабинете накапливаются зоологические препараты. Всюду стоят чучела зверей и птиц. Тут же он держит и живых зверей. Малообщительный, странный студент, который иногда делится воспоминаниями о своих приключениях на голубом Ниле, получает кличку Фараон.

ПРИРОДА В ЕЕ ЕСТЕСТВЕННОСТИ

Еще в студенческие годы А.Брем начинает записывать свои воспоминания. Он ставит перед собой цель, к которой будет стремиться всю жизнь. Описывая жизнь животных и свои приключения в дальних странах, он тем самым избавляет читателей от предрассудков и предубеждений, учит воспринимать природу такой, какая она есть. Путешествуя по берегам Нила, А.Брем нашел свою тему и свой литературный стиль. За два года университетских занятий он написал книгу воспоминаний о путешествиях в 1000 печатных страниц, которая была признана как докторская диссертация.

В 1858 году доктор естественных наук А.Брем переезжает в Лейпциг, где преподает зоологию в гимназии. Он публикуется в журнале «Родина» и «Беседка» и активно участвует в создании немецкого орнитологического общества. Издает трехтомное сочинение «Африканские путевые заметки». Благодаря финансовой помощи издателя журнала «Беседка», отправляется в экспедиционные поездки в Испанию, Скандинавию, Эфиопию, Сибирь, и везде его прежде всего интересует жизнь животных.

По возвращении Брем поделился желанием написать многотомную иллюстрированную книгу об увиденном с издателем Германом Майером. Его идея была с восторгом принята. Своеобразная речь, сочность стиля и возможность сопровождать рассказы множеством иллюстраций, изображающих животных в их естественной среде обитания, сделали книгу Брема интересной самой разнообразной публике. В то время многие поэты и писатели отмечали, что книга А.Брема «Жизнь животных» оказала на читателей поразительное влияние, сохранив в эпоху отмежевания человека от природы стремление понять смысл всего живого, что окружает нас. Когда в середине XIX века целые регионы Европы стали превращаться в серый индустриальный ландшафт, А.Брем в это время показал, что есть на свете многое другое, более прекрасное, вдохновляющее и воодушевляющее, но не так, как достижения технического прогресса: станки и фабричные трубы.

В сочинениях Брема ощущается дух эволюционного учения Ч.Дарвина, книга которого «Происхождение видов путем естественного отбора» вышла в свет за пять лет до начала публикации «Жизнь животных». Брем писал: «Человек по строению своего тела в глазах естествоиспытателей не что иное, как млекопитающее, ни больше и не меньше, и даже тот, кто не имеет специальных знаний в области зоологии и не очень внимателен в своих наблюдениях, просто должен признать, что между орангутангом и человеком больше сходства, чем между обезьянами и, скажем, коровами и лошадьми».

«ОТЕЦ ЖИВОТНЫХ»

Интересные параллели можно провести в жизни «отца животных», как называли Брема, и «отца эволюционной теории Дарвина».

Отец Брема, как и дед Дарвина, был выдающимся естествоиспытателем. Брем, не имея диплома, будучи 18-летним юношей, отправляется в продолжительную пятилетнюю экспедицию в Египет и Судан. Ч.Дарвин, защитив диплом в области теологии, в возрасте 22 лет также на пять лет отправляется в кругосветное плавание на исследовательском судне «Бигль». И Брем, и Дарвин женятся на своих кузинах. Брак и той, и другой пары был счастливым. Правда, Ч.Дарвин был лучше обеспечен материально и добился больших успехов в науке.

Брем же вынужден был постоянно думать о заработке. При этом он отличался вздорным характером, был неуживчив и высокомерен. И разругавшись сначала с владельцами гамбургского зоопарка, где он занимал пост директора, а потом и с владельцами берлинского аквариума, который он, кстати, сам основал и в котором тоже был директором, Брем был вынужден кормить семью исключительно писательским трудом. Его бесспорно замечательная научная работа меркла по сравнению с его сочинениями, которые принесли ему всемирную славу. Но след в зоологии Брем оставил немалый. Многие зоологи, ставшие впоследствии знаменитыми, утверждают, что выбрали профессию под влиянием сочинений Брема, которыми зачитывались в детстве. «Еще школьником я мечтал иметь дома все тома сочинений «Жизни животных» Брема», - вспоминал профессор Б.Гржимек.

«Отец животных» Альфред Брем был первым, кто начал предостерегать от биологического обнищания нашей планеты. Он с болью писал об исчезновении видов животных в Западной Европе. Кое-кто из современных зоологов, относящихся к естествознанию как к точной науке, может, и считает, что произведения Брема безнадежно устарели. Но, наверное, все мы многое бы потеряли, отказавшись от чтения его книг, которые учат любви ко всему живому и восхищению богатством окружающего нас мира живой природы.

Константин Горб 18 апреля 2001 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑